творческий портал




Авторы >> Борис Шапиро


МОШЕ БЫЛ ПРАВ

/ продолжение /

— Может, он, вообще, какой-то шпион,— подозрительно сощурилась в сторону ванной баба

Мария, соседка по этажу, осколок сталинской эпохи.

— Господа! Что за базар! В натуре,— подал голос Гоги,— Песах, фаршировать, закуска!

Это что Израиль или племя мамба-юмба. Что вы себе позволяете? Да сейчас нагрянет брат-

ва, они вас по стенкам размажут. Вы что решили, что они меня бросили?! Не дождетесь!..

Гоги блефовал как в покере.Он делал ставку не на преданность братвы, а на перепуг

мирно живущих евреев.

В комнате стало тихо как в барокамере.

— Ша!— первой пришла в себя Люся,— закрой поддувало и не сифонь. Тебе никто слова не

давал. Подумаешь, братва. Мы живем в цивилизованном государстве, а не в бывшем комму-

нистическом мире. Заруби себе это на своем рыбьем носу.

Речь Люси отложилась у присутствующих только в подсознании, а в сознании они поня-

ли все по-своему и заторопились домой. Зачем им лишние неприятности. Что им мало повсе-

дневных?!

Не прошло и десяти минут, как Рома с Люсей остались наедине с уловом.

— А...,— махнул рукой Роман,— если всех их слушать, лучше повеситься. Сколько людей

столько и мнений. И ни одного приличного.

И они с Люсей поплелись в спальню.

9. ПЕРВЫЙ СОН ЛЮСИ

Ночь опустилась на Хайфу. Звездная ночь. Ночь, когда нет места облакам, а луна све-

тит как яркая лампа. Восточные звезды мерцают так загадочно.

Угомонился Гоги в своей, или, вернее, роминой ванной. Заснул, посапывая толстыми гу-

бами. Забылся тяжелым сном и Рома, все ещё переживая события этого нелегкого дня.

И только Люся долго лежала с открытыми глазами, перемалывая только ей известные мыс-

ли, пока сон не сморил её.

И снится Люсе удивительный сон. Снится её, будто бы она с Ромой грузят Гоги на ко-

ляску из "Супера", которую они давным-давно припрятали в закутке под лестницей, и ве-

зут беднягу на хайфский рынок. Дорога вниз страшно крутая. А где вы видели улицу круче чем

Бальфур? Но они изо всех сил не дают коляске слететь с катушек. Вот и улица Гер-

целя. Это уже, хоть и маленькая, но победа. Рынок почти рядом. Люся вытирает вспотев-

ший Ромин лоб. Все путем. Ещё одно усилие — и перед ними рыбный ряд.

— Мушт! Десять шекель! Мушт! — истерически кричат арабские зазывалы на русском язы-

ке.

— А что будем кричать мы,— как-то обречено спрашивает Рома.

— Черт его знает,— огрызается Люся,— ты поймал, ты и думай.

И тут из коляски раздается бодрый Гогин голос:

— Ребята, че дурью маетесь? Сейчас что-нибудь придумаем.

И он заерзал своим могучим телом, изображая мыслительный процесс...

Но тут Ромку осенило:

— Чудо-рыба!— завопил он, перекрывая крик самого звучного араба.— Единственный эк-

земпляр! Ручная работа! Совсем недорого. Подходите, не пожалеете! Чудо-юдо-рыба! Вам

такое и не снилось...

Впервые за сорок лет совместного проживания, Люся уважительно посмотрела на мужа.

— Может, если хочет,— решила она.



© Борис Шапиро, 2015

Опубликовано 27.02.2015. Просмотров: 327.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества