творческий портал




Авторы >> Елисей


Видящие ангелов (продолжение3)
(из цикла «Видящие ангелов»)

Может еще и поэтому, я испытал такое восхищение и от самого здания и от людей, с которыми познакомился в новом для себя мире. Это была школа со всеми правилами полноценной средней школы. Она даже считалась престижной и многие родители, которые жили в этом районе, старались устроить сюда своих детей.

Я очень хорошо запомнил свой первый урок. Нам рассказывали об Елисее. На перемене ко мне подошла девочка, с которой нас посадили за одну парту: «Меня зовут Марина, я знаю, что тебя Саша. Я в воскресенье приглашаю своих друзей в гости. Ты тоже можешь придти».

Тогда я и предположить не мог, что на дне рождения у Марины (она не сказала, что приглашает меня на день рождения, чтобы я не беспокоился о подарке) я впервые соприкоснусь с тайным.

О чем я еще не знал в тот вечер так это то, что на день рождения каждый должен был нарядиться персонажем из Ветхого Завета. Мне открыл дверь мальчик из нашего класса, наряженный в одежду, как я узнал от него, стражника времен царя Соломона. Я вошел в комнату и увидел Марину. Она, как и все, нарядились в одежду времен Ветхого Завета…

«Ты Дева Мария?».

«Почему ты так решил?».

«Похожа!».

«Мне приятно, что ты считаешь меня похожей на Марию, но она из Нового Завета, а мы сегодня договорились разыграть сцену из жизни Елисея. Читал?».

«Да, но только Библию для детей».

«Тоже мне ученик Библейской школы. Ну ладно. Все равно представляешь, кто такой Елисей».

«Да. Пророк и ученик Илии» — мне стало неприятно, что Марина посмеивалась надо мной. Мне она сразу же понравилась. Уже тогда я был почти влюблен в нее. Надо обязательно начать читать Библию.

«Молодец, хоть что-то знаешь. Пойдем, я буду тебя со всеми знакомить. Пацан, который открыл тебе дверь – Сашка. Он нарядился пятидесятником. Ну, это тот, который просил Илию спуститься с горы. Помнишь?».

«Третий? Который на коленях умолял Илию?».

«Да! Ты и это знаешь? По-моему этого нет в детской Библии».

«Это мне рассказывали».

«Кто? Бабушка?».

«Бабушка. А ты откуда…».

Она снова надо мной смеялась. Самое ужасное, что мне это и правда бабушка рассказывала и Библию я знаю только по картинкам в детской книжке. Мне захотелось уйти домой.

«…Я с бабушкой жил до интерната. У меня больше никого нет».

«Ну, извини. Я не знала. Пойдем, я тебя со всеми познакомлю. Нас тут двенадцать человек. Получилось случайно, но столько же, сколько у Христа было учеников. Мы раз в неделю собираемся и разыгрываем сцены из Библии».

«Играете как в театре?».

«Не совсем. Просто читаем отрывок и тут же разыгрываем».

«А сегодня у вас что?».

«Смотри» — Марина взяла в руки Библию — «вот это место. Елисей и самаритянка»  — она показала мне небольшой отрывок: « Можно прочесть. Кстати с этого и начнешь читать Библию»— Марина тогда второй раз мне показала, что может читать мои мысли, но я на это даже не обратил внимание.

«Прочитал?».

«Да здорово. Елисей действительно великий пророк. А он мне всегда казался каким-то сказочным персонажем. У Пушкина в « Сказке о царе Солтане» — цесаревич Елисей. Мне кажется, Александр Сергеевич неспроста такое имя придумал».

« Ты будешь изображать Елисея!».

«Я? Почему я?».

«Ты новенький в нашем классе. Если Елисеем будет кто-нибудь из наших, то другие обидятся. Вот мы и решили выбрать тебя. Вроде бы и свой, и в то же время со стороны».

« Ты меня, поэтому пригласила?».

«Поэтому» — Марина смотрела мне прямо в глаза, не отрывая взгляда: «Не обиделся?».

«Нет» — я не мог даже предположить, что она-то знает, о чем я сейчас думаю…

Это было то место из Библии, когда Елисей воскрешает сына самаритянки. Все должно было происходить в комнате Елисея, которую богатая женщина построила для него в своем доме. Для этого мы выбрали спальню родителей Марины. Там стояла большая кровать, а как говорится в Библии – мальчика положили на кровать Елисея, и после того, как Езекия не смог его воскресить Елисею пришлось самому придти и сделать то, что не смог сделать его слуга. Он вошел в комнату, распростерся над телом мальчика и воскресил его.

Вот это все с детской непосредственностью мы принялись разыгрывать. Первым делом соорудили красивый балдахин над кроватью из портьер, которые сняли в этой же комнате. Одежду сделали из простыней. Для Елисея нашли темно – синие шелковые, а для себя Марина подобрала красивое красное платье своей мамы, которое она так ловко подвязала, что оно не казалось ей большим и напоминало греческую тунику. Остальных облачили во все белое.

Долго решали, кто будет играть мальчика, никто не хотел изображать умершего, и решили, вместо ребенка положить огромного медведя – любимую игрушку Марины.

Попробовали разыграть сцену, но у нас ничего не получилось. Была только одна Библия на всех. Мы пробовали по ней читать по очереди, но оказалось, что там идет только описание произошедшего, и надо самим придумывать, кто и что должен говорить.

Если бы мы были, хотя бы чуточку взрослее, мы бы восприняли это как серьезную проблему. Может быть, даже начали писать сценарий. Но нам тогда было по семь лет. Просто детскую игру в дочки-матери, где были папа, мама, дети, мы заменили игрой, где были Бог, Великий Пророк, присутствие силы Божьей, чудеса …

Мы даже не понимали, что слова Иисуса о том, что надо уподобиться малым детям обретут силу во время игры. Но произошло что-то тайное, не подвластное разуму человека …

Я, в роли пророка Елисея, склонился над игрушечным медведем, изображающим умершего мальчика. Со строгостью в голосе, порожденной восторгом от того, что меня приняли в такую интересную игру, и страхом от того, что не справлюсь с ролью Елисея, да и вовсе на него не похож, а меня выбрали его изображать, меня, которого здесь толком никто не знает, а Елисей в этой игре самый главный, произнес то, что запомнил из отрывка, который мне перед этим дали прочитать, своими словами так, как я это запомнил: «Дух Пророка Илии да прибудет на мне и умножится дважды» — что-то затрещало, наверное, наш балдахин, и я почувствовал, что какая-то сила вошла в меня. Марина потом рассказывала, что меня словно накрыло куполом света. Свечение продолжалось не менее минуты. Затем я заговорил на языках. Через несколько минут все, кто был в комнате, говорили на языках. На нас сошел Дух Святой. Марина тут же стала переводить то, что говорил я.

Мне много раз потом пересказывали мое пророчество, оно даже опубликовано в книге одного известного телевизионного проповедника: « Я говорю с вами через Пророка Елисея. Александр наделен Божьим Даром. Он является одним из трёх. В Великой Битве, когда сатана будет повержен, благодаря тому, что трое воссоединились, Дар Воина, который великий, издревле славный народ, передал женщине, будет дан Царю царей. Александру суждено быть до последнего времени пророком Елисеем …».

Я и Марина замолчали одновременно. Несколько минут никто не мог произнести ни слова …

Предсказание, что я стану пророком, незадолго до того, как я пошел в школу, было сделано также умирающей женщиной и священником, пришедшим её исповедовать. Тогда меня всё это сильно напугало…

…Второе мое появление в офисе началось с неприятного известия. Пропал охранник. Вот уже трое суток его нигде не могли найти. Пропал он при очень странных обстоятельствах. Принял смену. Остался один в офисе на ночь, закрыл изнутри все двери, а утром оказалось, что он исчез.

Пришедшие на работу сотрудники офиса могли наблюдать, что перед входом стоит растерянный дневной охранник и наряд милиции. Внутрь смогли попасть только, когда через два часа после начала рабочего дня приехал хозяин. Он разрешил открыть дверь запасными ключами. Охранника нигде не было. Это был мой сменщик, который в первый мой рабочий день предупредил меня, что здесь в офисе по ночам творятся странные вещи…

…Три года еще выплачивать кредит за машину. Ольга за рулем вот уже почти два месяца, но никак не может привыкнуть к тому, что прежде чем выехать из гаража, необходимо прогреть двигатель. Тем более инжектор.

Полгода назад Ольга стала начальником отдела. Отдел по борьбе с проявлениями религиозного экстремизма. После защиты диплома, тема которого идентична с названием отдела, её вызвали в ФСБ…

В разгаре была предвыборная кампания в Госдуму, и на телевидении шел цикл передач о Гулаге, а, кроме того, прошел анонс о том, что её любимая актриса Чулпан Хамматова будет сниматься в фильме по роману Рыбакова «Дети Арбата». В детстве Ольга смотрела «Кортик» и продолжение — сериал название, которого она не помнит.

Поэтому, когда вызвали в ФСБ то, честно говоря, стало страшно. Жизнь предстала в виде бланка автобиографии, который заполняется в отделе кадров. Судимый – не судимый? Нет ли родственников за границей? И вспоминаешь поневоле, а не может ли тебе быть мучительно стыдно перед советской родиной за что-либо содеянное или не содеянное?

Итак, когда предложили возглавить вновь создаваемый отдел, то смешалось удивление и радость оттого, что не натворила никаких делишек и что не из-за этого тебя вызвали в контору, да и гордость – не всех приглашают работать на должность начальника отдела в такую организацию сразу после окончания ВУЗа.

Мимо здания ФСБ, бывшего КГБ Ольга проходила почти каждый день, когда училась в университете, и каждый раз ловила себя на мысли, что где-то в подвалах этого здания держали политзаключенных. Вспоминался французский фильм «Граф Монте-Кристо» с Жаном Морэ в главной роли и его камера, а особенно эпизод, когда он сделал потайной ход к аббату…

Она шла впервые в контору и испытывала чувства не из приятных. Сотрудник охраны, изучив её документы, куда-то перезвонил: «Вам на пятый этаж». Ольга нашла нужный кабинет, немного постояла, восстанавливая дыхание, и решительно постучала.

«Войдите».

Современная обстановка просторного кабинета контрастировала с казенным коридором и обшарпанной лестницей по которой она только что поднималась.

«Ольга Александровна?».

«Она самая» — интонация хозяина кабинета показалась вполне миролюбивой, и Ольга решила отвечать в слегка ироничном тоне.

«Вы уже догадались, почему вас вызвали?»  — хозяин кабинета сидел, низко склонив голову над какими-то бумагами, и поэтому Ольга не могла его как следует разглядеть.

«Понятия не имею».

«Разговор пойдет о вашей дипломной работе».

«Если вы читали введение, то я там специально делаю акцент на то, что не использую никаких секретных источников. Все материалы взяты из СМИ».

«Ольга, чтобы вас зря не мучать, прямо скажу. Мы хотим предложить вам работу. Начальником одного из отделов».

Ольга про себя тут же отметила: «А он, кажется, интересный мужчина. Какое у него звание? Не ниже майора. Судя по всему, он хозяин этого кабинета. А хозяин такого кабинета это уже как минимум полковник. Хорошо, что я на четвертом курсе не вышла замуж. А ведь было столько предложений».

«Итак, ваш ответ»?

«Обычно дают время, чтобы обдумать предложение. В Загсе, например, самое малое три месяца».

«У вас нет времени на обдумывание. Это не та организация, где долго уговаривают, да и не замужество вам здесь предлагают » — мужчина встал, и Ольга только сейчас смогла его разглядеть. Ему было далеко за шестьдесят.

«Извините. Конечно, я согласна. Кабинет — то у меня свой будет?».

«Извиняю. Это даже хорошо, что вы так с юмором все воспринимаете, а кабинет у вас свой будет».

«И всё-таки я бы хотела знать, чем я буду заниматься»?

«Работа, которую мы вам предлагаем дело серьезное. Мы два года за вами наблюдали».

«С тех пор как я занялась этой темой»?

«Да. И я знаю, как вы обстоятельно подходите к любому делу. Так что неделю даю вам на то, чтобы войти в курс дела. Я вас вызову, и вы представите мне план работы отдела. Мой помощник вам все объяснит. Пройдите вот в эту дверь».

Я вышла и оказалась в приемной. Оказывается из кабинета два выхода. Один сюда в приемную, другой прямо в коридор. Выходя, успела зацепить взглядом табличку. Начальник управления. Генерал – лейтенант Самсонов. Имя – отчество заметить не успела.

«Ольга Александровна! Я помощник Иосифа Иаковлевича. Должен показать вам ваше рабочее место и ввести вас в курс дела» — вот только сейчас до меня дошло насколько всё серьёзно. Человек в форме полковника произвел на меня гораздо большее впечатление, чем генерал – лейтенант в штатском.

« А если я не захочу здесь работать, вы меня домой отпустите»?

« Да мы просчитали и такую реакцию. Вы сейчас пройдете со мной в свой кабинет, и у вас будет время подумать».

Он взял меня под локоть, и мы спустились на третий этаж. Кабинетом оказалась небольшая комнатка. Здесь помещались два стола – один письменный, другой компьютерный и два стула. Почему-то вспомнилась Яковлева в роли Каменской.

«Меня зовут Александр Гаврилович. Я зам. начальника управления. Занимаюсь преступлениями, которые представляют угрозу государству не на материальном уровне, а на уровне идеи».

«Идеологический отдел в ЦК КПСС?».

«Нет, слава Богу. Именно на уровне идеи, а не идеологии. Надеюсь, вы – то понимаете разницу?».

«Понимаю. Только причем здесь я?».

«Религия».

«Религиозный фанатизм? Смертники?».

«Вера. Истинно верующие люди. Обладающие даром. Ведь насколько я понял, название темы вашей научной работы, это всего лишь прикрытие для успешной защиты дипломного пректа. На самом деле ваш научный интерес – именно люди наделенные даром. Вот и будете заниматься этим на практике».

«Зачем это ФСБ?».

«Объяснять долго. Есть данные, что ведутся работы по изучению этого феномена спецслужбами многих стран, таких как США, Англия, Израиль. А вы знаете, что они деньги зря платить, не станут».

«Ну конечно с таким же успехом можно изучать, предположим, талант писателя».

«Нет. Здесь другое. Вы будете заниматься исключительными случаями. Хотите посмотреть кассету. Вы учёный и вам будет очень интересно увидеть, как ваша научная гипотеза находит подтверждение на практике».

Полковник поставил в видеомагнитофон кассету, как Ольга впоследствии узнала, со служением американского проповедника Орала Робертса.

«Ольга обратите внимание, сейчас в зал на носилках внесут человека».

Действительно  — четверо мужчин пронесли носилки, подняв их над головой, чтобы можно было пройти по узкому проходу. Мужчины поставили их перед первым рядом под самой сценой.

На носилках лежало что-то накрытое белым покрывалом. Съемка велась, по— видимому, откуда–то с балкона так, что было видно происходящее и в первом ряду и на сцене.

Проповедник что-то произнес — проповедь шла на английском языке, и Ольга понимала только отдельные слова – зал встал и каждый из присутствующих на огромном стадионе вслух повторил слова молитвы.

На сцене появилось свечение. Орал Робертс стоял, словно был покрыт куполом рассеянного света.

Человек на носилках откинул покрывало, несколько минут посидел, потом встал и вышел из зала. Ни проповедник на сцене, ни молящиеся в зале, на это даже не обратили внимание.

Честно говоря, увиденное меня мало впечатлило. Обычные спецэффекты с лазером. С носилками вообще непонятно.

Полковник словно прочитал мои мысли: «В зале нет никаких электронных штучек. Человека, которого принесли на носилках, доставили сюда из другого штата. До этого он три дня пролежал в морге в морозильной камере. Коллеги из ФБР всё проверили — тут сомнений быть не может».

«Я знаю этот случай. Он описан в книге Кеннета Коупленда. В дипломе я даже делаю ссылку на эту книгу. Я когда об этом читала – у меня даже мороз по коже. А здесь все как-то обыденно. Мертвец встал и пошел. Не верится, даже мне специалисту, а что уж говорить о людях настроенных скептически. Произошло чудо на твоих глазах, а чего-то не хватает».

«Хорошего голливудского режиссера и соответствующего музыкального сопровождения».

«Точно. Хичкока. Раз чудо, то должна быть какая-нибудь шиза».

То, что я возглавляла отдел, было только на бумаге. Кроме меня здесь числился еще один человек — он делал все отчеты, вел документацию так, чтобы в любой момент можно было отчитаться перед начальством.

Я занималась, фактически, своей темой, которую начала разрабатывать еще в университетском дипломе.

Начальник управления генерал-лейтенант Иосиф Иаковлевич Самсонов так объяснил существование номинального подразделения в подчиненной ему структуре: «Вы и ваш отдел находитесь в состоянии анабиоза. Ваши клетки дремлют. Без источника света вы можете существовать в подобном состоянии сколь угодно долго. Дай вам Солнце, и вы начнете функционировать в полную мощь».

За последующие полгода работы я не зафиксировала в России ни одного случая каких-либо чудодейственных явлений. В Америке и некоторых других странах это происходило постоянно.

Конечно, я не раз задавала себе вопрос – как мою научную работу могут использовать спецслужбы? Вернее, как можно использовать людей наделенных, скажем, даром исцеления, или, как в случае с Оралом Робертсом, воскрешения?

Ответ пришел неожиданно. Трагедия в Беслане...

…Информация о том, что в одной из сельских церквей происходит исцеление людей, дошла до нас, как это ни странно, через отдел по расследованию убийств.

В церкви небольшого таежного поселка произошло убийство. Во время следствия выяснился факт, настороживший оперативников – молодой настоятель проводил успешные сеансы исцеления.

Информация дошла до меня, так как я делала запрос о подобных случаях. Иосиф Иаковлевич обрадовался как ребенок. Обычно сдержанный сейчас он возбужденно ходил по своему кабинету и эмоционально восклицал: «Наконец-то хоть что-то. После истории с Грабовым директор бюро каждый день требует результат. На него лично президент давит, а результата нет… Молодец девочка. Кто бы мог подумать, что искать надо в церкви. Наши попы это начисто отвергают. Никаких чудес без их команды. Почище отдела по идеологии в ЦК КПСС. Извините Ольга, но очень хочется ругаться матом, чего я себе не могу позволить сразу по трем причинам. Во-первых, в присутствии дамы. Во-вторых, должность не позволяет. В-третьих, потому-что старый еврей. Впрочем, как генерал-лейтенанту ФСБ, наверное, всё-таки можно. Ну, да ладно. Пошутить, конечно, повод есть, но надо работать.

Мы тебя включим в состав оперативной группы, расследующей убийство в этом поселке. Прекрасная возможность плотно общаться с отцом Анастасием».

… Итак, я отправилась в первую свою командировку. Давно уже заметила то, что будет успешной или неуспешной любая моя поездка определяется сразу же, когда я только еще начинаю упаковывать вещи. Если я собралась быстро, и нужные вещи сразу нашлись, то и поездка будет удачной. Если что-то идет не так – сумка не закрывается, не могу что-то найти, или вообще что-нибудь забуду, то соответственно, такая и дорога...

В этот раз не получалось буквально всё. Началось с того, что я не знала, как оформляется командировка. Зашла в бухгалтерию и столкнулась с хамством. Было до слёз обидно. Во-первых, я не ожидала, что такое возможно в стенах подобного учреждения, во-вторых, окончательно рухнули мои представления о том, что «совок» безвозвратно в прошлом.

Никаких тебе «крутых» машин, какие показывают в сериалах о сотрудниках ФСБ – банально отправилась на поезде.

На станции меня встречали: «Здравствуйте, Ольга Александровна. Меня зовут Вадим я участковый. Приказано доставить вас в Боголюбское».

«Здравствуйте. А ехать далеко? Не сломаемся по дороге?»— я недоверчиво взглянула на милицейский «Уазик».

«Всё может быть. Хотя дорога, по нашим меркам, не плохая. Дождей давно не было».

«Неплохая» дорога оказалась до предела разбитой грунтовкой. Все двадцать километров трясло так, что я легко смогла представить себя в центре подготовки космонавтов или кокого-нибудь подразделения спецназа.

Машина сломалась, как меня уведомил Вадим, в пяти километрах от пункта назначения. Оставив вещи в машине и молодого лейтенанта с гаечными ключами в руках под ней, я отправилась пешком. Участковый показал мне тропинку в лесу и ободрил, что так, напрямик, до селения не больше трех километров.

Было тепло, несмотря на то, что стояла вторая половина Октября. Весь месяц почти не было дождей, и идти по лесу в такую солнечную погоду было одно удовольствие.

Моё внимание привлекли две зверушки, играю



© Елисей, 2008

Опубликовано 24.09.2008. Просмотров: 588.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества