творческий портал




Авторы >> Елисей


Видящие ангелов (продолжение12)
(из цикла «Видящие ангелов»)

Куда там Жюль Верну или Майн Риду. Ной, Моисей, Давид, Даниил — люди, которые были настоящими героями и переживали увлекательнейшие приключения. Но с особенным интересом я читал об Елисее. Предсказание, услышанное под кроватью и надпись на Библии. Что все это значит? При чем здесь я?.

Со своей будущей женой я познакомился в церковной школе. Она там уже училась, когда меня туда привела бабушка. Меня поразило, что в первый же день Марина пригласила меня играть в школьном спектакле роль пророка Елисея. На репетиции у нее дома я пережил пробуждения во время сцены воскрешения мальчика.

Мы прожили с ней три года, а потом она ушла. И от меня и из жизни. Её забрал у меня сатана. На ней лежало проклятье, согласно которому она верила, что может читать мысли других людей. Этот дух поселился в её душе ещё в детстве, и она искренне верила, что это дар Божий. Но это были всего лишь знакомые духи. Они знали прошлое и настоящее людей и внушали Марине, что она знает о них сокровенное. Факты, которые она сообщала девчонкам еще в школе, подтверждались.

Я ничего не мог поделать. Она этому верила. Мои молитвы были бессильны. Так как она сама ничего не хотела менять. Когда мы стали взрослыми и поженились, сатана, чтобы отомстить мне за Дар Пророка, внушил Марине, что я люблю другую женщину. Она этого не смогла перенести и совершила смертный грех – самоубийство.

Сегодня узнал, что труп моего сменщика, пропавшего три месяца назад прямо из офиса, нашли в какой-то сибирской деревне, в церкви. В день, когда произошло убийство, я его видел здесь, в офисе. Убили его через полчаса после нашей встречи. Объяснить это невозможно.

Я больше не дежурил по ночам и поэтому с хозяином сталкивался только по "эту" сторону. В его, потустороннем миру, мне больше не хотелось бывать.

Он постоянно старался как-то задеть меня. Но я был просто идеальным работником. И все его нападки не способны были вывести меня из равновесия. При этом мы оба понимали, что ведем игру, понятную только нам двоим.

Со стороны это выглядело так, как будто генеральный директор огромного холдинга вечно цепляется к какому-то мелкому охраяннишке, который в свою очередь из кожи вон лезет, чтобы выполнять свою работу идеально.

Морально я выигрывал у человека, которого помазал сам сатана! Но игры с дьяволом очень опасны. И поэтому я все больше молился на языках и читал Библию.

Мне было страшно подумать о том, что готовилось здесь в офисе дьявола. Если это свершится, то одна четвертая часть планеты окажется в его власти!

Как известно, дьявол может действовать на земле только через людей. Под его власть попадали многие великие. Македонский, Чингисхан, Наполеон, Гитлер. Но не один из них не обладал властью, которая уготована истинному его помазаннику. И я уверен, что в лице хозяина он нашел настоящего исполнителя его воли.

В понедельник, 10 сентября 2001 года хозяин заставил в каждом кабинете офиса поставить телевизор. Маленький автомобильный телевизор поставили рядом с монитором у нас, в охране.

Он объяснил это довольно просто: " Завтра по всем каналам будут транслировать кадры, которые перевернут мир"...

В духе я получил откровение, что будут взорваны башни-близиецы в Нью-Йорке.

Два человека здесь в офисе знали об этой угрозе — помазанник сатаны и я, пророк Божий. И это ему было известно. Я видел, с каким торжеством он проходил мимо меня! С этой минуты мы стали врагами, которые обречены на то, чтобы уничтожить один другого.

Потянулись дни, наполненные густой смесью страха и ожидания. Я знал, что не имею права на страх, но не мог его побороть. Источник был настолько мощен и близок, что не помогал даже пост. Я знал, что смогу справиться с этим только тогда, когда ко мне присоединятся двое. И это он знал. Он мог уничтожить нас только всех троих. Мы могли уничтожить его только тогда, когда будем вместе. Все трое.

Никто не будет препятствовать тому, чтобы мы объединились, во всяком случае, помучив нас, нам это позволят сделать. Но вот, когда мы объединимся, и в руках у нас окажется книга... Я явственно увидел картину того, что произойдет. Будь что будет. В конце концов, сатана обречен. Есть сила способная его уничтожить.

Я много молился эти дни. Прежде чем придут двое мне предстоит духовная битва с помазанником сатаны. Если я одержу победу, то очень скоро трое воссоединятся. И у них появится возможность начать сражение за обладание книгой.

Уже на следующее утро должна была начаться моя битва. Мне сейчас очень близко было то, что переживал Николай Ростов, перед своим первым боем. Толстой это очень точно описал.

Ночь очень быстро прошла, и утром все-таки пришлось идти в офис. Я должен был один духовно противостоять избраннику сатаны и всем его духам. Но ведь Христос победил сатану. Я принимаю наследство Христа… Он во мне. Тот, кто во мне больше того, кто в мире. Вера! Здесь нужна только вера. Наконец-то. Решение пришло, как только я вошел в дверь офиса.

Мне не дали опомниться, как сразу же началось самое настоящее сражение. Ко мне подлетел разъяренный начальник охраны: «Зайди в кабинет шефа. Срочно!».

Мы впервые были с ним один на один. Без посторонних. Я знал, что стоит ему подать сигнал и сотня его приспешников разорвет меня на тысячи кусочков. Но он не хуже меня знал, что ему не стоит этого делать. Злых духов для него эффективнее использовать, чтобы разрушить мою душу. Что он использует? Опять страх? Или может алчность, зависть? Да и вообще, зачем ему нужен этот наш разговор сейчас перед тем, как мы начнем битву?

«Нам есть о чем поговорить» – не правда сатане не дано знать, о чем думает человек. Он лишь может использовать произнесенное слово. Все, что делает сатана обман. Сатана так и переводится  — лжец.

«Вы считаете, что нам есть о чем говорить? Вы тьма. Я свет».

Он сидел за огромным старинным столом. Несмотря на все мои отрицательные эмоции по отношению к нему я не мог не признать, что он удивительно красивый мужчина. Высокий, с фигурой атлета, располагающим лицом, властным голосом. Я поймал себя на мысли, что уже и не хочу быть его врагом.

«Я хочу предложить вам сотрудничество. Так сказать ничью».

«Надеюсь, вам легко будет спрогнозировать мой ответ».

« Поверьте мне. Я очень хорошо вас знаю. Все ваши слабые стороны. Это испытание будет для вас, ой каким нелегким. Вы даже и не заметите, как попадете под мою власть, но тогда о сотрудничестве можете забыть. Это хорошая сделка. Соглашайтесь!».

Я знал, что он прав. У меня почти, что не было шансов. Я попал под власть сатаны сразу же, как только оказался на своем рабочем месте, но осознал это не сразу.

Он действовал вновь через компьютер. Я во время смены потихоньку играл в интернет — шашки. Если кто-нибудь шел в мою сторону, то я видел это на мониторе. Один клик левой клавишей и игра тут же исчезала с экрана. Я сел и привычно начал играть... То, что произошло, я не могу объяснить привычными категориями. Возможно, что-то воздействовало на мое сознание. Мрак начал окутывать все вокруг, по-иному, нежели как этой цитатой из русских сказок я не могу это описать.

Наверное, то же самое переживал Иван-цаевич, попав в логово к Кощею Бессмертному. Но окружало сказочного героя, наверняка не то же самое что меня. Я видел себя внутри компьютерной игры. Но это не было повторением "Матрицы" с ее стрелялками и летающими на лонже героями. Это были шашки. Каждый ход стоил здесь жизни кому-нибудь. Заранее не было известно, кто это будет. Человек погибал и только потом узнавал кто это. Проигрыш означал смерть, выигрыш жизнь и право двоих присоединиться ко мне. Вот цена моей страсти. Невозможно было сыграть, не заплатив жизнью людей. Можно было выйти из игры, но для этого я должен заложить душу дьяволу.

Книга I I

Часть 1

Глава 1. Елисей выигрывает у шефа первый ход.

Я довольно таки средний игрок. Выигрываю у профессионалов, проигрываю новичкам. Если начну эту партию, то могу и проиграть. А это значит расстаться с жизнью самому и отдать жизни почти десяти человек. Если я выхожу из игры, то становлюсь послушным воле дьявола.

Как сыграть, никем не пожертвовав? Игра так устроена, что это невозможно. Притвориться, что ты в руках дьявола, но остаться свободным? Это невозможно тем более. Итак, партия. Выхода нет! Выбор необходимо сделать немедленно. В последний раз подобное волнение я испытывал, когда сдавал кандидатский экзамен по философии. В висках стучало и бил озноб. Я чувствовал, что если сейчас не приму решение, то взорвусь изнутри. И в последний момент, когда уже нажал кнопку, понял, что был еще один вариант . 3аставить отказаться от этой партии самого сатану. Но было уже поздно. Я начал играть.

До самолета оставался час. Мне ничего не оставалось, как ехать на своей машине, а потом сообщить друзьям, чтобы забрали ее со стоянки в аэропорту.

И вот тут он сделал первый ход. При выезде из города, недалеко от поста ГИБДД голосовала девушка, видимо она только что подошла, потому что даже из машины было видно насколько она красива. Но именно ее красота и насторожила меня. Она была дьявольски хороша. Если перефразировать героиню Мордюковой из «Бриллиантовой руки»: « Такие красивые женщины на такси не ездят». Такую роскошь должен возить личный шофер на лимузине. Она всю дорогу с совершенно холодными, пустыми глазами рассказывала мне невероятно смешные и захватывающие истории из жизни жены нового русского.

Я делал вид, что полностью поглощен ее рассказом и ничего, кроме её красоты и немного дороги, не замечаю. И я не ошибся. Она быстро что-то сунула мне в карман. Движение было неуловимым. Я его скорее предугадал, чем заметил.

Мы подъехали к аэропорту, Я вышел из машины, открыл дверь. Галантно, насколько был способен, подал ей руку и тут же сунул пакетик ей в сумочку.

В справочной узнал номер службы безопасности аэропорта и с телефона-автомата позвонил. Проходя досмотр, приветливо помахал ей рукой. Как только объявили посадку на мой рейс, она в открытую следила за мной.

Когда я прошел досмотр, она все поняла, но не успела выкинуть улику. Два молодых человека вежливо попросили ее пройти с ними.

Первая съеденная пешка за мной. Теперь надо ждать ответного хода. То, что я так лихо отразил первую атаку, скорее насторожило меня, чем обрадовало. По правилам игры противник должен сейчас съесть мою пешку.

И тут я открыл для себя еще одну очень опасную грань этой игры. С каждым новым ходом она будет меня все более и более поглощать. Азарт. Он ослепляет. Выигрываешь или проигрываешь — все равно. Я не смогу остановиться. Реальность исчезнет. Останется только игра. Я понял это, когда осознал, с каким нетерпением жду следующего хода. Победа уничтожит меня как личность, ровно, так же как и поражение.

То, что в обычной обстановке показалось бы мне просто ерундой, сейчас могло держать меня в напряжении, отбирающим все силы. Ты можешь спокойно идти по полю, но если, вдруг, узнаешь что оно минное...

Поэтому мне стоило усилий заставить себя успокоиться, когда я устроился в кресле самолета. Почему сон дает ощущение защищенности? Кажется, вот сейчас заснешь, и ничего плохого уже не может произойти, как в детстве. Меня разбудила стюардесса: « Извините, но вам звонят».

«Мне? Вы не ошиблись?»

«Нет. Они назвали вашу фамилию, и даже номер вашего кресла»— я взял трубку. Конечно же, это был шеф. Его голос ни с чьим другим не перепутаешь.

«Хороший ход, а мой, ответный, будет таким. У вас над головой в отсеке для багажа парашют. Через полчаса самолет разобьется. Ваша пешка – пассажиры».

Я почувствовал, что означает выражение – « похолодело внутри». Мне дали полчаса на мучение. Я сейчас спасусь, а все эти люди погибнут. Невозможно вынести. Словно вновь смотришь репортаж из Беслана.

Я не имею права погибнуть, но и спастись одному, зная, что почти двести человек должны умереть немыслимо. У меня не было решения, как выйти из этой ситуации. И я стал просто молиться. Тут же ответ пришел. Я достал свой сотовый. Обмотал вокруг него провод от наушников. Один конец сунул под брючный ремень. Не знаю, на что это было похоже, но когда я встал и, высоко подняв руку с телефоном, заявил: « Внимание! У меня бомба. Экипажу приказываю передать пилоту, чтобы срочно сажал самолет»— то, судя по побелевшему лицу стюардессы, мне поверили. Теперь я обратился напрямую к ней: « Где внутренняя связь?»— она молча кивнула внутрь закутка, где перед этим разливала напитки. Там была еще одна девушка. На стене висела трубка.

«Соедините с командиром».

Девушка нажала кнопку и подала мне трубку. Я без лишних вступлений заявил: « Если в течение двадцати минут не посадите самолет, то я всех взорву».

Надо отдать должное командиру. Он не задал ни одного лишнего вопроса. Последовала команда: « Будем садиться на воду. Внизу река».

«Командир учти, для меня есть только часовая стрелка. Не уложитесь во времени – взрываю».

« Понял».

Тут же самолет взял резкий крен на борт. Мы пошли на посадку. Я взглянул на часы. После звонка шефа не прошло и пяти минут. В запасе двадцать пять. Я дал пилоту двадцать. Останется пять минут, чтобы люди попрыгали в воду, если самолет все-таки решат уничтожить.

Мы сели недалеко от Саратова. Рядом, военный аэродром. Я предупредил старшую стюардессу, что самолет все равно взорвется. Поэтому, как только мы коснулись воды, экипаж начал открывать все люки.

Пилот рассчитал так, что самолет оказался метрах в двадцати от правого берега Волги. В общей неразберихе я доплыл до берега и ушел в лес. Никто из людей не пострадал. Итак, ответного хода у шефа не получилось — я спас свою пешку.

Сейчас, чтобы развить успех и как можно меньше потерять своих пешек, я должен побыстрее пройти в дамки.

Необходимо время, чтобы подумать. Следующий ход за шефом. А если я исчезну из поля зрения? Попытаюсь скрыться от него? Отлично, пусть меня поищет, тогда ему придется подстраиваться под обстоятельства, которые создам я.

Глава 2. Елисей попадает в заброшенную шахту, где сохранилась стратегическая ракета времен холодной войны.

Почти сразу же, как только я вошел в лес, то услышал, что голос проговорил мне: «Ищи заброшенную шахту!».

Лес казался непроходимым, но, продравшись через прибрежный бурелом, я оказался на просеке. Здесь, когда-то была линия электропередачи. Заржавевшие опоры без проводов стояли, словно лесные стражи, охраняющие неведомые тайны.

Мне необходимо было, где-то обсушиться. Я набрал валежника и развел костер. Я не курю, но зажигалка у меня всегда с собой.

Одежда быстро просыхала на открытом огне, и к утру я был одет во все сухое. На рассвете я увидел двоих мужчин. Когда они подошли поближе, то я сразу же успокоился, увидев мешки с цветметом.

«Привет мужик».

«Привет мужики. Сдаете потихоньку? Выпить ничего нет? А то я промок немного».

«А ты случаем не с самолета?» — один из мужиков, видимо, считал себя статусом повыше и именно он задавал вопросы.

«А для вас это, имеет какое то значение?».

«Да нет. Будь ты хоть Архангел Гавриил. Только лес оцеплен. Ищут кого-то с упавшего самолета».

Я понял, что мужики что-то недоговаривают, но чувствовал, что они могут мне помочь.

«Вы же местные?».

«Нет, не видишь, африканцы. На курорт сюда приехали».

«Ага» — второй наконец-то получил возможность вставить слово: «Видишь, кокосов с пальмы набрали».

« Мужики, мне бы, где пересидеть, пока все не успокоится. Я в долгу не останусь».

«Из-за тебя значит все-таки такой переполох. Ты случайно не террорист? А то мы тебе башку, сами отрубим. Вот, попадись мне кто из этих, я сам ноги на хрен повыдергиваю».

«Нет, я скорее Рэмбо и Штирлиц в одном флаконе».

«Да, да, а в будущем Путин. Ладно, пойдем с нами. Схоронимся. Есть тут надежное место. Мы с Петяней раскопали. Ты не местный. Тебе можно показать. Конкурентов не наведешь» — они повели меня в самую чащу.

По каким то только им ведомым меткам нашли в овраге заваленный ветками лаз. Оказалось, что это вентиляционное отверстие. Оно вело куда-то вглубь земли. Мы долго по нему лезли, и я уже начал волноваться попадем ли мы куда-нибудь. Но мужики уверенно на четвереньках пробирались впереди и мне ничего не оставалось как ползти за ними.

Время в таком замкнутом пространстве, да еще, если попадаешь туда впервые, тянется невероятно долго. Мне показалось, что так мы пробираемся уже не меньше часа.

Вентиляционная труба, no которой мы ползли, начала резко уходить вниз. Я уже начал волноваться, но тут мужики остановились. Вначале один словно куда-то провалился, потом другой, а я подполз поближе. Вентиляция уходила отвесно вниз. Перед спуском, на изгибе, была сделана распорка из куска трубы, а к ней привязана самодельная веревочная лестница.

Я не знаю, где они набрали столько веревки, но спускались мы более сотни метров. Причем спуск был сделан на совесть, с выдумкой. Через каждые двадцать метров устроены площадки для отдыха. Опять таки из кусков труб.

Во время первого такого перекура, тот который помладше с гордостью заявил: «Георгич придумал. Он у нас инженер горнопроходчик. Был. Пока не запил. Он и вентиляцию вычислил. Здесь засекреченный военный объект».

«Был» — Георгич менее разговорчив, но и ему, видимо, тоже хотелось похвалиться. Как и все алкоголики, он жил воспоминанием о прошлой жизни: «Я просчитал, что здесь должна быть заброшенная стратегическая ракета».

«Стратегическая ракета? Ну, ты даешь. Это же секретная информация. Государственная тайна».

« Не веришь? Сейчас спустимся, покажу».

«Хорошо. Если это правда, то, как ты об этом узнал?».

«Когда первый раз лежал в ЛТП, то в соседнем отделении, в психушке короче, лежал бывший инженер-полковник. Он и рассказал. Мы с ним самогонный аппарат соорудили из огнетушителя и кипятильника. Прямо под носом у санитаров гнали».

Меньше чем через час я собственными глазами увидел ракету. Как это и делали в конце восьмидесятых, шахту и все входы залили тоннами бетона, но в данном случае саму ракету оставили на месте. В каких целях так поступили, сейчас не узнает никто. Скорей всего обычное наше национальное разгильдяйство. Кто же знал, что встретятся, в психушке, два инженера. У меня тут же возникло нехорошее предчувствие: «А что, если возможно расконсервировать объект?».

Георгич ответил, даже не задумываясь: «Я уже думал об этом. Они залили бетон прямо на крышку люка шахты. А вскрыть ее можно, если подогнать мощную технику».

Глава 3. «Кулибин»-Георгич спасает мир от ядерной войны, разобрав ракету на цветмет.

Вот я почти и в дамках. По крайней мере, я знаю, какой следующий ход готовит шеф. Сейчас я должен его опередить.

Здесь, за исключением кабеля, который Серега и Георгич сдали в пункт приема цветметалла, все было в идеальном порядке. Георгич даже кое-что подремонтировал, и сейчас резервный движок на генераторе снабжал электричеством весь комплекс. Соляра в резервуаре хватило бы на десятилетие.

За три месяца, прошедших с тех пор, как эти два добропорядочных бомжа обжили брошенный военный объект, они умудрились запустить отопление и водоснабжение.

Тоннель, в котором был уложен кабель, который они потихоньку рубили

и сдавали, тянулся на многие километры к заброшенной подстанции и сейчас был уже не нужен. Причем это не просто толстый шланг, как выразился Георгич, а целый комплекс из нескольких десятков. Так что его, по расчетам, хватило бы им до конца жизни. Вот почему они так осторожничали, когда сдавали свое добро и возвращались обратно по лесу. Узнай об этом кто-нибудь еще, вмиг все здесь разграбят, как это творится сейчас по всей России.

Картина, как из шахты вылетает ракета и затем взрывается атомная станция, вновь встает перед моими глазами, но на этот раз более отчетливо…

...Мы уже три дня находимся в бункере. Серега с Георгичем сделали вылазку с цветметаллом, чтобы его сдать и прикупить продуктов, но вын



© Елисей, 2008

Опубликовано 25.09.2008. Просмотров: 623.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества