творческий портал




Авторы >> Елисей


Видящие ангелов (продолжение21)
(из цикла «Видящие ангелов»)

Глава 9 Схватка Ольги с антихристом.

... За всеми движениями Давыдова следили по спутниковой связи. Его волосы обработали специальным веществом, издающим особый сигнал, который могли обнаружить только определенным образом настроенные приборы.

… «Он нашел сына?» — со времени, как Девил Сатан похитил сыщика, Ольга почти не отходила от монитора. Конечно, она прекрасно понимала, что даже при самых благоприятных обстоятельствах, понадобится время, прежде чем Петр Соломонович просто начнет поиск, не говоря уже об успешном исходе всей операции.

Ольга знала, что в течение трех дней до дня рождения сына, а это должно было произойти на тринадцатый день рождения, тринадцатого числа и в тринадцатый год, божественная защита будет снята.

Она поняла, что найти ребенка обычными «мирскими» методами сможет только гениальный сыщик. Но как он попадет в блокированный Иерусалим? И тут пришло озарение. Антихрист  — Девил Сатан осведомлен о Давыдове не хуже, а даже лучше чем она. Ведь он работал на Самсонова. Цель Сатана та же самая, что и у нее — найти мальчика в разрушенном городе.

Им помогли друзья Петра Соломоновича из спецслужб. Использовали экспериментальные разработки.

Его волосы подают постоянный сигнал. Через спутник сигнал поступает на прибор, который передает его в виде изображения любой выбранной фигурки на карте. Таким образом, можно постоянно наблюдать, где находится источник.

Если взъерошить волосы, или даже резко встряхнуть головой, то по экрану посыплются искры, что и будет условным сигналом. Чтобы не подать сигнал случайно сыщику пришлось обзавестись кепкой.

Итак, увидев прекрасный особняк, построенный в стиле русской помещичьей усадьбы Х1Х века, Петр Соломонович снял кепку и взъерошил волосы.

Естественно, что Девил Сатан приказал вести за ним видеонаблюдение. Не в его характере было доверять кому-либо.

«Что это? Дайте изображение дома» — как только антихрист увидел дом, он воскликнул: «Что тебе до меня?» — но тут же, опомнившись, приказал: «Срочно меня к дому. Все войска ввести в город».

Едва он замолчал, как послышался рев двигателей самолетов.

«Она начала штурм. Готовьте вертолет. Я должен её опередить. В пятнадцать часов вновь начнут действовать силы их защищающие. Это час рождения ребенка».

... Петр Соломонович посмотрел на часы, потом сверил со временем на мобильном. Без трех минут три. Где Ольга?

Вертолет и самолет, высаживающий отряд парашютистов, появились почти одновременно. Первым опустился на землю вертолет, но едва Сатан вышел из кабины, как сразу же недалеко от него приземлился парашютист в форме спецназа США. Петр Соломонович оказался между ними.

Ольга отстегнула парашют и сняла шлем. Из вертолета вышло несколько телохранителей Сатана, но рядом с Ольгой уже приземлялись парашютисты. Все были вооружены.

Петр Соломонович оказался уже между двумя группами вооруженных людей, готовых в любую минуту начать перестрелку. В этом случае его бы просто изрешетило. Стараясь не делать резких движений, он попятился к забору.

Ольга и Сатан стояли друг против друга. Их разделяло метров десять. Зная Ольгу, сыщик был уверен, что она сейчас просто пристрелит и Сатана и его телохранителей.

Но тут Петр Соломонович стал свидетелем чуда, по сравнению с которым появление прекрасного особняка посреди разрушенного города просто померкло.

На глазах у всех Девил Сатан начал превращаться в зверя. Зверь, которого видел остолбеневший полковник, был подобен барсу: ноги у него — как у медведя, а пасть у него — как пасть у льва. Тут же пять охранников превратились в двурогих драконов высотой в три метра.

Давыдов не мог оторвать от них взгляд. Но что-то огромное вдруг появилось по правую от него сторону. Он повернул голову, и был повергнут в еще большее изумление. Огромный всадник на белом коне горой высился надо всеми. Он был почти в два раза выше зверя и драконов. Но испытания для ярого атеиста, бывшего полковника советского МУРа, на этом не закончились. За спиной у Ольги стояла целая армия, таких же огромных как она, ангелов на белых конях и на огненных колесницах.

Зверь взмахнул крыльями и взлетел, устремившись на Ольгу, разинув ужасающую пасть. Но тут же в руках у нее оказалось копье, подобное сияющему лучу Солнца, и она поразила копьем зверя в голову....

Глава 10 Великая битва. Зверь повержен.

... Войска западной коалиции начали наступление по всем фронтам. Иерусалим был взят без боя. Внутренние войска и спецподразделения, оставленные в городе для поддержания порядка, не оказали сопротивления.

Восточная коалиция рассылалась. Девил Сатан вывел все свои войска в Сирию, создав вокруг Дамаска неприступную линию обороны.

Ольга тут же отдала приказ всем своим армиям не покидать мест их дислокации. В операции по взятию Дамаска должна была участвовать только гвардия Израиля.

Теперь, когда ее сын был с ней, она находилась под полным присутствием Святого Духа. Еще не один из живущих на Земле не достигал подобного. Она находилась в постоянном общении с Богом, Святым Духом, Иисусом.

Увидев сына, она забыла обо всем. Ей было не до войны, но мальчик, обняв ее, улыбнулся: «Я тебя тоже очень люблю, но ты должна закончить эту войну. Сейчас, кроме тебя, никто не сможет победить этого антихриста».

…Выставить против почти полуторамиллионной армии Девила Сатана сто сорок четыре тысячи гвардейцев, многим показалось безумием. От Ольги срочно потребовали созвать военный совет.

Больше других на Ольгу был обижен командующий армией США. Его войска Ольга отправила домой за океан в обмен на вывод из боевых действий армий России и Китая.

Президент США был вне себя от гнева. Но он был верующий человек и впервые за свою молитвенную жизнь получил прямое откровение — во всем следовать за этой женщиной во время ведения войны. Это была ее война.

Вот почему на военном совете командующий войсками СШA высказал лишь обеспокоенность по проведению операции по взятию Дамаска. Несмотря на то, что военного присутствия США на поле боевых действий не было, мнение их представителя оставалось решающим.

Ольга вошла в зал заседаний и сразу всё поняла. Ангел и бес боролись за душу этого человека. Когда бес овладел его душой, он потребовал созыва военного совета. Идя сюда, Ольга помолилась за всех членов этого собрания, и Ангел вступил в бой за эту душу.

«Во имя Иисуса оставь этого человека» — Ангел и бес одновременно остановились и посмотрели на Ольгу. Злой дух тут же исчез. Необходимость в военном совете отпала, но дабы соблюсти формальности Ольга все же провела его...

Сто сорок четыре тысячи — это менее двух батальонов. Действительно, сражаться с таким количеством бойцов против полуторамиллионной армии казалось полным безумием. Здесь можно было согласиться с членами военного совета. Но если и хотя бы один из них мог видеть в духе, что это за бойцы, у него бы не осталось сомнений в их победе...

Все ожидали, что Ольга попытается провести какую-то спецоперацию. Например, тайную высадку десанта в расположение вражеских сил и захват Девила Сатана.

Но к изумлению даже ее сторонников, она выстроила своих бойцов на холме по линии фронта обороняющих Дамаск. Сто сорок четыре тысячи метров.

Ольга разрешила снимать поле боя телевидению с самолетов и транслировать по всем заинтересованным каналам. С высоты птичьего полета это выглядело потрясающе.

Вопреки всем канонам современного боя на оборонительный рубеж самой мощной современной армии шла в атаку цепь бойцов. Такое возможно было разве что в Гражданскую войну, как в фильме Васильевых " Чапаев" или же в "Война и мир" Сергея Бондарчука. Казалось, что сейчас раздастся пулеметная очередь, или разорвется снаряд, выпущенный из мортиры батареи Тушина, и идущие в атаку начнут падать.

Действительно, на радарах появилось несколько точек. Со стороны Дамаска было выпущено несколько ракет, способных уничтожить всё живое по линии в двадцать километров.

И вот тут происходящее перешло в другую реальность. Миллиарды людей смотрели по телевидению это вещание. Все понимали, что сейчас решаются судьбы целых государств. Но мир был потрясен тем, что в следующий момент появилось на экранах.

Каждый из 144 тысяч атакующих превратился в ангела. Теперь им было мало тех двух метров, что были между ними. Каждый из них был огромен. Серебряные одежды делали похожими их на гигантские боевые машины.

Все ракеты были легко уничтожены. Они просто взрывались, не долетев до цели. Ангелы заполнили все пространство вокруг города. И на земле и на небе.

Словно вороньё, из города начали вылетать подобные ангелам, но одетые в черные одежды. Завязалась битва. Она была три дня и три ночи, и никто не мог победить.

Народы были в ужасе, ибо было всем понятно, что если победят черные ангелы, то Землю покроет тьма, как это было до свершения времен.

Было так, когда был день, то побеждали Ангелы в серебряных одеждах, когда наступала ночь, то верх брали черные. Поэтому, когда был день, то это было время радости, а с наступлением ночи приходило горе.

На исходе трех дней и ночей силы иссякли у обеих сторон. И казалось так и будет вечно, потому что всегда день сменяет ночь. Но тут битва остановилась.

Из города вышел зверь. Его образ вселил страх и ужас в сердца всех живущих. Не осталось на Земле праведника, который бы посмел не склонить пред ним голову. Он был во сто крат больше первого зверя и закрывал собой половину неба. На голове его зияла свежая рана.

Ангелы света готовы были вступить в смертельную схватку с ним. Но он одним движением хвоста мог смести всё их множество, и поэтому даже не обратил на них внимание. Казалось, что он ждет кого-то, изготовившись к отражению удара.

Появился всадник на белом коне, облаченный в платиновые одежды. Он вдвое превышал зверя, и казалось, что головой он задевает звезды. При виде его, сердца живущих наполнились радостью и любовью к Богу, пославшему Спасителя.

Зверь, словно трусливый пёс, поджал хвост и прижался к Земле, но это было обманом. Едва всадник приблизился к нему, как зверь изловчился и прыгнул. Земля сотряслась.

Конь встал на дыбы и передними копытами отразил прыжок зверя. Тот отлетел и завертелся вокруг себя волчком, круша своим хвостом город. Всадник ударом нанизал его на копье и поднял над Землей. Словно червь извивался зверь на платиновом древке и, наконец, затих.

Дабы не сотрясать более Землю Ольга медленно опустила врага под копыта коню. Зверь издох. Антихриста Девила Сатана больше не было...

Глава 11 Сатана приходит к Ольге в палату. Доктор слышит их разговор и видит дьявола.

Хорошо, что в городе такой ранний рассвет. Словно вечное лето. За окнами дома, который выбрала себе Ольга, предрассветный лес оживал, освобождаясь от ночи.

Бог оставил здесь ночь, так как люди привыкли к ней в своей земной жизни.

В Небесный Иерусалим возвратился день. Обитатели города продолжили свои обычные занятия. Тут каждый мог делать то, что ему было по душе. Люди были абсолютно счастливы. Их ничто не ограничивало, так как их желания всегда совпадали с волей Божьей.

Ольга занимала здесь самый высокий ранг. Так как была матерью Царя царей.

... После уничтожения антихриста должно было пройти время, прежде чем сатана сразится с Агнцем Божьим.

Чувствуя свой конец, сатана установил на Земле времена, когда злодеи злодействуют и злодействуют злодейски.

Многие даже стали вспоминать времена, когда на Земле правил антихрист. Появилась теория, что он сдерживал сатану в его ненависти к людям, и все чаще стали раздаваться проклятья в адрес тех, кто хотел гибели антихриста. При нем жили плохо, но лучше, чем сейчас.

Затем и с властью сатаны смирились, относясь к мучению и смерти как к должному: «А вдруг меня и моих близких это не коснется». Но остановить дьявола нельзя до тех пор, пока он не истребит род людской.

Прошло двадцать пять лет с тех пор, как был поражен зверь и люди стали забывать эту победу. Казалось, что власти дьявола уже не будет конца. Вера на Земле истощалась. Праведников уже не было. И сатане все легче было сеять в душах неверие и заставлять сомневаться в том, что придет спаситель.

…До пансионата ФСБ было еще минут двадцать хорошего хода, но это если по трассе. Та дорога, которая вела к пансионату, была просто непреодолима, даже в хорошую погоду. Пациентов туда доставляли на вертолетах, как, впрочем, и всё остальное, необходимое.

Обслуживающий персонал состоял, в основном, из местных жителей, а врачи работали вахтовым методом.

Это были высококлассные специалисты. Почти все начинали работать еще при существовании КГБ.

Несмотря на строгий запрет для персонала распространять сведения о том, что происходит за забором санатория, в окрестных деревнях поползли слухи о необычной пациентке, недавно здесь появившейся.

Говорили, что несколько лет назад она разделалась с бандой, державшей в страхе все поселки и деревни в округе.

Узнали ее санитарки, работавшие раньше в районной больнице. В свое время ее поместили туда по распоряжению главы края. Но, несмотря на усилинную охрану она смогла сбежать.

Сейчас пациентка вела себя тихо. Ей дают лекарства, и она беспрестанно о чем-то рассказывает. Ей на одежду прикрепили микрофон и всё, о чем она говорит, записывается и сразу отправляется в Москву.

В отличие от других пациентов, ее рассказы не были бессвязными. Одна из санитарок даже ходила на исповедь и поведала батюшке кое-что из того, что слышала. Религиозный деятель, конечно же, все выслушал, и успокоил прихожанку.

После этого, загадочную пациентку поместили в отдельную палату и ограничили к ней доступ.

Во время вечернего обхода лечащий врач поинтересовался у медсестер: «Ну, как она после перевода в отдельную палату? Ничего в ее поведении не изменилось?».

«Нет, только стала чаще о сыне вспоминать».

«Никакой интересно информации не было?».

«Называла какую-то фамилию. Кажется Давыдов. Из Москвы уже звонили. Отдали приказ в эти дни усилить наблюдение. Просили учесть, что информация очень ценная».

«Запись еще не отправили? Я хочу просмотреть».

«Техники как раз сейчас работают».

Кабинет, куда он вошел, напоминал операторскую телевизионного канала. Таким, во всяком случае, представлял его себе лечащий врач Ольги. Мониторы во всю стену и операторский пульт.

«Вы дежурили ночью?».

Сонный оператор улыбнулся: «Нет, я только заступил. Ночной отсыпается в соседней комнате».

«Хорошо, а вы можете поставить запись из палаты. Сестра, в какой палате у нас Саваофова — Ильина?».

«А это та, что с Ангелами разговаривает» — оператор зевнул и потянулся в своем кресле: «Извините, еще не проснулся. Мы со сменщиком вдвоем. Людей не хватает. Не высыпаемся. Сейчас все поставлю. Вы всю запись будете смотреть? Я имею в виду все, что ночью записали».

«Тогда я с вашего позволения вам все настрою и пойду, подремлю еще. Здесь все просто. Вот пульт, как у обычного видеомагнитофона. Воспроизведение. Стоп. Вперед-назад. Разберетесь?».

«Да. Отдохните. Сестра вы тоже можете идти. Я тут поработаю. Мне надо понаблюдать за ней. Очень интересный случай. Близко к теме моей диссертации».

Полковник медицинской службы включил монитор. Его недавно назначили и перевели сюда из Москвы. По специальности он был психиатр и занимался реабилитацией побывавших в зоне боевых действий.

Его сразу же заинтересовал случай Ольги. Она чудом осталась жива после взрыва гранаты и пережила клиническую смерть.

Самым странным в этой истории было то, что осматривавший ее врач констатировал послеродовое состояние. Словно она родила в те два часа, которые прошли после взрыва, и как ее осмотрел врач. Это было невозможно, потому-то все это время рядом с ней были люди. Сначала спецназ, потом криминалисты, врачи... Если даже допустить, что она родила, то куда исчез ребенок?

Женщина, которую видел врач на экране небольшого монитора, спала. Цифры в углу экрана показывали двадцать три пятьдесят пять. Ровно в двенадцать ночи ее словно кто-то разбудил. Откинула одеяло и села на кровати. Одета она была в больничную ночную рубашку. Врач хорошо знал, что такие шьют сами больные здесь в цехе.

«Ты снова здесь?» — вопрос прозвучал настолько четко, словно Ольга сидела на соседнем стуле.

«Да, я здесь» — ей ответил грубый мужской голос.

Полковник остановил запись. Прокрутил еще раз, увеличив изображение, пытаясь понять, как это она делает. Ho, на ее лице, увеличенном во весь экран, ничего нельзя было разобрать. Увеличение дает нечеткое изображение.

Объяснение могло быть единственным, что она разговаривает, не разжимая губ. А значит, делает это сознательно, чтобы обмануть наблюдающих.

Врач чуть уменьшил изображение, и сейчас стало отчетливо видно, что пациентка на кого-то смотрит, и ее мимика полностью соответствует тому, что ей говорят. Чревовещать и еще реагировать на свои же слова? Что-то уж очень сложно, и это притом, что складывалась полная иллюзия присутствия собеседника, который оставался вне поля зрения, за кадром. Стоп, в этом учреждении такое не положено.

«Капитан, вы не спите?».

« Нет. Еще не заснул».

«Почему у вас палата полностью не просматривается?».

«А вы включите все камеры. Большая кнопка в середине пульта».

Врач нажал кнопку. Изображение на мониторе разделилось на четыре квадратика. Туалет. Ванна. Комната, где видна женщина. Изображение этой же комнаты, но с другой стороны. Напротив Ольги сидит человек, одетый во все черное. По инструкции необходимо поднять тревогу, но тогда он не узнает, о чем они говорят.

«Зачем ты приходишь? Ты же знаешь, что тебе никогда не найти моего сына».

«Ну почему же? Ты уже сама сказала, где он. Сейчас за нами наблюдает человек, слышавший одну фамилию, которая легко поможет распутать эту загадку».

«Да. Он уже один раз нашел ребенка. Ты помнишь, чем это закончилось для твоего антихриста?».

«Девил Сатан? Это был один из самых слабых антихристов. Вспомни Атиллу, Александра, Чингисхана, а Гитлер? Он делал для меня жертвоприношения в миллионы людей. Но все они всего лишь мое воплощение. Теперь тебе придется иметь дело со мной. А меня уже не сразишь копьем».

«Да это так, но тебе придется иметь дело с моим сыном, а он Царь царей».

«Так будет, но если он сможет вырасти».

«А ты почитай Библию, и узнаешь, что об этом написано».

Раздался хлопок и человек исчез. Врач перед монитором, придя в себя, пробормотал: «Сейчас зайду, а там запах серы. Кто здесь психиатр?».



© Елисей, 2008

Опубликовано 25.09.2008. Просмотров: 539.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества