творческий портал




Авторы >> jurious


4
(из цикла «Главная Книга»)

Человек шел. Бутыля в спинжаке ласкали слух легким позвякиванием, под ногами мягко поскрипывал снег. Человек изумлялся. Это чувство было для него новым, и он хотел как можно тщательней ощутить все его кудряшки.

Изумляло все. Например, характер окружающего пространства. Человека не покидало впечатление, что стеллажи уходят вверх до самого потолка, а потолка нет. Человеку подумалось, а что он будет делать, когда выяснит, что конца коридору тоже нет, а потом возник вопрос, каким образом он выяснит, что конца коридору нет, если конца коридору и в самом деле нет. Наверное, когда бутылки в его мешке закончатся. Во всяком случае, тогда появится повод вернуться обратно в Комнату, набрать еще партию спиртного и пойти налево. Поскольку сейчас он шел направо. А если и там выпивка кончится раньше, чем коридор, то до этого еще дожить надо — пока что мешок полон, и Человек все еще идет направо. Прибодрившись от этой мысли, Человек откупорил бутылку красного и, прихлебывая, пошел дальше.

Изумляло разнообразие информации, заключенной в книгах, расставленных по стеллажам. Оно было столь велико, что в какой-то момент Человеку просто расхотелось читать. Потому что, вытаскивая по пути из стеллажа наугад ту или иную книгу, Человек каждый раз обнаруживал, что такого он еще не читал. И хорошо, если заголовок скуку наводил и картинок совсем не было, но попадались также экземпляры весьма многообещающие. Поначалу Человек прихватывал книжонку-другую под мышку, в надежде позже прочитать, но когда понял, что интересной литературы было больше, чем неинтересной, махнул рукой, и все, что уже насобирал, попадало из-под мышки, и осталось там лежать, а Человек пошел дальше. По крайней мере, еще очень долго можно не беспокоиться, что нечем будет топить рояль.

Изумляло состояние пространства. Если в Комнате было тепло, то здесь — прохладно. Изумлял даже сам факт открытия, что так может быть. В Комнате было тепло, но узнал об этом Человек лишь тогда, когда почувствовал прохладу. И осознав это, Человек задался вопросом, а сколько вокруг еще находится явлений и фактов, которых он просто не замечает, — просто потому, что не знает об их существовании. Смотрит, и не видит, чувствует, но не отслеживает чувство.

А на завтрак был чай и заварные пирожные с кремом, и когда спинжак опустел, Человек расстелил его на снегу, и уселся сверху, прислонившись спиной к стеллажу. Впереди не замаячило ничего нового, и предположительно, сейчас наступил момент, когда выяснилось, что коридор бесконечен. Теперь можно вернуться в Комнату, набрать еще партию спиртного, и пойти налево, но Человек так много прошел вперед, что мысль о пути назад нагоняла непонятную и незнакомую прежде тоску. А может быть, именно сейчас он находится в той точке коридора, пройдя на один шаг вперед от которой, можно различить далеко-далеко впереди смутные очертания неведомого нового. Но почему-то этот один-единственный шаг делать уже не хотелось.

Тогда пришла мысль подниматься наверх, и мысль эта была очень ловкой, поскольку как раз именно сейчас спинжак пуст, и спиртное не будет тянуть вниз своей массой, увеличивая шансы Человека на падение.

Поначалу подниматься было легко — книги были достаточно утоплены вглубь, чтобы можно было поставить ногу с краю. Полка за полкой, Человек отважно покорял высоту, пока вконец не захекался. Посмотрел вниз — и закружилась голова, Человеку впервые стало страшно. А каково будет, если он сейчас руки отпустит, и полетит туда вниз? Посмотрел наверх — а панорама не менялась, в безмолвной своей монументальности стеллажи все также поднимались на непостижимую высоту и растворялись в сиреневом тумане. Человек вздохнул и решил отдохнуть. Но выполнять эту процедуру, вцепившись всеми конечностями в стеллаж, не получалось, и тогда Человек начал сбрасывать вниз книги, освобождая пространство на полке прямо перед собой. Затем залез в образованную нишу и принялся отдыхать и размышлять.

Здесь Человек понял, что наступил момент, когда стеллажи можно предположительно считать бесконечно высокими, и лезть выше стало неинтересно. Итак, он познал длину и высоту, осталось познать глубину. Гениальная идея, однако, — и вновь книги, беспомощно барахтаясь, полетели вниз, оглашая коридор сухим шелестом страниц. Глубже и глубже зарывался в стеллаж Человек, и пришла ему в голову мысль, что точно так же зарывался он в свой маленький шкафчик у рояля. Тогда он обнаружил нечто новое, так быть может и сейчас докопается до чего-нибудь нового, и наступит великая радость. Глубже и глубже зарывался в стеллаж Человек, и книги, которые он разгребал впереди, уже не летели вниз в коридор, а просто загромождали тоннель позади, отрезая путь к отступлению.

Вообще-то могло произойти все что угодно, но в истории с Человеком произошло так, что в глубине стеллажа он не застрял, а докопался-таки до той стороны, и вывалился в другой коридор. Больно ему не было, потому что падать до пола оказалось очень мало, из чего Человек сделал вывод, что находится на некоем другом ярусе. Это уже становилось интересно.

Поднявшись на ноги, и отряхнувшись от снега, Человек огляделся. Точно такой же коридор между двумя необъятными стеллажами, точно так же падает снег, но имелась здесь такая разница, что Человек заволновался. В отличие от предыдущего, этот коридор не тянулся из необозримого далека в непроглядную даль, а куда-то сворачивал. Человек, не долго думая, побежал.

Повернув направо, коридор продолжался, но не безнадежно — вдали можно было различить еще один поворот, и Человек побежал дальше. Повернув еще раз направо, коридор снова продолжился, и снова закончился поворотом направо — он явно стремился замкнуться в квадрат. К радости Человека начало примешиваться неприятное чувство разочарования, как вдруг он увидел дверь.

Вся из себя деревянная и слегка потрескавшаяся, с большой железной ручкой — то, что это именно дверь, Человек понял лишь потому, что когда-то читал о подобных явлениях, но тогда он слабо в них верил, и вообще плохо представлял себе, что это такое. Теперь он стоял и удивлялся, а потом взялся за ручку и осторожно потянул на себя.

Дверь со скрипом отворилась, и оказался за ней еще один длинный коридор между книжными стеллажами, но только этот коридор не шел прямо, и никуда не сворачивал, а укрытыми снегом ступеньками спускался далеко-далеко вниз.

Оставив дверь открытой — почему-то не хотелось думать о том, что она закрыта, — Человек начал спускаться по ступенькам. Они тоже были деревянными, и на каждом шагу скрипели, создавая странное настроение. Долго спускался Человек, пока не привела его лестница к еще одной двери, за которой открылся очередной коридор, налево уходивший в необозримое далеко, а направо — в непроглядную даль.

Человек уселся на ступеньку и вновь принялся отдыхать и размышлять. Если он правильно сориентировался в пространстве, и если лестница не привела слишком далеко вниз, то, повернув направо, он может дойти до того коридора, по которому шел, пока хватало спиртного. Идя по нему в обратном направлении, он в один прекрасный момент окажется у входа в свою Комнату, но туда пока не хотелось, так что Человек решил свернуть налево, чтобы попасть неизвестно куда. Конечно, лестница могла увести слишком далеко вниз, и, свернув направо, тоже можно попасть неизвестно куда, но шансов было в два раза меньше.

Итак, Человек пошел налево. Шел-шел, и ему уже начало казаться, что он все в том же коридоре, где распивал вино, что по стеллажам он не лазил и по ступенькам не спускался, а все ему привиделось, и вообще он заблудился и теперь никогда не найдет дорогу обратно в Комнату, как вдруг увидел на полу книгу. Он бы и не заметил ее, почти засыпанную снегом, возле самого стеллажа, если бы от скуки не пялился тупо под ноги. Называлась она "Елки как основные источники дрынов в контексте модернистского взгляда на авангардные последовательности", но не это заставило сердце Человека стучаться сильнее.

Книгу оставил определенно не он. Конечно, она могла здесь просто быть всегда, как самостоятельный элемент декорации, но надежда умирает последней.

Человек осмотрел полки в районе того места, где лежала книга. Может быть, ее просто обронили по пути, но все-таки на одной из полок явно было свободное место, и соседние книги стоят как-то неровно по сравнению с остальными... Могла и сама упасть, но это маловероятно, потому что все остальные стоят себе плотненько, как ни в чем не бывало, и с чего бы именной этой взять и вывалиться?

Человек начал решительно снимать книги с полки, и, углубившись лишь на три-четыре ряда, неожиданно обнаружил тоннель, так ностальгически напоминавший тот, которым он вылез однажды из своей Комнаты. В конце тоннеля горел неяркий колеблющийся оранжевый свет, словно с той стороны книги горели в рояле. Человек замер. Неужели он до своей комнаты добрался? Но ведь она, по его представлениям, совсем в другой стороне, и вообще он проход не загораживал, когда уходил. А может быть это, все-таки, искомая комната скромного обитателя — одна из тех, что издалека звездами кажутся, и да не погаснет тогда свет в коридорах изнанки абстрактности, которые привели Человека сюда!

Человек глубоко вздохнул и пополз по тоннелю.



© jurious, 2006

Опубликовано 25.12.2006. Просмотров: 439.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества