творческий портал




Авторы >> Елисей


Видящие ангелов (продолжение10)
(из цикла «Видящие ангелов»)

Глава 10. Самсонов вспоминает , как он строил свой загородный дом и вернул, после опалы, свою должность в ФСБ.

… При Юрии Владимировиче Андропове Самсонов сделал неплохую карьеру. На волне борьбы за трудовую дисциплину ему удалось стать замом начальника Управления собственной безопасности. Должность настолько непопулярная в конторе, что долгое время не удавалось закрыть вакансию. Самсонов получил генерал-майора. После смерти Андропова с должности Иосиф Иаковлевич ушел, но генеральское звание осталось.

При Горбачёве он возглавил областное КГБ за уральским хребтом. Должность по московским меркам незаметная, но Самсонова вполне устроившая.

Вот тогда Иосиф Иаковлевич, словно предвидя перемены, начал потихоньку строить себе дом в одном из престижных районов Подмосковья. При Ельцине, когда строительство коттеджей стало поголовным, цены бешено возросли, но свой дом Иосиф Иаковлевич уже построил.

Подвела Самсонова политика. Он согласился на выдвижение своей кандидатуры на пост губернатора. Хотел просто засветиться, но неожиданно оказался главным конкурентом кандидата, которого поддерживала Семья. Самсонов понял это слишком поздно. Маховик был уже запущен.

На него моментально сфабриковали компромат и обвинили, чуть ли не в измене Родине. Закончилось тем, что выперли из конторы. Пришлось заняться бизнесом. Он переехал в свой дом, открыл в Москве несколько охранных предприятий.

Но он всё-таки вернулся. После ухода Ельцина. Правда, уже не в комитет, а в ФСБ. Так что ошибки ему сейчас уже не простят.

Глава 11. Ольга в Москве. Она готовит план проникновения в дом Самсонова.

…Высокая эффектная блондинка сразу обращала на себя внимание. У многих мужчин просто сжималось сердце – настолько она была красива. Женщины отмечали дорогую и стильную одежду.

Электричка до Москвы отправлялась через десять минут. То, что хорошо одетая, ухоженная женщина ждала электричку, никого не удивляло. Из этого городка единственный вид транспорта. Дороги настолько плохие, что редко кто рисковал добираться отсюда на машине.

Блондинка, проходя мимо стенда разыскиваемых милицией, щелкнула пальцем по фотографии Ильиной Ольги.

«Привет подруга» — ухмыльнулась и села в вагон. С чёрно-белой фотографии печально взирала на привокзальную суету девушка лет восемнадцати в очках, с гладко зачёсанными волосами. Надо было обладать очень хорошей фантазией, чтобы узнать в этом гадком утёнке только что прошедшую мимо красавицу.

… Мусоровоз тяжело разворачивался, стараясь не заехать на брусчатку, выложенную перед забором огромного особняка.

Зимой в посёлке мусор забирали один раз в две недели, а вот летом приходилось вывозить через каждые два дня. Все живут за городом. Посёлок престижный. В каждом доме гости, прислуга, охрана, поэтому мусор копится быстро.

Когда здесь ещё строились, была одна общая мусорка. Но сейчас этого оказалось мало, и решили на общем собрании, что каждый заведёт свой контейнер. Участки у всех огромные и ставить контейнеры на улице перед воротами не получилось. Во-первых, не красиво, во-вторых, далеко носить. Вот и приходилось заезжать на территорию каждого участка.

Мусоросборник начинал работу в этом посёлке с четырёх утра и заканчивал уже поздно вечером. Дома объезжал по списку. Охрана требовала, чтобы к каждому дому подъезжал в определённое время.

Гараж находился километрах в пяти от посёлка, но надо было заехать на заправку – залить солярки. Поэтому КАМАЗ выехал из гаража, когда ещё только— только рассветало.

Перед въездом в посёлок небольшой подъём и сразу крутой поворот влево. Водитель слегка нажал на газ, и порожняя машина легко набрала скорость на подъёме. Из-за поворота выскочил велосипедист. Что-то захрустело под колёсами. Перепуганный водила выскочил из кабины. У КАМАЗа задние колёса сдвоенные, и велосипед застрял между ними. Про себя отметил, что у сына такой же, он на нём разные трюки выделывает, а потом только заметил девушку в широченных штанах. Волосы выкрашены в несколько цветов, и во все стороны торчат хвостики. Сердце замерло – здесь такая публика постоянно ошивается. Детишки из дворцов, которые он обслуживает.

Она сидела, прислонившись к колесу задрипанной буханки, стоявшей у обочины.

«Нога. Помогите».

Славу Богу жива. Авось пронесёт.

«Что с ногой? Перелом?».

«Не знаю. Посмотрите».

Он присел на колено, чтобы лучше рассмотреть, где рана. В переносицу ему упёрся ствол пистолета.

«Мужик. Это не шутка. Я из ФСБ. Залезай в буханку».

Мусорщик благоразумно подчинился. У неё во взгляде было что-то… Он послушно залез в салон газона.

«На пол. Руки за спину» — щелкнули наручники.

Лежи до следующего утра. Ровно двадцать четыре часа. Вот это диктофон. Реагирует на голос. Вздумаешь орать – цепь замкнётся и сработает детонатор. Над тобой я натянула проволоку. Если попытаешься выбраться из машины, то подорвешь себя. Можешь переворачиваться с боку на бок, но осторожно, а чтобы тебе было не скучно, то считай. В часе шестьдесят минут. В минуте шестьдесят секунд».

Девушка стащила с себя штаны. Сняла парик, и оказалась в точно такой же, синей с оранжевым, робе, как и у мусорщика. Надела его кепку.

«Кстати. Взгляни. Правильно составила твоё расписание?».

Она показала ему листок бумаги. На нём был график объезда домов.

«Всё точно, а зачем тебе?».

«Мужик оставайся. Веди себя мудро. Не забывай – тебя семья ждёт. Утром, через двадцать четыре часа кончится заряд вот в этом аккумуляторе от мобильника, и можешь отсюда выбираться. Мусорку свою найдешь здесь, рядом с буханкой. Сейчас велик принесу. Лежи смирно.

Со времени, когда велосипед залетел под колёса КАМАЗА, прошло не больше десяти минут…

Ольга вот уже две недели «гостила» в этом посёлке. Пришлось наняться уборщицей к соседям Самсонова. Уже через два дня она поняла, что единственная возможность попасть к нему в дом – это вывоз мусора.

Охранников было двое. Один постоянно находился у ворот, второй в доме. Участок был огромный. Он был обнесен кирпичным забором. Попасть за этот забор можно было только через ворота. Ольга отметила как положительный фактор то, что ворот из дома не было видно. Правда немногочисленность охраны заставила насторожиться, но позднее она поняла, в чём здесь дело.

Днём хозяина практически не бывало. Он приезжал поздно ночью, и после того, как охранная система блокировала все окна и двери, попасть в дом было уже невозможно. Пришлось придумать план как попасть туда днём или ночью.

Дом её бывшего начальника был последним в расписании вывоза мусора. Нельзя было выбиться из графика. Во многих домах здесь охрана очень серьёзно относилась к своим обязанностям и строго учитывала любые посещения охраняемой территории.

Пришлось потренироваться. Сначала она наблюдала, как работает настоящий сборщик мусора. Главная трудность в том, чтобы правильно утрамбовать. Должно хватить места. Второе – это навык обращения с подъёмником контейнеров. Пришлось даже ночью пробраться на автобазу и потренироваться. Благо территорию гаража охраняют не столь ревностно.

Ольга заметила, что на мусоровозе часто меняются водители. Как она узнала позднее – у них была посменная работа. Это и понятно. Приходилось работать с пяти утра и до десяти вечера. Это не считая того, что надо было ещё поставить машину в гараж и добраться до дома. Почти шестнадцать часов. Каждый день выдержать невозможно.

Сегодня была смена водителя, у которого было трое детей, и часто болела жена. Его постоянно кто-то подменял. Охрана привыкла к этому, и появление нового человека вызовет меньше подозрений. Ольга именно поэтому выбрала этот день.

Пришлось отработать почти полный рабочий день, прежде чем, наконец, она добралась до дома Самсонова.

Иосиф Иаковлевич построил свой особняк почти десять лет назад, и он уже не выглядел таким роскошным, как прежде. Но участок даже по современным меркам был огромным. Его окружал добротный забор из красного кирпича. От ворот дома на машине ехать не меньше пяти минут.

Связь между собой охранники поддерживали по рации. Дежурили они сутки через трое и поэтому к девяти вечера, когда подъехал мусоровоз, как и рассчитывала Ольга, уже немного расслабились, побаловавшись холодным пивом.

Ольга рассчитала всё почти идеально. Когда охранник на воротах насторожился, увидев за рулём незнакомого водителя, она как бы нечаянно сбросила с головы бейсболку. Длинные волосы рассыпались по плечам.

« Может, всё–таки откроете ворота? Или вы хотите личный досмотр устроить? Мне выйти из кабины?».

Парень растерялся, но через мгновение кинулся открывать ворота. КАМАЗ въехал на территорию и остановился.

« Молодой человек, а вы мне не объясните, где контейнер с мусором?» — она вышла из кабины и подошла к охраннику. Парень был высоким и выглядел очень крепким. Ольга достала пистолет, заставив его войти в охранное помещение и лечь на пол.

« Руки за спину» — сняла у него с пояса наручники и защёлкнула за спиной.

«Где рация?»

«На столе».

«Веди себя хорошо. Часа через два поеду назад. Надеюсь, выпустишь?».

« Куда деваться. Выпущу» — парень улыбнулся. Понял, что убивать она его не собирается.

Она постояла. Немного подумала. Сняла с него ремень и связала ноги.

« Вот так, пожалуй, будет надёжнее».

Ольга подъехала к дому, но второго охранника не было. Она вышла из машины, достала пистолет и не успела сделать двух шагов, как услышала характерный лязг затвора и почувствовала ствол автомата, упирающийся ей в спину.

Глапва 12. Ольге удаётся проникнуть в дом Самсонова. Она попадает в ловушку.

«Пистолет брось на землю» — она подчинилась: « Сейчас медленно достань второй и тоже выбрось».

Она сделала движение, рукой показывая, что достает пистолет из-за пояса, и тут же попыталась ударить пяткой в колено соперника. Но тот, предугадав это, сделал шаг в сторону, и удар пришелся по воздуху.

«Практики никакой. Надо было делать шаг назад и локтём отводить автомат. Чему я только тебя учил?».

Ольга обернулась, услышав знакомый голос. Перед ней стоял Серёга. Первым желанием было броситься ему на шею. Но он подал, только им известный, запрещающий знак, и она поняла, надо делать вид, что они враги.

«Ольга – Ольга. Сколько с вами хлопот. Вот даже вашего инструктора пришлось побеспокоить» — из дома, в окружении вооруженных автоматами охранников, вышел Самсонов.

Ольга насчитала пять человек. Их лица показались ей знакомыми. Наверняка люди есть ещё в доме и по периметру. Не зря же Сергей дал знак – в бой не вступать.

Её провели в кабинет к Самсонову. Один из охранников, по приказу хозяина, усадил её в кресло и пристегнул наручниками за руку к трубе отопления. Из кабинета все вышли, и они остались вдвоём.

« Итак, Оленька, ловушка наполовину захлопнулась».

« Почему наполовину? Вы считаете, что меня ещё не совсем поймали? Не всю что ли?».

«А вы думаете эта ловушка только для вас?».

«Не понимаю».

«Да я знаю, что у вас ко мне много вопросов. Ведь вы за этим сюда и явились. Не так ли?».

«Я пришла сюда, чтобы задать вам несколько вопросов. Во-первых, узнать правду о своих родителях, во-вторых, чтобы вы ответили за то, что пытались со мной сделать».

«А что этого мало?».

«Вы, в сущности, еще ребёнок. Вами двигают гнев и чувство справедливости. Думаю, если вы меня сейчас выслушаете, то всё остальное, покажется вам сущими пустяками, по сравнению с тем, что вы узнаете. Вы готовы меня выслушать?».

«Разве у меня есть выбор?».

«Выбор есть всегда, если, конечно, мы остаёмся людьми. Ну да ладно. Время у нас есть. И я вам хочу поведать историю, которая вас, несомненно, заинтересует».

«Рассказывайте» — Ольга кивнула на наручники, вспомнив парня у ворот: «Куда ж деваться».

«Вы, конечно, помните, что при императоре Константине прошёл первый церковный собор».

«Разумеется. Только что-то вы уж сильно издалека начинаете».

«Потерпите. Дойдём и до наших дней. Времени у нас много. Разговор долгий. Чем вас угостить? Чай, кофе? Извините за неудобство, но придётся уж как-нибудь одной рукой…».

К моему креслу поставили журнальный столик. Принесли кофе. Я пододвинула столик поближе и стала слушать рассказ Самсонова: « Я, наверное, не так силен в истории как вы Ольга, но уж коль вы согласились, то вам придётся выслушать некий исторический экскурс».

« Я постараюсь никуда не уйти во время вашего рассказа».

Глава 13. Самсонов сознаётся, что это он убил мать Ольги. Ольга оставляет его в живых.

« И хорошо, тем более что мне придётся по ходу рассказа собирать очень ценное оборудование. Оно поможет нашу беседу сделать обоюдной. Сначало вы выслушаете мой рассказ, а затем я буду вас слушать».

Иосиф Иаковлевич достал прибор, похожий на зарядное устройство: « Вот эта вещь помогла мне узнать много интересного об одной книге.

А знаете, как мы поступим? Я не стану утруждать вас пересказом. Предлагаю послушать первоисточник. Вот здесь» — он достал с книжной полки бабину от катушечного магнитофона: « очень интересная запись. Послушайте, а я разберусь с техникой».

Он включил магнитофон. Это был « Маяк» — такой Ольга видела в своём интернате, когда была ещё совсем маленькой. Уже тогда он считался старьём.

Приятный женский голос прервал бормотание Самсонова. Она говорила по-русски, но с сильным акцентом: «… Мать Константина Елена знала, что ее сын станет великим императором всего Рима и Западного и Восточного.

Еще, когда его отец Констанций был военачальником у Диоклетиана, Елене было открыто Александром пастором церкви, в которую она ходила молиться, что ее сын Константин возвеличит христианскую церковь. Елена не поверила, потому что ее сын никогда не хотел быть христианином. Когда ему не было и четырех лет, она впервые привела его на службу, но ему не понравилось. Он проплакал все собрание и заявил, чтобы она больше никогда сюда его не брала.

Единственным устремлением ее сына было стать императором Рима. Елена и вся церковь постоянно молились за него.

Пророчество начало сбываться, когда произошло первое из чудес, сделавших Константина императором — Диоклетиан неожиданно отрекся от престола и Констанций стал правителем западной части Римской империи.

Константину едва исполнилось двадцать пять лет. Все свое время он проводил с воинами отца. Он был неустрашим и искусен в битвах. Не гнушался разделять кров и трапезу с солдатами. Через год, Констанций умер, и армия провозгласила Императором Константина.

И вот тут ему пришлось обратиться к помощи церкви. Не успел Константин стать императором, как другие полководцы римской империи стали претендовать на престол. Вскоре они объединились под руководством Максенсия, и Константин стал терпеть одно поражение за другим.

Его армию теснили и, наконец, положение стало безнадежным. Он вспомнил, как его мать рассказывала ему о еврейском царе Давиде.

Он точно так же был гоним своими же, но каким то чудом победил и стал великим царем. Константин обратился за помощью к матери, и был тайно принят в церкви Александром, Феодоритом и Епифанием.

После долгой молитвы о нем на языках Александр, который обладал даром толкования, попросил оставить его наедине с императором: « Император ты обратился к нам с просьбой в делах военных, но ты не можешь не знать, что церковь занимается делами духовными".

«Я обратился в церковь христиан, дабы получить помощь вашего Бога. Такую помощь он оказал еврейскому царю Давиду».

"Да, мой Бог не раз даровал чудесным образом победу в войнах своему народу. Но не забывай, император, что это были евреи, избранный божий народ".

" Но разве твой Бог не Бог всех христиан?"

«Это верно, император».

Константин понял, что священник ждет от него следующего шага. Он хорошо знал, чего ждут от него христиане. Во время правления Диоклетиана верующие подверглись самым жесточайшим преследованиям.

Став императором Запада, он прекратил преследования под влиянием матери-христианки. Теперь он искал помощи у Бога христиан, но что он мог обещать взамен? Да чем они ему могут помочь? Должно произойти чудо. После того, как его провозгласила императором армия, по крайней мере, семь военачальников объявили, что имеют такие же права. Ему сейчас нужна такая победа, которая бы выделила его среди всех и позволила стать единственным правителем всей Римской империи.

" Если Бог дарует мне победу, я заставлю Рим отказаться от языческих богов и прекращу жертнопривошения".

Священник осознал, что он участник великого события. Даже Константин не мог оценить все величие того, что предстояло ему совершить, но он и не знал, сколь величественна будет награда. И она заключалась не только в том, что ему предстояло стать Великим императором…

Бог даровал военные победы своему народу, совершая чудеса, но никогда подобное не происходило с не евреями, хотя такая возможность существовала всегда. В апокрифе, написанном тайно одним из Апостолов, зашифровано, как достичь победы в любом сражении, над любым противником, над любой армией, сколь бы могущественной она не была. Равно это действует и при единоборстве. Это дар Божий. Даром обладали древние исполины. Впервые они наделили им женщину, и с архаичных времён, один из поколения, живущих на земле, наделён этим даром. Книга, которая могла открыть Тайну Дара, благодаря сорокалетней молитве ученика Апостола на две тысячи лет запечатана в тайном месте. Книга будет использована в последней битве, чтобы уничтожить Сатану, но Бог создал хранителей. Они хранили знания о книге. Дабы сохранить их церковь Бог дал им возможность наделять даром воина избранных. Такие люди появлялись, когда церкви грозило уничтожение. Хранителям Святым Духом открывалось, кто этот человек. Малая доля, той силы, которая должна была уничтожить сатану, давалась этим людям и они одерживали, ради веры великие победы.

Константин встал, прошелся по комнате, потом резко повернулся и подошел вплотную к священнику: " Что я должен сделать, чтобы получить этот дар?"

Он обратился за помощью к Богу от отчаяния, но он не предполагал, сколь существенной и реальной окажется помощь...

Вскоре Константин одержал две блистательные победы, которые сделали его Императором всего Рима, а вслед за этим он издал указ, сделавший христианство официальной религией.

«Для чего вы мне дали прослушать эту запись?»— Ольга шевельнула затекшей рукой в наручнике: «Что вы от меня хотите?».

«Видите ли, Ольга. Вы приманка. Мне нужен человек, который, как я предполагаю, наделен Даром воина, а он обязательно придет сюда за вами».

«И для этого вы здесь собрали целую армию?» — в комнату вошли пять человек, среди которых Ольга узнала парней из чёрного «BMW». Все хорошо вооружены. Наверняка, в доме еще не один десяток бойцов.

«Это не все. Ко мне обратился человек, который просил позволить ему побеседовать с тобой».

В комнату вошел участковый Вадим.

« Все здоровы, мальчики? Искренне за вас рада».

Вадим бросился на неё, но Самсонов тут же всем приказал: « Всем выйти. Сначала я с ней поговорю с глазу на глаз, потом, возможно, и до вас очередь дойдёт».

Все вышли. Самсонов и Ольга остались вдвоём: « Вы в сложном положении. Очень, очень. Эти парни готовы разорвать вас на куски. Но я не позволю им это сделать. Если вы мне скажете, где сейчас находится ваш отец. Александр Симановский».

« Ах, вот его как зовут, да ещё и отец. А вы мою мать тоже знали? Она погибла из-за тебя? Ублюдок».

Внезапно, обычно сдержанный Иосиф Иаковлевич, пришел в ярость: « Да, я убил её. И знаешь, каким образом? Так же, как ты грозилась сделать это с этим парнем. Как там его?».

« С Вадимом».

« Я один конец электрического провода сунул ей под язык, а другой во влагалище» — он склонился над Ольгой, отперевшись о столик руками: « Мой ассистент не выдержал её страданий. Она была вся в крови и не могла даже больше плакать. Нервы у лейтенанта не выдержали, и он включил слишком высокое напряжение, а до этого в течение часа мы пропускали через неё электрический ток. И каждый раз это вызывало невыносимые страдания.

Это я сделал с вашей матерью. А знаете, что сделали эти пятеро парней, по приказу Вадима с отцом Анастасием, а ещё с дедом, которого вы назвали Палыч и его бабкой? На такое даже



© Елисей, 2008

Опубликовано 25.09.2008. Просмотров: 638.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества