творческий портал




Авторы >> А.П.ЧЕРФАС


Кнут и пряник

КНУТ И ПРЯНИК

ПРЯНИК

Когда семь лет назад он сделал мне предложение, надев на мой палец кольцо с чудесным розовым камнем, я была на седьмом небе от счастья. Я запрыгнула на него, обвив его ногами, и целовала его лицо, а он крутил меня в безумном танце, и кричал:

 — Ты согласна! Неужели, ты согласна! О, боги, как же я счастлив! Я самый счастливый мужчина на свете! Я самый счастливый на свете муж!

 — Я самая счастливая на свете жена!— вторила я ему. Мы целовались, сжимая друг друга в объятиях, и были самыми счастливыми на свете.

О, как красива была наша свадьба. Венчание в церкви, с непременными ароматами тающего воска и ладана, ангельскими псалмами, и золотым сиянием икон. Дворец бракосочетаний, по-весеннему тепло встретивший нас ласковым голосом скрипок и слепящими вспышками фотоаппаратов. Мы были так красивы – я в своём огромном обжигающе белом платье, и он, как всегда строгий и подтянутый, будто офицер на параде. Весёлые лица наших друзей, смеющихся и шутящих, но не меньше чем мы сами волнующихся в этот чудесный день. Счастливые глаза наших родителей, бабушек, дедушек. Стол в большом банкетном зале, тосты, шутки тамады, мамины слёзы, танцы, танцы, танцы. И конечно, цветы. Сотни цветов сплетающихся в один большущий букет. Букет ощущений, огня и страстей нашей первой ночи.

Я смеюсь, вспоминая его смешное, мятое лицо по утру. Он казался таким беззащитным, будто мишка по весне вылез из берлоги,

затекли у нё во сне, руки все и ноги.

Вышел, щурится вокруг – солнце глазки слепит.

И бурчит себе под нос некий детский лепет.

Ах, он и вправду казался мягкой игрушкой, его так хотелось прижать к себе и греться его нескончаемым теплом. Я погладила его по голове, и он улыбнулся. У него такая красивая улыбка. Когда он улыбается, его строгое лицо сразу же утрачивает всю свою строгость, и будто преображается. Он так красив:

эти тёмно-русые кудряшки, ширококрылый нос

глаз две чёрные глубокие блестяшки, подбородка острый скос.

Ах, какое у меня сегодня лирическое настроение. Семь лет со дня нашей свадьбы. Семь – наше любимое число. Я буду ждать его с работы, готовить его любимый пирог, и мясо, и вино, и всё именно так как он любит. Всё для того, что бы поужинав, и отметив нашу счастливую дату, он пригласил меня на танец и шепнул:

 — Ты лучшая жена на свете.

А потом мы будем долго целоваться, и проведём чудесную ночь. Такую же чудесную как семь лет назад, и как сотни других наших брачных ночей проведённых в любви. Любви неугасающей, как и все настоящие чувства. И вновь проснёмся вместе. И я улыбаясь поглажу его по голове, и он улыбнётся.

Я вновь засмеялась, припомнив то, первое утро. Он улыбнулся и не открывая глаз шепнул:

 — Доброе утро, жена.

 — Доброе утро, любимый.

 — Мы вчера были такие пьяные с тобой, что даже поженились. Ты помнишь?

Ах, эти его милые шутки. Я улыбнулась и, так же шутя, легонько, стукнула его ладошкой:

 — Я принесу тебе воды. А может водки?

 — О, нет,— он морщится не открывая глаз.— Нет, только не сейчас.

Я ступила на тёплый ковёр босыми ногами и направилась в кухню, опустив голову, и разглядывая своё тело под тонким шёлком ночной рубашки. Я набрала воды. Полный стакан холодной воды. И глядя как вздымается моя прекрасная грудь прошла обратно в спальню. Он лежал раскрывшись, красивый и голый. Я, возбуждённая самосозерцанием и видом его нагого тела, ощутила такое сильнейшее чувство, что моё тело начало изливаться соком и затряслось от желания. И я выронила стакан. Он упал на кровать, и окатил его холодной водой.

 — Ой!— я закрыла рот рукой. Он вскочил.

 — Извини,— шепнула я и бросилась к нему готовая вытереть его языком, и согреть. Им же.

Но видно его игривое настроение не прошло после душа. Он отстранил меня, смахнул капли руками, и сняв со стула ремень прорычал.

 — Ну всё, пора заняться твоим воспитанием.

«Ах какой он шалун»— подумала я тогда.

Подумала я, ТОГДА…

Ах, звонок! Вот и он.

Я снимаю передник, зажигаю свечи, и бегу в прихожую. Смотрюсь в зеркало – всё превосходно. И открываю дверь. Он протягивает мне букет чудесных алых роз. Целует меня, и шепчет:

 — С праздником.

 — И тебя, милый,— целую я его в ответ.— Скорее мой руки, и проходи к столу, всё уже ждёт.

Я иду на кухню, но не сажусь, жду его. Он входит через две минуты и с восхищением оглядывает мою работу.

 — Какая ты у меня умница,— шепчет он.— Это просто чудесно. А теперь закрой глаза, у меня для тебя тоже есть подарок.

Я закрываю глаза, и с нетерпением жду, что же будет. Он обходит меня, обнимает, целует мне шею, и я чувствую как по коже, вместе с его пальцами скользит тёплый гладкий металл. Я открываю глаза, и поворачиваюсь к зеркалу. И гляжу на себя не в силах оторвать глаз.

 — Нравиться?— шепчет он мне на ухо.

 — Это просто чудесно. Просто великолепно,— говорю я. «Каких же огромных денег стоит это колье»— думаю я. Но в слух не говорю. Он отучил меня от этого.

Я поворачиваюсь к нему, и целую его в губы.

 — Спасибо.

 — Ну и отлично!— улыбается он.— А теперь, давай же скорее что-нибудь съедим.

Он садится за стол. Я подаю блюда, он разливает вино. Свечи освещают наш маленький семейный праздник, разгоняя будничный мрак, и сея спокойный домашний уют. Пляшущие тени на стене создают атмосферу интима и тайны. Мы будто одни в этом мире. Нам больше не нужен ни кто.

Он хвалит меня – ты такая молодец, всё так вкусно. Ты самая лучшая жена на свете.

Затем он встаёт, и приклонив колено приглашает меня на танец. Мы кружимся в вальсе, поднимаясь всё выше и выше.

Я почти плачу от нахлынувших чувств. Я счастлива.

 — Ты самая лучшая жена на свете,— повторяет он.

 — Ну конечно же,— шепчу я сквозь слёзы.— Ведь это ты такой меня сделал. Ты так меня воспитал. У лучшего мужа на свете, лучшая в мире жена.

 — Не плачь,— шепчет он мне.— Ещё не время слёз.

Музыка заканчивается, и он отпускает меня. Я, всё ещё кружась в вальсе, на седьмом небе, и не в силах остановится, случайно задеваю рукой стоящую на столе вазу с кроваво-красным соусом «Беслан». Я слышу как ваза летит вниз и открываю глаза. Я вижу как соус разлетается по всему полу. Он глядя на свои, ставшие вмиг кроваво-красными, брюки начинает тянуться к ремню. Он поднимает на меня глаза. Я столбенею.

 — А вот, и время слёз,— хрипит он, и выдёргивает ремень…

КНУТ

Я вспоминаю…

Первый удар хлёсткий будто проводом пришёлся мне по лицу. Щёки обожгло, перед глазами появились яркие узоры, будто ресницы, став вмиг сотнями острых игл вонзились мне в глаза. Нос перестал дышать. Я открыла рот, пытаясь вздохнуть, и закрыла лицо руками.

Его сильный, тяжёлый кулак, опустился мне под ребро.

Я было уж согнулась пополам, но тут летит испачканный башмак…

«Ах, надо же, у меня всё ещё лирическое настроение»— подумала я, падая на пол, и теряя сознание…

Я лежала в полной темноте. Видимо на глазах была какая-то повязка. Всё моё тело ныло, а лицо горело огнём.

Я прислушалась, он был рядом. Как и всегда после наказания. Я слышала как он сидит рядом со мной шелестя книжными страницами.

Лицо жутко жгло, но это ерунда. До следующей годовщины заживёт.

Ах, ну почему я всегда забываю о правилах приличия именно в такие моменты. Как только поднимаюсь на седьмое небо, так, обязательно опускаюсь на какой-нибудь стакан, или вазу. И как он меня только терпит. Ведь я и его наказываю, а не только себя.

 — Как ты, любимая?— он положил свою тёплую, сильную ладонь на мою руку.

 — Се наально,— прошептала я удивляясь неестественному звучанию собственного голоса.

 — Ну и отлично,— сказал он, и поцеловал меня в щёку.— Тебе надо поспать. Я тебя люблю милая.

 — Иа тиа тоэ,— ответила я.

 — Ты лучшая жена на свете,— сказал он, укладываясь рядом, и обнимая меня, гладя по плечу.

Я прижалась к нему.

«У лучшего мужа на свете лучшая в мире жена»— подумала я, и попыталась улыбнуться…




От автора: Прошу не принимать всерьёз


© А.П.ЧЕРФАС, 2006

Опубликовано 08.12.2006. Просмотров: 557.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества