творческий портал




Авторы >> jurious


6
(из цикла «Главная Книга»)

— Ком Натаро Мана настолько огромна, что ты с ума сойдешь, пытаясь представить себе ее размеры, дружище, — втолковывал Человеку Таинственный Незнакомец, грызя желтыми зубами мундштук короткой ивовой трубки. — Наши ребята уходят на все четыре стороны и не возвращаются, вот какая она огромная.

Плотное облако сизого табачного дыма заволакивало Залу, поднималось к потолку и вытекало в распахнутые окна навстречу звездной абстрактности. По сравнению с Комнатой, это помещение было огромным. Здесь могло уместиться шесть роялей, десять качалок и двенадцать сундуков, и еще осталось бы место для яблока. Стены залы были увешаны вымпелами, чучелами, портретами, картами, схемами и еще множеством различных предметов странной наружности, которых Человек попросту никогда не видел, и значили они для него не больше, чем его штука. Роялей, качалок и сундуков, впрочем, в Зале не было, а была трибуна, графин и стакан, все остальное место занимали столики, за которыми сидели люди. Свет брали из большого камина, разливали по вазочкам и расставляли по столикам. У камина сидел небольшой ансамбель нанайских народных инструментов и играл туш.

Людей было много, одни восседали, как уже говорилось, за столиками, другие бродили тут и там, третьи уходили, четвертые приходили, кто-то горланил песни, а у кого-то кончилось пиво, а один мужик стоял за трибуной, потрясал графином и митинговал.

— Это только начало, друзья! Это только начало, а дальше будет лучше! — можно было разобрать из уст оратора.

— Этот тезис он провозглашает уже тыщу сто двадцать первый раз, и все без толку, — презрительно скривился Таинственный Незнакомец.

Человека удивила такая точность подсчета, на этой почве он разговорился с Таинственным Незнакомцем и тот подробно объяснил ему происходящее. Тем временем Оккультно Подкованный, который привел Человека сюда, мотался по Зале, здоровался с одними, прощался с другими, и всех угощал своими прилуками.

Зала была главным штабом философов-дилетантов, которые постигали тайну Ком Натаро Мана путем беспрестанного ее картографирования. Организатором движения был некий Босый, который давным-давно ушел на поиски Главной Книги и не вернулся. Одних привлек романтизм этой затеи — уйти далеко и не вернуться, другим просто нравилось бродить, третьи не смогли придумать ничего лучшего — так или иначе, а собралась небольшая группа людей, и начала ходить в походы, заносить на карты все места, в которых побывала, и складывать эти карты в одной комнате (в комнате Босого — она ему уже была не нужна).

В процессе блужданий они знакомились с разными людьми из дальних краев, некоторые присоединялись к движению, и группа начала делиться на отряды, что повышало эффективность работы. Маршруты уходили дальше и дальше, все больше появлялось информации о быте и нравах жителей дальних коридоров. Философы-дилетанты надеялись, что если сами ничего не смогут выдумать по поводу Главной Книги, то хоть у кого-то позаимствуют. Но оказалось, что остальные продвинулись не дальше, и поиски продолжались.

Вначале весь процесс происходил довольно хаотично, но затем, по мере роста движения, возникла необходимость в более организованных действиях, и появился Координационный Совет. Этот Совет перманентно заседает в Зале, систематизирует поступающую информацию, решает кому куда ходить, и кому когда возвращаться. Все желающие могут принимать участие в мозговых штурмах Совета, высказывать свое субъективное мнение, и помогать составлять объективное. Если кому-то что-то не нравится — может идти на все четыре стороны, что многие уже сделали. Кто-то участвует в Совете в течение одной своей речи, кто-то задерживается дольше, но по-настоящему преданных людей немного, так что состав Совета никогда не бывает постоянным.

Главной Книги никто пока не нашел, но жизнь кипит, все больше появляется любопытной информации о том, что происходит в бесконечных коридорах Ком Натаро Мана, и Зала — одно из немногих мест, где можно узнать почти все. Здесь ходят слухи о Щелкунчике и Больших Галлюцинациях, о слезах счастья и воинской повинности, об Испанском Соловье и Лорде Байроне, об английском языке и психиатрических лечебницах, об Эмме Уотсон и группе "ГДЕ?", о комнате Романа и русском роке, и много-много всякого можно услышать в Зале. Некоторые и не уходят никуда — зачем где-то бродить, когда здесь все можно узнать?

— А вот ты не скажешь, что это такое? — спросил Человек, показывая Таинственному Незнакомцу штуку. Уж где, подумал он, могут о ней рассказать, как не здесь. Увы! Таинственный Незнакомец, как и Оккультно Подкованный, вертел-вертел штуку, но так и не смог сказать, что это было.

— Никогда не видел, а видел многое, — покачал он головой, пыхая своей ивовой трубкой. — И на многие версты вокруг тебе никто не скажет, что это. Надо тебе с ней куда-нибудь далеко-далеко сходить.

И не вернуться, подумал Человек. Как Босый. Быть может, в другой раз он так и поступит. Окунется в водоворот этих событий, станет самым активным участником движения, будет ходить в экспедиции, горланить на трибуне, его станут уважать, назовут Большим Бродягой, и вообще...

Но он так давно не играл на своем рояле! Он так соскучился по черно-белым клавишам, по менуэтам и фугам, по рюмке ркацители...

Человек вздохнул, допил пиво и встал из-за стола. Ни с кем не попрощавшись, он вышел из Залы, и отправился в обратный путь.

Оккультно Подкованный долго еще бегал по Зале, пока не обратил внимание, что его новый друг куда-то исчез. Он начал всех спрашивать, куда ушел Человек, но никто ничего не знал, и Оккультно Подкованный, несколько раздосадованный, тоже покинул Залу.

А Человек, пройдя долгий путь обратно, в один прекрасный момент добрался до своей Комнаты, и замер у входа, пораженный — внутри было светло, и кто-то играл на его рояле! Музыка была настолько красивой, что не хотелось прерывать ее великолепный поток, вломившись в Комнату. Так что, Человек еще долго стоял и слушал, а музыка все не заканчивалась, она только менялась и становилась краше. Удивительно, однако, подумал Человек. Есть кто-то еще кроме него, кто умеет недурственно играть на рояле. И как этот кто-то попал ко мне в гости?

В конце концов, когда Человек начал попросту замерзать, стоя на снегу, и музыка его уже не так впечатляла, он решился, и осторожно полез в Комнату. А залезши — обалдел. За роялем сидела Прекрасная Дама, а картина напротив шкафа показывала пустой сад.



© jurious, 2006

Опубликовано 25.12.2006. Просмотров: 403.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества