творческий портал




Авторы >> Борис Шапиро


МОШЕ БЫЛ ПРАВ

Править

Глава 1. ПЕНСИОННАЯ

Несмотря на алию и абсорбцию — это по-нашему, а в переводе: " Несмотря на жуть

переезда из насиженных мест на своей доисторической в Израиль и стоические усилия прис-

пособления к новым условиям жизни". Несмотря на никайон и иврит — это по нашему, а в

переводе: "Несмотря на необходимость докторам наук и прочим неучам заняться в самом

начале всевозможной "уборкой" и усиленным изучением иврита", игнорируя раскол "рус-

ской " партии "Исраэль ба Алия", и бесконечные выборы, обходя стороной возможные зем-

летрясния и мучаясь от хамсинов ( горячий воздух пустыни), Роман Якубзон дожил таки

до пенсии по-израильски.

Хотя, если это пенсия, то я второй Эйнштейн.

При всем при этом, Рома не чувствовал себя старым человеком. И правда, если посмот-

реть со стороны, то он ещё мужчина "хоть куда", а вблизи, конечно, почти "никуда".

Сообразив, наконец, что всех денег не заработаешь и с собой "туда" ничего не возь-

мешь, с тяжелой душой и болью в области сердца, Рома ушел на эту самую пенсию.

Вот я вас спрашиваю: "вы знаете что такое уйти на пенсию?". Нет. Так я вам отвечу.

Уйти на пенсию это означает бесконечно отвечать на единственный вопрос, который за-

давали Чернышевский и Ленин — "Что делать?!"

Что делать по утрам, когда только продираешь глаза и до того счастливого момента,

когда глаза закрываются в сладком сне. Хорошо, если у вас есть "хобби". Тут вы може-

те морочить голову себе и людям. К великому сожаления у Романа Якубзона хобби,прос-

то, не было. Не сообразил, так сказать, обзавестись.

Но Рома мужчина волевой: профиль греческий, нос — еврейский, челюсть — а-ля Ар-

нольд, бицепцы — клоуна дистрофика и постоянно горящий взгляд искателя приключений.

И все у Романа "шло путем", пока в размеренную жизнь далеко не нового репатрианта

не вмешался случай.

Началось всё это в "русском" ресторане на еврейской земле, где шумно "обмывали" Ро-

мину пенсию, а вернее — его уход на пенсию. А как же без этого. Нужно чтобы у нас бы-

ло не хуже чем у людей.

Ресторан гудел как одесский привоз при социализме. Тут каждый должен был "показать

товар лицом!". " А что мы хуже других?!"...

И вот, когда уже было выпито достаточно финской водки, и гости, наконец, добрались

до фаршированной рыбы, на сцену, где без устали "наяривал" оркестрик, вышел Ромкин

лучший друг Нюма и потребовал минуточку внимания.

 — Ромочка,— "со слезами на глазах",— сказал он,— я не мастер говорить, зато я мас-

тер дарить. Смотри, уже завтра утром, опохмелившись, ты задумаешься, а что же дальше?

Так я тебе дам ответ, чтобы у тебя от этих мыслей не болела голова. Дальше — ты зай-

мешься рыбной ловлей. Это я тебе говорю как профессионал, а не любитель. Что такое

рыбалка? Это лучший способ уйти от себя и от глубокого сочуствия окружающих по пово-

ду твоего ухода на пенсию. И, чтобы ты не счел меня пустозвоном, мы с Фирочкой дарим

тебе финский спиннинг. И чтобы ты уже совсем успокоился, я скажу, что его надо только

забрасывать. Остальное он делает сам, как электроника в хорошей японской машине.

Основательно вспотев от такой длинной речи, Нюма вручил юбиляру длинный пакет и до

дна осушил фужер, который с благодарностью поднесла ему Ромина жена Люся.

Зал разразился бурными аплодисментами и все бросились танцевать национальный еврей-

ский танец " На недельку до второго я уеду в Комарово"



© Борис Шапиро, 2015

Опубликовано 26.01.2015. Просмотров: 299.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества