творческий портал




Авторы >> Елисей


Видящие ангелов (продолжение9)
(из цикла «Видящие ангелов»)

Глава 5. Самсонов крайне обеспокоен денйствиями Ольги. Он уговаривает Давыдова и в дальнейшем помогать ему. Давыдов уверен, что Ольга будет мстить Самсонову.

…Самсонов хватался за Петра, как за последнюю надежду. Он прекрасно знал, что никому не нужен. И не докажи он сейчас, что существует реальная угроза, которую может предотвратить только он, то его выгонят на пенсию и теперь уже окончательно.

Побег Ольги после того, как пришлось поднять «ОМОН» из области для её вызволения, привлёк внимание начальства. Ему пришлось врать, что он контролирует ситуацию, и побег был запланирован. Кроме того человек, который платил ему очень большие деньги, проявлял интерес ко всему, что касалось Ольги, и был очень недоволен тем, как разворачиваются события. Честно говоря, даже отставку Самсонов готов был пережить, но не потерю огромной суммы.

Кто мог предположить, что эта девчонка «синий чулок», для которой, казалось бы, кроме науки ничего не существует, окажется прекрасно подготовленным бойцом.

Сегодня позвонил Давыдов и сообщил, как Ольга проявила себя. Она начала действовать и, причем, весьма успешно. Впрочем, старый сыщик уже в Москве, и Иосиф Иаковлевич с нетерпением ждал, когда он явится к нему в кабинет. Тот не заставил себя ждать.

«Иаковлевич, я же тебя сразу предупредил, что у тебя будут проблемы с этой девчонкой. Что ты меня среди ночи притащил сюда. Дай отдохнуть с дороги. Или случилось что?».

«Да. Начальству доложили. Она сорвала местным, какую то операцию. Два года работали по внедрению агентов. Ребята работали под киллеров. Она их обезвредила. Причём одного ранила. Плюс участковый милиционер».

«Это не тот, который деревенский наркобарон?».

« Тот самый».

«Всё правильно. Он её выкрал и не подоспей твой спецназ – пустил бы по кругу. Она отомстила. Живым ведь оставила».

«А кто следующий? Я? Как я понял – мне она тоже собирается мстить. Ей же сейчас не объяснишь, что я хотел её подставить, но не так».

«Вот. Вот. Хотел как лучше, получилось как всегда».

«Тебе весело, а что я начальству буду докладывать? Я им уже сообщил, что это мой спецагент. Всё делает по плану. Киллеры – случайность. А если она в Москву заявится?».

«Во-первых, с каких это пор тебя стало беспокоить, что доложить начальству? Колись – что-то здесь не так. А во-вторых, чтобы попасть в Москву ей надо для начала из области выбраться. А я, так думаю, что это ей сейчас нелегко сделать. Так что время есть. А вообще, ты сам во всём виноват».

«В чём это – во всём? Говори яснее».

«Ну, хотя бы в том, что так до конца и не ввел меня в курс дела. Для чего ты её туда отправил? Ведь ты знал, что там сойдутся спецслужбы нескольких стран. Я старый сыскарь и поверь мне, твоим сказкам о служебном рвении не очень то верю».

«Мне нужен был конкретный человек. Вернее его присутствие там. А заманить его можно было только одним способом. Там должна была оказаться Ольга Ильина».

«Я понял. Он жив».

«Да. Он даже пошёл на контакт с нашими агентами в больнице. Ещё бы немного и мы бы его взяли, но всё испортил её побег из больницы. Самое страшное, если он её нашел и всё рассказал».

«Тебе сейчас, и вправду, не позавидуешь».

«Петя, помоги мне её вычислить, а. Ты же гений сыска».

«Сначала напортачит, а потом Петя помоги».

«Ты же знаешь, я в долгу не останусь».

«Да ладно. Знаю уж. Тут ведь не просто жулика беглого ловим. Девчонка одна из лучших. Диверсант – разведчик. Элитное подразделение. Тут нужен человек, который её всему этому обучил, или хотя бы специалист такого же уровня. Но риск огромный. Если эта троица сойдётся. Тот, кого ты ищешь, она и её инструктор. В этом случае их не остановить! Хотя, кто знает, как всё обернётся…»

Глава 6. Дпавыдов и Самсонов решают доставить в Россию Сергея – человека, который подготовил Ольгу как бойца.

…Серёга уволился из армии сразу же, как только взяли Грозный. Увидел в морозилке тела ребят, погибших при штурме Дома Правительства в первую Чеченскую, и стало легче. После опознания их похоронят. Снял с души тяжесть.

Промучившись несколько лет, в поисках достойной работы, уехал в Германию. Выступал в боях без правил и, выиграв престижный турнир, открыл школу выживания. Дело оказалось перспективным и прибыльным.

Другая жизнь, другой человек. За два года благодаря бригаде, которую сколотил Серёга из бывших бойцов спецназа, он подмял под себя российский криминал в Германии.

Решающим фактором стала разработанная и блестяще проведённая Серёгой операция по уничтожению прибалтийских авторитетов. Они тогда здесь всё контролировали.

Ему доложили о крупной воровской сходке, где должен был произойти очередной передел сфер влияния. Собрались под Калининградом в старинном особняке – крепости. Тема была сложной, поэтому прибыли все с усиленной охраной.

В крепости словно готовились к осаде. Повсюду люди с автоматами наизготовку. Никто друг другу не доверяет. В любой момент могут начать стрелять.

Встречу проводили прямо во дворе замка. Народу столько, что ни один зал не вместит, да ещё никто не хочет отпускать далеко от себя охрану.

Наконец авторитеты уселись за стол, и тут Серёга, которого удалось устроить личным телохранителем к одному из лидеров, выстрелом в голову убивает своего шефа. Все начинают беспорядочно палить друг в друга.

В итоге в живых остается только тридцать человек. Бригада Серёги в полном составе. Никто даже не ранен. Он их месяц тренировал на ведение боя в палящей друг в друга толпе. Да, в общем, это было и не трудно. Он просто вербовал охранников тех людей, которые должны были участвовать в сходке. С людьми, которые, как и он, прошли войну, договориться можно было с полуслова. Боевым офицерам претило работать на криминал, но кроме как в охране воров работу найти было для них почти невозможно. Так и сформировалась бригада в тридцать человек – ровно взвод. Серёгу, не сговариваясь, стали звать «Взводный».

Первый год убивали особенно много. Никто не хотел уступать такой кусок пирога, как Германия. Здесь ещё никогда не было единоличного лидера. А Взводный признавал только единоначалие. Командовать может только один. Иначе армия обречена на поражение. В итоге его признали все, кто не был уничтожен. Даже немецкая полиция. Они его звали по-своему. Русский партизан. За эффективность действий и неуязвимость.

Взводный уже через три года стал безусловным криминальным авторитетом в Германии. Теперь он контролировал все важнейшие сферы бизнеса, которыми занимались эмигранты из бывшего СССР.

Наступил момент, когда ему никому ничего больше не надо было доказывать.

Его признали и платили просто за один факт существования. Есть Взводный, которому всё подчинено и которого все боятся и это обеспечивает порядок. Главное, что нет беспредела, а есть правила игры и они всех устраивают.

Серёга от сытой и спокойной жизни начал спиваться. Он много играл в казино. Проигрывал, но никогда не проигрывался. Ему списывали все долги. Хозяин казино, в конце концов, приспособился, и стал подсаживать к нему своих игроков, чтобы деньги не уходили на сторону.

Взводный чувствовал, что его авторитет становится формальным. Но в такой ситуации не знал, что он должен делать. Пока шла война за власть, он просчитывал ситуацию на несколько ходов вперёд. В первые годы, когда его только что признали, у него ещё оставались явные враги, и он знал, как с ними разобраться. Сейчас же ему никто не угрожал. Система отлажена и всех устраивает. Но, почему-то он никогда не боялся за свою жизнь так, как сейчас. Он боялся себя. Устал от сытой жизни.

Поэтому, когда ребята из группы захвата спецназа ГРУ выкрали его из туалета казино он, не оказывая сопротивления, притворившись мертвецки пьяным, совершенно спокойно фиксировал про себя ошибки, которые они совершили при его захвате. Он соскучился по боевым операциям и позволил погрузить себя в самолёт. Он радовался, с каким профессионализмом действуют парни, и был горд — свои, российские, родные. Значит, нужен на Родине ещё кому-то спецназ.

Глава 7. Ольга просит Наталью помочь добраться до Москвы. Железнодорожники соглашаются помочь ей.

… Не прошло и десяти минут, а я уже была в хибарке. Кстати, хозяйку, кажется, зовут Наташа.

«Наташа» — я вошла в комнату, но в доме никого не было. Я ей оставила деньги на водку и по моим расчетам она должна была сейчас напиться и спать. Ах да. Я же не взяла в расчет, что она может пить с собутыльниками. Тогда скоро заявится, тех денег, что я ей оставила на большую компанию не хватит.

Я пожарила себе картошки. Поставила чайник. Не успел он закипеть, как ввалилась хозяйка. Похоже, успела с кем-то подраться.

«Всякую хрень похмелять» — она достала из-под куртки недопитую бутылку водки: «Будешь?».

«Пятьдесят грамм. У меня сегодня ещё дела. Наташь, а ты сможешь меня в Москву переправить? Ты же, кажется, на железной дороге работала. Меня ищут. Просто так не уехать».

«А я сразу догадалась, что ты та самая, которую вся братва ищет. Говорят, ты у них денег хапнула. Вроде даже грохнула кого-то».

« Ты никому про меня?».

«Нет. Не боись. Ты ж видела, как меня с утра трясло. Спасибо тебе похмелила – жизнь спасла. Я и успела только два пузыря взять. Один пришлось за долги отдать. А второй вот, из горла у магазина глотнула и домой. Со своим бывшим по дороге встретилась. Поговорила о своём. О тебе я и не вспомнила. Ну, в том смысле, чтобы кому-нибудь…».

«Вот и отлично. Можешь договориться, чтобы меня спрятали в поезде до Москвы?».

«Нет. До самой Москвы нельзя. Там так шмоняют – всё находят. Наши бандиты и с московскими повязаны. Все поезда отсюда обязательно обшмоняют. Тут большие деньги нужны».

«У меня есть деньги».

«Сейчас я на станцию соседского пацана пошлю. Подойдут люди – поговорим. А ты мне дай на бутылку. Я в магазин сбегаю».

«Пацана попроси купить. Догадаются. Часто в магазин бегаешь. Откуда у тебя деньги».

«Пацана за водкой нельзя, сам пропьёт. А насчёт денег не догадаются. Я своему бывшему уже сказала, что дочь прислала. Она у меня в городе. У неё уже пять точек. Кстати, в Москву за товаром постоянно мотается, но это не вариант. До дочери ещё добраться надо».

Чтобы не томиться в ожидании Ольга прибралась в хибаре, наварила огромную кастрюлю щей, нажарила картошки с курицей. Вечером пришли два мужика в рабочей одежде путейцев.

Для начала хорошо выпили. Поели. Потом внимательно выслушали Ольгу.

«Значит так. Дело опасное. Ты уедешь, а нам тут жить. Мы тебе поможем, но денег надо, чтобы хватило на новую «Ниву».

«Хорошо. Я готова заплатить десять тысяч долларов. Это почти триста тысяч в рублях. Но у меня должны быть гарантии, что я доберусь до Москвы».

«До Москвы доберешься на электричке. В электричке тебя никто искать не будет. А уж до места, откуда электричка до Москвы идёт, мы тебя доставим…».

Глава 8. Самсонов считает, что ему удалось завербовать Сергея.

…Серёга сидел в кабинете Самсонова и матерился про себя: «Знал бы, что в такую шарагу попаду, хрен бы они меня взяли. Думал ГРУ люди серьёзные, а тут…»

Но в чём действительно был мастер Иосиф Иаковлевич, то это вербовка. Старая гэбэшная закалка. Практика. Его конёк именно такие отчаянные, боевые офицеры. Их вербовать довольно просто. Особая методика существует.

«Не думайте о нас плохо Сергей Константинович. Мы хотим за помощью к вам обратиться».

«За помощью? Думаю, это вам будет дорого стоить».

«Конечно же, но дело собственно в том, что надо помочь человеку, который вам достаточно дорог. Так что даже не знаю, кто в этом больше заинтересован. Мы или вы».

Через час Сергея увели в камеру. Иосиф Иаковлевич, потирая руки, вышел в комнату отдыха, где его всё это время ждал Давыдов.

«Слышал разговор?».

«Слышал, но что-то уж больно легко он согласился».

«Практика Петр Соломонович, практика. Я когда вербую, то людей чувствую. Понимаешь – моё это. Дар. От природы. Эх, сейчас бы ещё прежние возможности. Помнишь, как это при Юрии Владимировиче было?».

«Ты бы ещё Лаврентия Павловича вспомнил».

«А что… да ну тебя. Давай лучше обмозгуем, как нам его использовать».

«Ты лучше подумай, что ты будешь делать с ним и Ольгой, если мы её возьмём».

«А кто тебе сказал, что она мне нужна живой. Да и он тоже. Есть такая фишка – играть против двух чемпионов по шахматам».

«Это когда они между собой играют?».

«Да. Надо только сделать, чтобы каждый из них захотел уничтожить другого. А мы их подстрахуем…»

Глава 9. Ольга в вагоне для перевозки заключённых добирается до Подмосковья. Лейтенант предупреждает её, что она в розыске.

…Ночью один из рабочих, с которыми Ольга накануне договаривалась, зашел за ней в хибару Наташи.

Они долго шли по путям, без конца перелезая под вагонами. Наконец подошли к составу, который охраняли вооруженные солдаты с собаками.

«Постой здесь. Сейчас человека приведу».

Через некоторое время он вернулся с подполковником внутренних войск. Тот оценивающе осмотрел Ольгу. Потом коротко, по-военному, произнес, словно отдавая приказ: «Тридцать тысяч!» — у Ольги едва не вырвался вопрос: «Рублей?». Знал бы подполковник, как он мог легко заработать себе на квартирку. Идея прятаться в вагоне с зеками показалась Ольге настолько блестящей, что она легко бы отдала за неё тридцать тонн зелёных. С другой стороны такая щедрость могла оказаться для неё опасной.

«Хорошо. Я заплачу».

«Значит так. Деньги отдашь, когда доставят тебя на место, а то по дороге всё равно пропьют. Оружие есть?».

«Ольга показала пистолет».

«Давай сюда. На, возьми табельный. Мы тебя в отдельную клетку закроем, но всё равно, если жулики прознают, то из кожи вон вылезут, но постараются тебя трахнуть. Если что, то стреляй по ногам, потом оформим как попытку побега. Но мой тебе совет – проспи два дня. Чтобы тебя не видно, не слышно было. Деньги отдашь прапорщику. Начальнику вашего вагона, а то меня больше не увидишь».

Подполковник подозвал лейтенанта, который стоял у входа в вагон.

«Проводи девушку в «девяточку». Пусть её закроют до погрузки. Да ещё – не забудьте пайку офицерскую и вовремя. Два матраца, постельное бельё и одеяло. И там, чтобы лишнего не болтали. Проверю, если что, голову оторву. Иванычу, проводнику, передай – пусть не надеется, что я в запое. Сам поубиваю всех на хрен».

Подполковник развернулся, и пошёл к вокзалу, на ходу махнув рукой Ольге: «Счастливо добраться».

Молодой лейтенантик с любопытством смотрел на меня и улыбался: «Пойдёмте, я вас провожу. Я здесь недавно, но пассажиров уже возил. Правда, такую красивую, в первый раз».

«Лейтенант вы слышали, что подполковник сказал? Лишнего не болтать. Кстати, кто он?».

«Начальник пересылки».

« Вот видишь. Уже проболтался».

Лейтенант заулыбался ещё шире: «А вы весёлая».

«Жениться тебе надо».

«Девяточка» оказалась небольшой клеткой, обнесенной решеткой из арматуры. Как мне потом объяснили – купе для особо опасных. Здесь часто возили тех, кого приговорили к расстрелу.

В этом моём купе можно было только лежать или, откинув полку, шагать взад вперёд, делая по три шажка, от чего начинала кружиться голова.

Я последовала совету подполковника и, поблагодарив его за предусмотрительность, занавесив дверь одним из одеял, завалилась спать.

Проваляться два дня на шконке, даже на двух матрасах, оказалось не таким – то приятным занятием. Отвлекалась я только на походы в туалет и еду.

Заключённых, как поняла Ольга, водили в туалет по четыре раза в день, поэтому её камеру каждый раз закрывали. Для её же безопасности. Наконец, ей это надоело, и она попросила конвоиров: «Да закройте вы меня совсем, когда захочу в туалет, то постучу по решётке».

Её камера находилась в конце малого коридора, рядом с купе начальника караула. В этом малом коридоре было только ещё купе караула. Так что, когда она ходила в туалет, то никто из заключённых её не видел.

Опасения у неё вызвал Иваныч – проводник и повар по совместительству. Он был из того типа людей, который за деньги всё что угодно сделает. Что ему стоило, договорившись с караулом, привести к ней в камеру кого-нибудь из жуликов? Молодой, только после училища, лейтенантик вряд ли сможет её защитить.

Она ещё раз с благодарностью вспомнила подполковника. Наверняка всем передали его слова.

Что бы там ни было, но эти два дня в карцере оказались для Ольги самыми спокойными, с тех пор как она покинула Москву.

Отдавая деньги, Ольга добавила ещё тысячу долларов: «Это тебе на свадьбу лейтенант».

«А у меня невеста уже есть. Сейчас уже точно поженимся. Спасибо. Возьмите ваш пистолет» — они обменялись оружием. Ольга видела, что он хочет ей что-то сказать, но не решается.

«Что тебе лейтенантик?».

«В розыске вы. Ориентировку передали на станции с вашим фото. Вы бы поосторожней».

«Спасибо тебе» — я подошла и поцеловала его в щеку: «Привет невесте».

Информация о том, что я в розыске во многом меняла мои планы. Во-первых, это значило, что Самсонов официально открестился от меня, и объявись я сейчас в управлении, то меня тут же арестуют и что-то обязательно предъявят.

Что мой бывший шеф может на меня повесить? Да всё что угодно. Вплоть до членства в Аль Каиде. Наверняка уже подготовлены свидетели и улики против меня. Во-первых, это значит, что он боится того, что я на свободе и могу что-то предъявить ему. Знать бы ещё что? Чем ему помешал сотрудник, приглашенный им же самим заниматься аналитической работой и наукой? Более безобидное существо, чем я, представшая когда-то перед ним, трудно себе представить. Сирота, которая кроме науки ничем не интересуется. В оперативной работе ни бум-бум… Стоп. А ведь он и подбирал себе именно такого сотрудника. Человека, который не способен за себя постоять.

Человек, который помог мне сбежать из психбольницы пытался что-то объяснить. Но я была в тот момент настолько поражена известием о родителях, что другую информацию просто не воспринимала. Кажется, Самсонов как-то связан с гибелью её родителей. Вот у него об этом и узнаю. Ещё один повод, чтобы повидаться.



© Елисей, 2008

Опубликовано 25.09.2008. Просмотров: 529.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества