творческий портал




Авторы >> Елисей


Рождественская история (продолжение 6)
(из цикла «Литературная рулетка: Проза»)

…Естественно, что я никогда бы не согласилась на знакомство с Феликсом в том варианте, который напридумывали Надин с Анькой.

Во-первых, хотелось настрадаться одиночеством, во-вторых, я и сама не знала, что во-вторых…

Но они разыграли всё как по нотам. Примчалась Анька, я драила квартиру. Затеяла генеральную уборку.

«Оль, помнишь, ты с Вадимом во Францию собиралась? Деньги копили»

«Ну?»

«Значит, у тебя и виза есть и загранпаспорт?»

«Есть, да что случилось то?»

«У Надин на работе путёвка горит. Завтра вылетать. Тридцать процентов от стоимости. Мы тебя решили отправить».

«Что?».

«Да ничего. Паспорт давай, я оформлю. Мы выкупили уже.

А ты здесь сворачивай всё и собирайся. Самолёт десять тридцать. Шереметьево, естественно».

Тут же позвонила Надин: «Анька у тебя уже? Сказала? Хорошо, только не вздумай фордыбачиться, а то придушу. Дай ей документы, какие просит, срочно надо всё сделать. И человека выручим с туром, у него форс-мажор, а мы ещё успеваем переоформить на тебя».

С Надин спорить бесполезно, да, если честно, так хотелось куда-нибудь уехать. А здесь Франция. Мечта всей моей жизни. Я отдала Аньке паспорта…

Анна, со всеми документами, примчалась как раз в тот момент, когда объявили регистрацию. Мы с Надин уже начали нервничать.

Успели только перемазать друг друга помадой да бросить на ходу: «Пока, пока».

В самолёте я поняла, что лечу в Ниццу.

Билеты, конечно же, тоже покупала Анька. Я впервые за границу, не разбираюсь даже, какого класса салон мне достался. Поняла только, что есть ещё рейс Air France, но у меня Аэрофлот.

Мне повезло, соседкой моей оказалась симпатичная, модельного типа, девица. Во всяком случае, я избавлена от ухаживаний какого-нибудь подвыпившего кавалера-попутчика.

«Отдыхать едете?»

«Отдыхать»

«Одна?»

«Одна. Присоединиться никто не успел. Путёвка неожиданно образовалась. Подруги, можно сказать, силом отправили».

« А я замуж выходить. По Интернету познакомились. Специально французский учила. Полгода подходящего искала. Потом три месяца переписывались. Второй раз уже к нему лечу. На этот раз окончательно. А вы ведь, не замужем. Угадала?»

« Угадала, развелась недавно»

« Выходит тоже мужчину искать?»

« Что значит мужчину искать?»

«Ну, в Ниццу летите мужика искать? Только у вас шансов никаких. Туда со всего мира съезжаются. И уж поверьте молодые, красивые»

« А у вас значит, все шансы?»

« Да, к тому же я заранее позаботилась. Беспроигрышный вариант. У меня там ещё две кандидатуры. Но и этот никуда не денется. Без ума от меня».

«Слушай, счастливая! Нам четыре часа лететь рядом. Я тебя попрошу всё это время потратить на то, чтобы придать себе товарный вид. Иначе твои шансы станут нулевыми. Догадываешься почему?»

Девица обиженно хмыкнула и принялась за маникюр.

Итак, мне не двадцать, у меня не такие, как надо, длинные ноги и никаких шансов. А девица, в общем, права. Зачем я лечу? Что себе врать. В надежде, что кого-нибудь встречу? Вот именно, что кого-нибудь…

Он пришел к нам в девятый класс и не был похож ни на кого из наших пацанов.

«Воронцов! Ты здесь новенький. Это твой первый урок в этом классе и ты сидишь, разговариваешь? Тебе что-то не нравится?»

«Да. Вы ударения в словах не правильно ставите»

Училка по русскому вскочила со стула: «Что? Ты интеллигент вшивый! »

«Вшивый, надеюсь, в кавычках? Вы это имели в виду, а то всему классу карантин» — мы грохнули. Грозная дочь Владимира, как мы её прозвали по отчеству, рассмеялась вместе со всеми. Литераторша от бога, она, впоследствии, Сашке прощала многое. У него была врождённая языковая грамотность и чувство стиля. Его сочинения гуляли по конкурсам, и наша школа гремела от славы на всех совещаниях отдела образования различных уровней. Когда дочь Владимира выжили из нашей элитной школы, то Сашка, в знак протеста, завалил выпускное сочинение и экзамен по литературе.

«Будете? Я угощаю» — девица в знак примирения решила заказать мне мартини.

«Нет, я водку предпочитаю и не в самолёте» — мне почему-то стало неудобно, что я так грубо с этой двадцатилетней длинноногой, может воспоминания сделали вновь сентиментальной: «Нет, правда, спасибо. Не хочу. Я тут немного погрущу, ладно» — она понимающе кивнула. Всё-таки тоже переживает, хотя и стерва, по всему, редкая. Ну да хрен с ней.

После уроков ты шел сразу же домой. Я появлялась минут через двадцать.

Ты научился одним движением стягивать с меня юбку, колготки и трусы.

Иногда, когда в школе проводилось какое-нибудь торжественное мероприятие, или наш класс дежурил, я приходила в школьном платье, белом фартуке и с бантами. К этому времени мы уже встречались месяца два, и насладились познанием друг друга, усиленным первым, детским опытом.

Ты не спеша, развязывал узел на фартуке, и я вешала его на стул возле кровати, чтобы не помять, затем расплетал банты. Снимал с меня платье и так же аккуратно вешал его на стул. Это стало нашей церемонией.

Очень долго целовались. Останавливались, лежали рядом, смотрели друг другу в глаза, счастливо смеялись и снова целовались.

Нацеловавшись в губы, ты целовал мои глаза, шею, плечи, потом снимал с меня лифчик, ловко научившись одной рукой расстёгивать крючки. Вешал его поверх платья, и мы продолжали… Я была твоей первой женщиной. Ты был моим первым мужчиной. Дети, познающие друг друга. Мы были счастливы!

Совершенно по-другому было, когда я приходила в повседневной форме. В жакете и юбке. Сорвав её, ты в нетерпении набрасывался на меня и мы, не тратя время, занимались сексом, который можно сравнить разве что с дикими танцами у костра впавших в экстаз, от бешеного ритма барабанов, африканских соплеменников.

О наших встречах не знал никто, даже мои ближайшие подруги. Вернее, знали, что после школы мы уходим вместе. Знали даже, что я бываю у тебя дома. Но то, что мы спим, никто и не догадывался.

Я дурила одноклассницам голову рассказывая, что мы ни разу даже не поцеловались. А ты, когда пацаны хвастались друг перед другом своими фантастическими гипрсексуальными победами, только улыбался.

Первая наша с тобой встреча! Первый мой мужчина, и первая твоя девочка, которую ты сделал женщиной…

Четыре часа полёта и мы в Ницце. Не успели выйти в зал, как моя спутница кинулась к пожилому толстому итальянцу, и что-то эмоционально заговорила. Я не знаю итальянского, но поняла, что её жених по-хамски орал на неё. Она обняла его, и поцеловала сверху в лысину. Мужчина успокоился, и они пошли к выходу. Девица бросила на меня взгляд полный превосходства и презрения.

Я включила мобильник. Сообщение от Надин: « Тебя встречают. У него твоё имя». Я огляделась, и увидела человека с табличкой, на которой, действительно, по-русски было написано моё имя.

Он тоже меня заметил: «Ольга? Я вас узнал, мне ваши подруги фото по электронной почте прислали».

« Фото прислали? Знаете, как-то неожиданно всё. Я сообщение только что получила о том, что меня встречают».

« Меня Анна попросила вас встретить. Я друг их семьи» — откуда-то взялся роскошный букет.

Так, заразы. Я только сейчас поняла, каким образом они всё провернули. Итак, это Феликс.

Высокий, интересный мужчина в возрасте. Дорогой светлый костюм. Пока мы стояли, заметила, как заинтересованно бросают на него взгляды, проходящие мимо женщины. Это тебе не старый лысый итальянец.

« Я рада, что они вас попросили меня встретить. Мои подруги. Вернусь, отблагодарю их за всё »

« Хорошо, я отвезу вас в отель и помогу устроиться».

Мы вышли из здания. Подошли к его машине. Белый BENTLEY GTE Cabriolet. Уже садясь, оглянулась. Есть. «Моя» девица всё видела. Со своим мачо, как раз тоже садилась в машину. В фургон, по всему борту которого красовалась надпись с названием какого-то ресторана. Успела заметить, что девица делает мне какие-то знаки. Тогда я подумала, что из зависти.



© Елисей, 2009

Опубликовано 12.07.2009. Просмотров: 484.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества