творческий портал




Авторы >> Елисей


Видящие ангелов (продолжение13)
(из цикла «Видящие ангелов»)

...Мы уже три дня находимся в бункере. Серега с Георгичем сделали вылазку с цветметаллом, чтобы его сдать и прикупить продуктов, но вынуждены были вернуться. Оцепление еще не сняли.

В этой обстановке тягостного ожидания картина ужасающего взрыва все отчетливее виделась мне.

Я видел, как люди, находящиеся под властью дьявола, во главе с шефом, проникают в шахту и готовят ракету к запуску. Снаружи саперы в это время взрывают по периметру бетонную подушку. Мощный военный тягач, снабженный подъемным механизмом, открывает крышку шахты...

Мне остается одно — рассказать все Георгичу и убедить его сделать так, чтобы запуск ракеты стал невозможен. Я уверен, что этот Кулибин что-нибудь да придумает.

«Нужны инструменты. Элементарные гаечные ключи» — вопреки моим ожиданиям, спившийся инженер отнесся к моему рассказу весьма серьезно: «3десь, в бункере, ничего нет, придется ждать, когда снимут оцепление».

Оцепление не снимали еще три дня, но, чтобы держать в лесу целое воинское подразделение — здесь нужен приказ самого высокого начальства.

Наконец, на седьмой день, Серега с Георгичем ушли и не вернулись. Могло быть две причины или их задержали, или они добираются до города. Они мне объяснили, что обычно у них на операцию по сдаче кабеля уходят сутки .

Поздно ночью они отправляются в город. Добираются туда ближе к обеду. Сдают цветмет и закупают все необходимое. Пережидают пока не стемнеет и ночью же, чтобы их никто не выследил, возвращаются .

Я не мог найти себе места, пока их ждал. В жуткой темноте, Георгич, несмотря на запасы, экономил солярку, в голову лезли дурные мысли. Я смотрел на свет коптилки и почти физически ощущал, как старается сатана, чтобы посеять в моей душе страх. Мне стоило усилий, чтобы бороться с этим.

Когда веревочная лестница зашевелилась, словно ожив, сердце радостно забилось — возвращаются. В темноте я потерял счет времени, но и так было ясно, что они сильно задержались.

«Что так долго?».

«Ключи не могли найти» — Серега радостно улыбался: « Пришлось

ждать пока стемнеет. На окраине города залезли в частный гараж к одному мужику. Управились только к рассвету. По лесу шли — уже светало».

«Никто вас не выследил?».

« Мы сделали крюк. Отсиделись в кустах. Проверили, никто за нами не шел».

«Могли издалека следить».

«Нет, не похоже. Всё тихо».

Я звал, что ничего не произойдет, пока шеф не поймет, какой следующий ход я хочу сделать. Поэтому, как только мы начнем действовать, то работать нужно будет как можно быстрее. Я объяснил это нашему инженеру.

Мы с Серегой отворачивали бесконечные болты и вскрывали какие-то лючки, а Георгич доставал оттуда какие-то микросхемы и провода.

Через сутки Георгич заявил: «Кажется все. Теперь им понадобится полгода, чтобы все это оживить. Осталось только уничтожить микросхемы».

Когда последняя плата полетела в буржуйку, веревочная лестница зашевелилась. К нам кто-то спускался. Это оказался шеф. Увидев ракету, полностью лишенную электронной начинки и горящую буржуйку он все понял...

…Я в офисе перед компьютером. Игра окончена, я выиграл, и ко мне могут присоединиться двое. Странное ощущение. Знаю, что нахожусь среди своих врагов, но настолько к этому привык, что перестал обращать внимание.

По сути дела меня окружают сам сатана, воплотившийся в человека, и его духи, в виде сотрудников офиса. Религиозные люди назвали бы шефа Антихристом. По сути, он так и назван в Библии. Нострадамус указал даже дату его рождения, но это не важно.

Я знаю, как противостоять сатане и уж тем более его воплощению в человеческом образе, но это касается лично меня. Тот, кто во мне больше того, кто в мире. Но как одержать над ним победу? Мне нужны двое, чтобы овладеть книгой, а затем... Это знает только Бог.

Кто эти двое? Когда они придут? Мне это тоже не было открыто. Я стал молиться об этом на языках. Это называется молиться в духе. Молится мой внутренний человек, а он больше того, кто в мире. Эту молитву можно истолковать, но для этого нужен человек, который может это делать. Истолковывать языки это один из даров Бога.

Помолившись, я понял, что они также ищут меня. И сейчас все зависит только от нас троих. Мы должны найти друг друга не зная, друг о друге ничего. Эта встреча не может произойти на мирском уровне, мы не от мира сего. Обычные в таких случаях методы поиска нельзя использовать. Это может быть либо откровение, либо...

Глава 4. После рассказа отца о Даре воина Ольга вспоминает, что в детстве этот у неё уже был.

Ольга, наконец, поняла, что ее тяготило всю неделю. Ей не хватало действия. Она, видимо, настолько уже привыкла к стремительно развивающимся событиям, что жизнь в подмосковном доме, где они вот уже неделю обитали с отцом, наскучила…

Зато у нее появилась возможность все хорошенько обдумать. Итак, она, возможно, носительница особого дара, идущего по материнской линии от сестры Моисея и Аарона Мариам. Мать Ольги могла передать ей этот Дар...

Родители, по сути дела, бросили ее, чтобы спасти. Женщина, которая отдала ее в «Дом младенца» в одном из провинциальных городков, была сотрудницей разведки. Она несколько раз приходила, чтобы проверить все ли нормально с ребенком. А Ольга столько лет считала, что это и была ее мама.

Она поняла. Ей ужасно не хватало материнской любви. Ей, которой был, возможно, дан Дар воина, способного повести на битву.

Мне было тринадцать лет. Я верховодила в интернате над самыми отъявленными хулиганами. Мы держали в страхе даже воспитателей. Не позволяли им воровать и бить воспитанников. Жили вольготно, но постоянно не хватало еды и хотелось одеться получше.

Помогали старшие те, кому было уже по пятнадцать — шестнадцать лет. Многие из детдомовских уже работали, но много было и таких, кто просто воровал, и продавал краденное.

Мы, младшие, подрабатывали попрошайничеством. После завтрака сбегали с уроков и ходили по городу, выпрашивая деньги или что-нибудь из продуктов.

Вот во время одного из таких рейдов ко мне подошел парень лет двадцати: «Ты старшая?».

«Старшая где?».

«Ну ладно. Я сам детдомовский. Все понимаю. Есть работа».

Он мне чем-то не понравился, но делать было нечего. Жрать-то охота.

«Это, смотря что, ты называешь работой».

« Дело то, в общем, для вас плевое. Нужны человек пять посмышленее. Надо будет спектакль разыграть. Ментам мозги закрутить. Платим пять штук, но ехать надо прямо сейчас».

Такая сумма денег меня сразу же насторожила. Я оглянулась, нет ли поблизости кого-нибудь из старших пацанов, но парень меня успокил: «Твои же не все поедут. У нас тут машина. Запишите номер. Ты не сомневайся, такие деньги заплатят только потому, что подпирает. Да и люди солидные. Для них заплатить вам по тысячи рублей это все равно, что, по мороженному купить. Они просто счет деньгам не знают». Я подавила чувство тревоги и согласилась. Мы сели в микроавтобус «Латвия» и нас куда-то повезли.

Мы ехали не меньше получаса. Наконец машина остановилась и в салон сел какой-то мужчина. В руках у него был футбольный мяч. .

«Слушайте меня, шантрапа, внимательно. Сейчас мы вас высадим. Через улицу напротив большой магазин. Перед магазином парк и площадка. Вы там будете играть в футбол. Минут через пятнадцать подъедет инкассаторская машина. Один из инкассаторов останется в машине — он водитель. Второй войдет в магазин. Когда он оттуда выйдет и направится к машине, то вы пнёте мячик так, чтобы он оказался под ней. Когда инкассатор откроет дверь, кто-то из вас должен быть уже возле машины. Выглядеть это должно так, будто он достает мяч. Но вместо этого нужно будет закинуть в салон вот эту дымовую шашку. Кто из вас старший?».

«Я».

« Кто это сделает?».

« Я и сделаю. Только покажите, как ей пользоваться».

Он показал мне, как пользоваться домовой шашкой и добавил: «После того, как все сделаете, бегите сюда к «Латвии». Вас сразу увезут, и тогда получите деньги. Как вам и обещали — пять тысяч рублей. Вот они»— он достал толстую пачку денег: «То, что будет дальше происходить возле магазина не ваше дело. Вам, главное, быстро оттуда исчезнуть, чтобы не мешались под ногами».

Я отчетливо представила картину предстоящих событий. Мы отказываемся, и одного мальчика убивают, чтобы нас заставить. Как только мы это сделаем, нас все равно убьют.

И тут, впервые, как мне кажется сейчас, после разговора с отцом, и проявился мой Дар воина. Вместо того чтобы испугаться, я почувствовала уверенность в том, что имею превосходство над бандитами. Словно взрослый человек собирается поиграть с пятилетними детишками.

Я подала пацанам наш условный знак, который всегда использовала, когда нам угрожала опасность. Они сразу же все поняли, а я произнесла всего лишь одну фразу: "Как только я кину"  — и резко разжала кулак.

Это означало, что как только я кину дымовую шашку, они должны разбежаться. Нас столько раз это выручало. Когда все враз, врассыпную, по команде, разбегаются в разные стороны, то преследователь теряется и его минутной растерянности хватает, чтобы все смылись.

Мужик, который нас инструктировал, ничего не заметил. Пацаны усиленно делали вид, что слушают только его.

Мы вышли из машины. Пацаны стали вкруг недалеко от входа в магазин и начали перепасовывать мяч. Минут через пятнадцать подъехала инкассаторская машина. Как и сказал бандит, водитель остался в машине и сразу же заблокировал дверь, когда второй инкассатор вышел. Как только он вернулся из магазина и открыл дверь машины, один из пацанов закатил под нее мяч. Я сделала вид, что кинулась за мячом, но вместо того, чтобы закинуть дымовую шашку в салон я кинула ее метрах в трех перед машиной. Увидев, что мои уже разбежались, скомандовала инкассаторам: «К бою. Противник сзади». Понятия не имею, откуда взялась эта фраза, но инкассаторы отреагировали мгновенно.

Водитель тут же тронул машину с места, а второй запрыгнул на ходу и уже через минуту определил, что их обстреливают из бежевой шестерки, и открыл ответный огонь, стреляя через бойницы.

Я тоже бросилась бежать, но едва оказалась на другой стороне улицы, как ко мне подъехала «Латвия» и меня затащили внутрь. В машине были главарь, который час назад здесь же давал нам указания, парень, который меня, собственно, и завербовал, и еще два амбала. В руках у главаря был пистолет, а оба «быка» были вооружены «калашами».

Я понимала, что мне должно быть сейчас очень страшно, но я вела себя совершенно спокойно. Словно пришла в спортзал на тренировку. И главарь, словно почувствовав мою уверенность, набросился не на меня, а на парня: «Ты кого мне привел? Ты что не видишь, что это ментовскал подстава. Девка подготовлена».

Он в упор три раза выстрелил в парня, и тут произошло нечто неожиданное даже для меня самой. Не знаю, что мною двигало, но я абсолютно хладнокровно пнула одного из бандитов куда-то под локоть. Автомат вылетел у него из рук и оказался возле моих ног. Через мгновение я сняла его с предохранителя и передернула затвор. Я и раньше замечала за собой, что когда я дерусь, то сохраняю абсолютное спокойствие, но никогда не придавала этому значение. Но сейчас, когда мне угрожала смертельная опасность, а я действую словно киношный Рэмбо, то это показалось невероятным даже мне самой. Уж я то знала, что меня этому никто не обучал.

Но бандиты этого не знали! Да и утверждение главаря, что я подготовленный сотрудник милиции на них подействовало. И поэтому, когда я скомандовала: «Всем на пол — оружие в сторону» — они как один подчинились.

Тогда я даже не поняла, что обладаю какими-то особыми способностями, отличающими меня от других людей. Они проявляются во время смертельной опасности. Позднее, я узнала, что этот дар гораздо значительнее, чем просто защита собственной жизни. Мои способности подобны дару великих полководцев. Таким даром обладал Жуков и проявлялся он, когда смертельная опасность грозила миллионам людей. Но был ли это Дар Воина. Отец сказал, что кто-то один из троих обладает этим даром. А кто? Это не известно даже сатане.

После этого случая с инкассаторами шефство над нашим детским домом взяло МВД, и в моей жизни появился Серега.

Газета со статьей о, случившемся, и с моей фотографией, попала и к Самсонову и к моему отцу. Они оба искали меня и оба нашли, используя один и тот же метод — отслеживали информация о детях с особыми способностями. Самсонов искал меня, чтобы найти книгу и заработать двадцать миллионов долларов, а отец знал о моем предназначении...

Глава 5. Трое воссоединяются.

…Об очередях в кинотеатр я слышал только от старших. Они рассказывали, какие очереди были на «Анжелику» или на французский фильм 60-х "Три мушкетера".

Сейчас же очередь на первый фильм года удалось собрать, только бесконечно рекламируя его по первому каналу. В отличие от шестидесятых, когда настолько все было в дефиците, что даже очередь в кино превращалась в битву под Солнцем, сейчас было ощущение праздника.

Я не видел первого фильма, но реклама второго была настолько интенсивна, что не могла не вызвать интерес, тем более, насколько я понял, речь шла о людях наделенных особыми способностями, а это мне было близко.

Я не любитель ходить в кинотеатры, да и наше поколение плохо знает, что это такое. Так что сюда меня привело нечто большее, чем просто желание посмотреть хороший фильм.

Предчувствие или даже ожидание чего-то невероятного, что должно перевернуть мою жизнь не оставляло меня второй день. Я не мог ни понять, ни объяснить чувства охватившие меня.

Я стоял в очереди и точно знал, что мне не достанется билет на первый сеанс нового года, но при этом я ощущал себя абсолютно счастливым человеком.

Когда объявили, что на первый сеанс все билеты проданы, я повернулся и пошел домой.

«У вас лишнего билетика не будет?» — я привычно уже пробормотал: «Нет»— но что-то заставило меня оглянуться. Как в песне: «Я оглянулся, чтобы посмотреть, не оглянулась ли ты».

Ни мне, ни ей ничего не надо было говорить. Это была та девушка, которуя я неоднократно видел в своих видениях. Я столько раз за неё молился, когда ей грозила опасность. Бог соединил нас. Ольга сразу же повела меня к себе, где нас встретил отец: «Это он!» — и ему, также было достаточно одного взгляда, чтобы все понять…

.... Я не люблю фэнтези. Не читала ни одной книги этого автора, не смотрела первый фильм, но что-то заставило меня пойти на премьеру первого января.

Мы с отцом уже почти полгода жили на шикарной даче в Подмосковье. Хозяева жили в Израиле, и дача была в полном нашем распоряжении. Я подозревала, что дом принадлежит израильской разведке, но отец со мной об этом не говорил.

Он много молился о встрече трех и когда мы подняли бокалы с шампанским в новогоднюю ночь, вместо тоста произнес: «Это произойдет завтра».

Почему-то я решила, что тот, кого мы ждем, сам нас здесь найдет и, ни о чем, не беспокоясь, отправилась в Москву, чтобы не мешать отцу, встретить гостя.

«Мерседес» хозяев также был в полном моем распоряжении, и я часто, по ночам, любила кататься по улицам Москвы, слушал хорошую музыку. В рекламе случайно услышала о фильме и поехала к киноконцертному залу....

... То, что трое соединятся именно в первый день нового года, мне было предсказано отцом моей жены почти двадцать пять лет назад.

Со временем этот день приобрел для меня особое значение. После смерти жены он стал означать, что в этот день я точно буду со своей дочерью.

Когда нас с женой арестовали, друзья тестя вывезли дочку из Израиля в СССР и поместили в детский приют.

В бывшем союзе таких детей было тысячи, и найти ее для Самсонова было очень сложно. Мы дружили с ним со времени учебы в университете. Оба специализировались на проблемах Ближнего Востока, Но меня «бросили» на Олимпиаду, а он остался в Москве делать карьеру. Я так и остался оперативником, он стал руководить управлением.

Именно он меня направил в Израиль искать книгу. Я не знал, что эти листочки пергамента кто-то хочет приобрести за двадцать миллионов долларов. Тогда я еще с рвением выполнял долг советского разведчика и был уверен, что эта книга необходима, чтобы обеспечить безопасность Родины. На самом деле я и Иосиф, сами того не зная, помогали человеку, в котором воплотился сатана.

Я всегда знал, где находится Ольга, а он нашел ее только тогда, когда она в тринадцать лет умудрилась попасть на страницы газет. Он взял над ней негласную опеку. Добился, чтобы ее интернат был взят под шефство спецподразделения МВД. Сделал так, чтобы она попала в юридический колледж, а затем приехала учиться в Москву и поступила в МГУ. Он знал, что рано или поздно рядом с Ольгой появлюсь я. Но в чем он просчитался, так это в том, что ничего не знал о Даре воина.

Самсонов выполнял распоряжения своего хозяина даже не зная, для чего это нужно. Это он устроил так, что до меня дошла информация, будто в сибирской деревушке появился Пророк. Я, по замыслу сатаны должен был поверить, что это третий. Чтобы ускорить ход событий туда отправили Ольгу.

Я прекрасно знал, когда и где появится третий, но сделал вид, что поверил Самсонову. Если бы не случайное вмешательство местных наркодельцов, то Ольге не пришлось бы пройти через череду испытаний, из которых она, кстати, вышла с честью.

Появление на сцене Давыдова тоже хорошо просчитывалось. Самсонов был силен в кабинетных играх, но вот как сыщик никуда не годился.

Я был неслышен о Давыдове и знал, что именно к нему обратится Иосиф Иаковлевич, чтобы найти Ольгу. Так и произошло. Мне осталось только наблюдать за старым сыскарём, а он меня привел и к Ольге и, позднее, к Самсонову...

Наступило первое января. Ольга почему-то решила, что третий сам придет к нам в дом, и с утра уехала в Москву. Она сильно переживала из-за этой встречи. Словно чувствовала, что это совершенно изменит ее жизнь.

Как только они появились вечером, стало ясно, что с этой минуты трое соединены. Нам ничего не нужно было друг другу объяснять. Мы быстро познакомились и уже за чаем начали обсуждать свои будущие действия, по ходу разговора делясь информацией. Получился своеобразный мозговой штурм.

...Со стороны это могло выглядеть странным. Три почти незнакомых человека, а я считаю, что и мы с отцом мало друг друга знаем, не сговариваясь при первой встрече, начали обсуждать проблему, о которой и сами толком ничего не знали.

В университете я изучала, как это делается. Формулируется проблема в ходе обсуждения, а затем вырабатывается стратегия и тактика действий.

Проблема у нас была — найти книгу. Больше ничего, У нас не было никакой информации. Мы не знали, у кого и где может находиться эта рукопись. Единственное, что мы знали это то, что ее ищет Самсонов, и жаждет ей обладать сатана. Круг замыкался на том, что Самсонов связывает свои поиски с нами. Значит, рукопись должна быть где-то рядом.

Необходимо было объединить информацию, известную каждому из нас. Первым начал отец. Он рассказал о той книге, которую ошибочно считали предметом поисков.



© Елисей, 2008

Опубликовано 25.09.2008. Просмотров: 577.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества