творческий портал




Авторы >> Елисей


Рождественская история (продолжение 3)
(из цикла «Литературная рулетка: Проза»)

Мужем Надин был Пашка, тот самый герой-любовник. Наш однокурсник. К сорока годам он превратился в добропорядочного папашу, заведовал районным отделом образования, и стал изрядным занудой.

Надин, звали мы её так, с ударением на последнем слоге, за то, что она в совершенстве знала французский, была самой рассудительной из нашей троицы, и обладала сильным характером.

Устроившись, после универа, в газету внештатником, она через пять лет вышибла с этого места главного редактора Любовь Сергеевну.

Эту женщину боялись все сотрудники газеты и студенты факультета журналистики. Она преподавала у них несколько предметов. В кабинет к ней заходили на цыпочках, а на экзамен шли, как на расстрел. В итоге судьба пересекла её с Надин  — Любовь Сергеевну проводили на пенсию.

Надин и приняла решение познакомить меня «с нормальным мужиком», после того, как от меня ушел Вадим.

Он учился на год старше нас. С третьего курса у меня с ним был один и тот же научный руководитель. В первый же день, как только я попала на семинар: «Комплексный подход к изучению художественного творчества», мы оказались рядом. Вернее я, опоздав, не глядя, мне было стыдно, что отвлекаю профессора, плюхнулась на свободное место. Он пододвинул свою тетрадь, дав списать тему занятия: «Вертикальные и горизонтальные уровни художественного произведения. Ассоциации. Фокус».

Уже к середине семинара я полностью врубилась и полушепотом отвечала на все вопросы преподавателя. Вадим громко за мной повторял. Юлдуз, наш профессор, в конце, поверх очков посмотрела на него: «Вы меня сегодня приятно удивили. Делаете успехи».

Я написала Вадиму диплом. Его оставили учиться в аспирантуре. Нас считали самой красивой парой на факультете.

Ещё через год, когда я защищала свой диплом, его выгнали. В знак солидарности, я отказалась стать аспиранткой.

Мудрая Юлдуз Григорьевна меня предупредила: «Девочка моя, не связывай с ним свою судьбу. Бездарные люди не способны делать счастливыми своих близких. Ты талантлива, а зарыть свой талант в землю, это грех. Вспомни притчу, которую Христос рассказал своим ученикам».

Мы решили, что напишем диссертацию вместе. Вадим оформил документы как соискатель. Наш научный руководитель дала своё согласие, когда я ей пообещала, что обязательно и сама поступлю в аспирантуру, как только муж защитится. С детьми тоже решили повременить.

Благодаря всё той же Юлдуз Григорьевне, Вадима взяли преподавать на подготовительных курсах по литературе. Он с этим справлялся блестяще. Всё, что не касалось живой науки, у него получалось замечательно.

Я подрабатывала рекламным агентом и писала нашу диссертацию. Старалась спланировать день так, чтобы с утра поработать в архиве или библиотеке, а во второй половине дня назначала встречи с клиентами.

Приходилось сопоставлять творчество трёх авторов по их черновикам. Исследовала, как в процессе творчества реализуется авторский замысел. Методом ретроспекции можно установить, что, от варианта к варианту, остаются знаки самого процесса творчества. На каком уровне влияет на процесс творчества бессознательное. По мнению моего профессора самым сильным моментом в диссертации было то, что я дала собственное определение тому, что такое знак творческого процесса. До моей работы такого определения в литературоведении не было.

Защита диссертации, которую провёл Вадим, вызвала сенсацию на университетском уровне. Уж что-что, а перед аудиторией он умел держаться. Тем более, что от него потребовалось просто прочесть реферат. Ни одного вопроса не было задано. Председатель комиссии только отметил, что диссертация имеет бесспорную научную ценность.

Он ушел от меня через неделю после того, как завершил все формальности и ему выдали диплом кандидата наук. Он заранее договорился, что его берут на кафедру в другой институт. Почти год, в тайне от меня, он жил с одной из студенток, и у них росла дочка. Всё это он спокойно мне рассказывал, собирая свои вещи. И здесь он всё рассчитал. Быстро собрался и ушел, пока я не пришла в себя от шока.

Позднее оказалось, что родители его любовницы, очень влиятельные люди, тоже были в курсе всего происходящего, и только ждали его защиты.

В итоге мне, несмотря на моё состояние, пришлось убеждать Надин, чтобы она не трогала ни его, ни молодую жену, ни его родителей.

Нас мирно развели через месяц. И вот, когда мы всей нашей троицей отмечали этот мой развод, Надин и предложила эту дурацкую идею создать для меня Феликса.

Анька тут же её подхватила и записала первое условие: «Пусть будет фантастически богат и никакой науки в голове» — я согласно кивнула головой.

Не знаю почему, но после того, как он от меня ушел, моя депрессия вылилась в извращённое, в моём положении брошенной жены, состояние необычной лёгкости и свободы. Может потому, что я сбросила с себя это бремя ответственности за двоих, которое взвалила на себя.

Опять же мудрая Юлдуз подошла ко мне после защиты и сказала пророческие слова: «Я знаю, что эта диссертация полностью твоя заслуга. Знаешь, почему я позволила ему присвоить её?»

«Нет»

«Ради тебя. Его погубит чужая слава. А ты, почувствуешь облегчение, как только избавишься от него. Он бы не оставил тебя, пока бы не получил своё. Благодари судьбу за то, что скоро произойдёт…»

Так и вышло. Но меня ждало ещё одно испытание.

продолжение следует...



© Елисей, 2009

Опубликовано 26.01.2009. Просмотров: 512.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества