творческий портал




Авторы >> Елисей


Рождественская история (окончание)
(из цикла «Литературная рулетка: Проза»)

Несмотря на внешность красавца – любовника Феликс мне не то что не понравился, а скорей вызвал чувство настороженности. Уж слишком всё выглядело шикарно. По — киношному. Бондиана сплошная.

Он действительно отвёз меня в гостиницу, как и обещал. Тогда и прозвенел первый звоночек. Это был дешёвый номер в частном пансионате.

— Располагайтесь, завтра придёт моя яхта, и мы с вами уйдём на ней совершить небольшую прогулку. Я покажу вам самые примечательные места на Лазурном берегу.

Как только за ним закрылась дверь, я попыталась дозвониться в Москву Надин, но связи не было. Позднее, уже, когда вернулась в Россию, я ей позвонила и узнала, что Феликс это вовсе и не знакомый Пашкиного отца. Анька его на каком то сайте знакомств нашла. Но об этом я узнала уже после того, как в моей жизни произошли серьёзные изменения. А в тот момент я по-настоящему запаниковала.

Единственным желанием было, как можно скорей выбраться оттуда, и сбежать от злодея-красавца Феликса. Я подхватила свою сумку и попыталась открыть дверь — закрыта. Кто-то запер её снаружи. Паника только усилилась. Последние сомнения в том, что я всё это придумала, рассеялись. Кто станет запирать будущую «невесту» в дешёвом гостиничном номере? Наверное, уж точно не влюблённый жених.

Выглянула в окно. За ним, на расстоянии вытянутой руки кирпичная стена. Высота метров десять И хотя я находилась на первом этаже, но единственный выход, который я могла придумать, это взобраться на эту стену. И не известно было, что за ней. Но я решила рискнуть. Надо действовать. Кто знает, что этому Феликсу надо от меня. Посадит в подвал, прикуёт цепью, или выбросит, где-нибудь в море со своей яхты, если она у него, конечно, на самом деле есть. Во всяком случае, сейчас, он ещё не знает, что я что-то заподозрила. Да и трудно предположить, что женщина, приехавшая за тысячи километров в поисках счастья, сразу же сбежит. На это он и рассчитывает.

Я переоделась в джинсы и кроссовки, достала из сумки документы, деньги, телефон, рассовала всё это по карманам и полезла на стену (вот уж точно не от хорошей жизни).

Попробовала упираться ногами в противоположную стену, но так у меня ничего не вышло. Одна из стен была сложена из обычного силикатного кирпича, и на ней не за что было зацепиться. А другая стена, того самого старинного здания, в котором я сейчас находилась, была выложена из бута – обработанного вручную камня. Вот на ней было, куда поставить ногу, и за что зацепиться. Тогда я изобрела новый способ подъёма, который тут — же назвала «ноги-попа». В одну стену упиралась ногами, а по гладкой скользила своей пятой точкой, поднимаясь потихоньку вверх. От страха даже не заметила, как оказалась на крыше здания.

Это наверняка был самый глухой район. Вокруг только старые одноэтажные постройки. Небольшой посёлок. И даже с крыши не видно моря. И только сейчас в моём сознании сложилось

всё в целую картину. Когда мы ехали сюда на машине, то всё время дорога шла на подъём. Меня завезли в какой-то глухой посёлок, затерянный где-то в горах. Из машины это выглядело всё совсем по-другому. Улочки посёлка утопали в зелени так, что даже не было видно домов.

Кирпичный забор, которым и оказалась «гладкая» стена, был обвит плющом так, что растение переходило на крышу «моего» дома. Без особых усилий я спустилась по нему вниз и оказалась в саду. Вероятно, это была территория соседнего участка, или как здесь они ещё называют свои поместья. И вот, когда я спустилась на землю (уж точно можно сказать, что с небес), то у меня возник вопрос – а что мне делать дальше?

Я нахожусь в чужой стране. Меня пытались закрыть в доме с неизвестной целью. Хотя, конечно же, не трудно догадаться с какой. Господи, наверняка мне в этом посёлке и шагу не дадут ступить. Они же все здесь друг друга знают. Чужой человек сразу привлечёт всеобщее внимание. Ситуация патовая.

Но все же я нашла выход. Единственный, который только был возможен. Ухватилась за соломинку. Прежде всего, заставила себя успокоиться. Залезла в густой кустарник, где меня никто не мог бы увидеть, и сидела так, наверное, с полчаса, прокручивая в голове события сегодняшнего дня, пытаясь найти выход.

Несколько раз в памяти всплывал яркий фургон, моя недавняя попутчица и знаки, которые она мне подавала. Последний жест, который я видела перед тем, как меня увёз Феликс, явно означал телефон, приложенный к уху.

Тогда я не придала этому значения, но сейчас этот жест означал для меня многое. Есть человек, которому я могла бы позвонить. Хорошо бы, но я не знаю её номер. Тогда, в салоне самолёта, разве я могла подумать, что взбесившая меня девица окажется единственной надеждой на спасение. Но, видимо, этот путь спасения был предопределён. Яркий фургон так и стоял перед глазами. Надпись logistic и номер телефона, написанный на борту машины яркими разноцветными красками.

Первые три цифры это код города. Следующие три… Я набрала номер. Мне ответил мужчина на плохом французском.

-Здравствуйте, мне необходимо поговорить с Людмилой.

-Мила?

-Да-да. Я Русская. Мы с ней в самолёте летели – мужчина тут — же перешел на итальянский, и я слышала, как он громко что-то кому-то говорит.

И, наконец, русская речь и голос Людмилы, который теперь казался мне таким родным.

-Это Людмила слушаю вас.

-Людочка, милая, мне нужна твоя помощь.

-Я знаю. Андрео сразу же, как увидел того типа, рассказал мне, к кому вы попали. Сначала заставят оказывать эскорт услуги vip клиентам, а потом продадут арабам. Вы сейчас, где находитесь?

-Я не знаю.

-Вы мне расскажите, куда вас отвезли. Я переведу это Андрео, и мы попытаемся вас найти. У него много друзей здесь, и он обещал помочь. Я сама хотела вас найти, но мы телефонами не обменялись.

-Да, Людочка, ты меня прости, что я тогда так с тобой.

-Ерунда Чего между девчонками не бывает.

Выслушав меня, она о чём-то поговорила со своим другом и, наконец, вернулась к разговору со мной:

-Я вам перезвоню через несколько минут.

Я тут же поставила телефон на вибродозвон. Не стоит даже, и говорить насколько мучительно ожидание. Мне казалось – то телефон у меня разрядился то, что был вызов, но я его пропустила, и провела почти полчаса то в состоянии полного отчаяния, то в полной уверенности, что всё будет хорошо. Наконец, взяла себя в руки и начала молиться. Успела прочитать три раза 90-й Псалом и тут же экран моего телефона засветился.

-Слушайте, что вам сейчас нужно будет сделать. Скорей всего поселок, в котором вы находитесь это вполне безопасное место. Просто ваши похитители арендуют там один из домов. Но, чтобы не произошло что-то непредвиденное, найдите указатель улицы, и номер дома, во дворе которого вы сейчас находитесь, потом сообщите его мне.

Я без труда нашла указатель. На моё счастье дом был пуст, и я почувствовала себя уверенней. Роскошный сад своими высокими деревьями надёжно закрывал меня от посторонних глаз. Не попади я в такую ситуацию, как сейчас, назвала бы это место райским.

На улице уже стемнело, когда я услышала, как подъехала машина, и прозвучал условный сигнал. Через калитку я не то что, перелезла, а перепорхнула.

В машине меня ждала Людмила со своим итальянцем, и двое крепких парней. Я втиснулась к ним на заднее сиденье…

Милка заставила меня гостить у неё. Так что в Россию я улетела только через неделю. По дороге домой, в самолёте, я и приняла решение, что не вернусь в Москву, и пусть мои подруги ругают меня за то, что я упустила Феликса.

Завтра Рождество. Дописываю последние строчки рассказа. История о женщине, которая считала, что никому не нужна. Долго не получалась концовка, и я не придумала ничего другого, как убить свою героиню. Она рожает девочку и умирает при родах.

Захожу на сайт. Он мне так и не ответил. Не отвечает вторую неделю. Мы познакомились на литературном сайте. Долгое время писали комментарии к текстам друг друга, не зная ничего об адресате, кроме псевдонима.

Но это незнание было сравнимо разве что с двадцатилетним стажем совместного супружеского проживания. Мы понимали друг друга с «полуслова» Если только можно так говорить об общении в Инете. Стоило мне начать читать какой-нибудь из его текстов, как тут-же я мысленно дописывала продолжение. Как бывает абсолютный слух, так мы абсолютно чувствовали друг друга. Иногда мне казалось, что я знаю, о чём он сейчас думает.

А вчера он повесил на сайте текст, в котором была рассказана история любви моя к Сашке Воронцову. То, что я пережила, читая это, наверное, можно было бы назвать растрёпанностью чувств. По-другому и не скажешь. Ну, в общем, я не знаю, как это назвать, но о моей школьной любви знал только Сашка. И я, наконец, призналась сама себе, что люблю до сих пор только его. И никакая это не первая детская любовь, а самая настоящая единственная и на всю жизнь.

Это что-то подорвало во мне. Резко отрицательно отношусь к самоубийству, но в тот момент, когда прочитала, что написал другой человек о том, что я прятала в тайных уголках своей души, и думать себе не позволяя об этом, то почувствовала, что просто не смогу так дальше жить. Или я должна умереть, или должно произойти чудо, и моя жизнь станет такой, какой я её себе даже в мечтах представить не позволяла.

После ночного дежурства на рынке кое-как перетерпела сон – не стала отсыпаться, и на следующую ночь в самое Рождество выехала на трассу, проехала пост ГИБДД, припарковала свою машину на обочине, открыла капот, чтобы выглядело так, как будто что-то сломалось, и улеглась на заднее сиденье. Расчёт мой был прост – заснуть пока тепло в кабине, а там, как Бог распорядится. Замёрзну, так замёрзну.

Мне снилось моё воспаление лёгких, которым я переболела в семь лет. Я так хорошо это представляла по рассказам мамы, что видела всё в деталях. Приехала скорая помощь. Мне делают укол, а потом увозят в больницу. И голос незнакомого человека – двухстороннее воспаление лёгких.

Из ощущений помню, что я чувствовала себя словно сделанной из ваты, и как будто я невесома, уплываю куда-то, как облако. И вдруг, тоненькая стальная струна пронизывает меня насквозь. Став взрослой, сопоставив свои ощущения, и рассказы мамы я поняла, что была за чертой, по ту сторону. Когда приехали врачи, то температура у меня была за сорок. Не зря почувствовала, что уплываю, словно облако. А пронзившая это облако стальная струна, это укол, который сделали мне врачи скорой помощи.

Сейчас я эту историю словно отсматривала со стороны. Но ощущение, что я сделана словно из ваты, и куда-то уплываю, отчётливо переживала вновь.

Кто-то мягко прикоснулся к облаку, оно стало наполняться теплом, и рассыпалось на тысячи радостных солнечных бликов. Я открыла глаза.

Сашка Воронцов стоял, наклонившись ко мне, и осторожно похлопывал меня по плечу: «Девушка, проснитесь. Вы можете замёрзнуть».

-Саш, ты откуда здесь?

-Мимо проезжал. А ты что здесь делаешь? На морозе, в холодной машине?

-По всему выходит, что тебя жду.

-Знаешь, а я знал, что мы с тобой встретимся вот так, в Рождество. Я вчера рассказ о нас с тобой дописал.

-Я читала. Ты вывесил его на сайте.

-Так это твои комментарии ко всем моим опусам?

-Мои. А к моим, конечно же, твои. Я догадывалась, но запрещала себе верить в это. До тех пор, пока не прочитала сегодня твой рассказ…



© Елисей, 2011

Опубликовано 13.11.2011. Просмотров: 498.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества