творческий портал





Авторы >> Макарова Мария


Путешествие в рай.

Теплый весенний ветер, глупый, играл черными лентами, переплетенными с живыми цветами на надгробных венках. Он то подбрасывал их вверх, то кружил в каком то диком и пугающем танце, то запутывал за колючие стебли ярко пурпурных роз…

-Это ее любимые цветы,— сказала Мария, обратившись к незнакомой заплаканной женщине, стоявшей бок о бок с ней на похоронах у Анны, лучшей подруги Марии.

-Что простите? — всхлипывая, спросила женщина.

«Цветы — подумала Мария, — Ее любимые». Анна всегда была жизнерадостной, она любила жизнь. Затем ее свадьба с Антоном, Мария была свидетельницей на ней. На росписи девушки держались за руки.… А потом Мария должна была стать крестной для их первенца.…Но Анна умерла при родах, так и не успев родить свою дочь…

Мария отвернулась и молча побрела через старое кладбище. Слезы душили, но она уже давно не плакала, после смерти матери Мария приказала себе никогда не плакать. Смерти матери. …Всякий раз, когда Марии приходилось слышать музыку или бывать на похоронных процессиях она мысленно уносилась в тот далекий день, когда хоронили маму, а сегодня, сегодня хоронили лучшую подругу и воспоминания заставили пережить все заново…

… Вот она счастливая и юная готовит зал к празднованию своего 20-летия, вот раздается телефонный звонок— это, наверное, очередные поздравления… Мария поднимает трубку и… время останавливается, все, что было потом — темное пятно, провалилось куда— то в бездонную пропасть, лишь мелькает в мыслях порванными кусками: дверь реанимационной палаты, мама, мамина рука в ее руке, слова Марии: «Мама все будет хорошо». Глупые, ненавистные слова. Сколько всего хотелось сказать, сколько…

… «Осторожно!»— крикнул мужчина, рванувший к Марии с остановки у кладбища.

Повернув голову, Мария увидела большие фары грузовика тягача…

… «Фары. Почему они были включены?»… «Аккуратней, придерживайте ей голову!»… «на улице ведь так светло» … «Разряд раз два три, 10 кубиков адреналина…» … «так светит солнце или это вовсе не солнце ,какой яркий свет»… «Не дайте ей впасть в кому, еще адреналин, разряд…»… «яркий свет …какая блаженная невесомость»…

«…меня зовут Мария, мне 24 года. Я собираюсь замуж, он прекрасный человек, очень любит меня. Я учусь не медицинском факультете…Я…Жизнь, вся моя жизнь перед глазами Я их открываю…

Не знаю почему, но я поняла все сразу, это была дорога в иной мир. Белые пушистые облака, я парю в этих облаках ,теплый ветер и пахнет морем, почему то именно морем. Я посмотрела вниз, пытаясь увидеть воду, но все было белым, бело. Я поняла, что совсем одна, первый раз это одиночество доставляло мне столько упокоения…

«Здесь все доставляет блаженство и радость» — послышался голос надо мной. Я подняла голову, яркий свет слепил мне глаза, но мне удалось в его лучах увидеть силуэт человека.

Мгновение. И я оказалась рядом с ним. Это был красивый, да именно красивый мужчина. Высокий, голубоглазый, широкоплечий. Его волнистые волосы, цвета головок ромашек, трепал легкий ветер. Белая льняная рубаха, прошитая еле блестящей нитью, обидно скрывала его могучие плечи…

«Красивые мысли! Вам бы в поэты!» — улыбнулся мужчина.

«Вы присваиваете нам небывалые образы»— сказал он, поворачиваясь ко мне спиной. «Видишь, у меня нет крыльев с оперением, и этот наряд я специально выбрал, чтобы встретить тебя и поддержать образ Ангела,— дергая себя за подол рубахи, засмеялся мужчина.— Ведь ты всегда такими нас представляла, но ты поймешь, совсем скоро, почему мы и есть ангел».

Боже, ангел! Хоть он и противоречил всем моим представлениям о них, но я ничуть не расстроилась, напротив, я ощутила какую то внутреннюю великую радость …

«Так и должно быть»— снова улыбнулся Ангел, представившийся мне Михаилом, и, взяв меня за руку, повел по небесной лестнице вверх. Лестница!!! Она появилась из неоткуда, сделанная из облаков с поблескивающими на перилах солнечными зайчиками. Сразу вспомнилась песня «Небесная лестница», и откуда только люди про нее узнали. А она действительно существует! Мне было немного непривычно, но в то же время приятно оттого, что Михаил читал мои мысли, легкость в общении с ним приносила умиление и восторг.

«Люди во многом правы, просто не все в это верят — сказал Ангел,— среди вас на земле живут Ангелы в обличии людей, это была воля Господня, таким образом, вы и узнаете о жизни иной, конечно, если сами внутри сохраняете в это веру».

Мы подходили к большим посеребренным воротам, только сейчас я заметила множество порхающих птиц и бабочек…«Потому что я люблю их?» — спросила я, поворачиваясь к Михаилу. Он улыбнулся и кивнул в ответ. Ворота беззвучно распахнулись, и я вопросительно посмотрела на Ангела. « Они открылись для тебя. Это означает, что господь прощает тебя и принимает к себе, что ты жила эту жизнь, так как он тебе наставлял»— ответил Михаил.

-Наставлял?— я с недоумением посмотрела в ангельские васильковые глаза.

-Именно. Еще до твоего прибытия в земной мир, Господь определил твой путь вплоть до этого момента, ты слушала свой внутренний голос, свое сердце, верила ему, поэтому ты здесь. Так происходит с каждым из вас — ответил Ангел, ступая на мягкую зеленую траву неизведанного мной мира.

Я покорно последовала за ним. Какой это чудный был мир! Дорога ,по которой мы шли была устелена зеленым покрывалом пушистой травы. А цветы! По истине райские цветы! Замысловатых форм бутоны кивали своими разноцветными головками. Незабудки, тюльпаны, хризантемы и … колокольчики, небесно голубые колокольчики прямо как глаза Ангела.…Вдалеке показался сад, но пьянящий аромат цветущих в нем деревьев я почувствовала уже сейчас. Это цвели магнолии. Их белые и невинные цветы, первые цветы ,которые подарил мне мой жених.…И снова запахло морем. Его запах будоражил кровь. Пройдя по садовой аллее, мы поднялись на небольшой холм, усыпанный ярко лимонными одуванчиками, именно лимонными, такими как я их всегда рисовала, будучи ребенком. Какой волнительный и незабываемый вид открылся перед нами. Море. Оно было спокойно и безмятежно. Белые ленивые альбатросы парили над могучей стихией, то, поднимаясь высоко в небо, то, опускаясь к самой воде.

Мы шли вдоль песчаного берега, оставляя после себя цепочки следов, которые так кропотливо смывали волны. Теплый ветер небрежно трепал солнечные кудри Михаила, заплетая в них свежесть соленого морского простора. Я посмотрела на плывущий вдали белоснежный парусник, как вдруг в стороне мне показались две человеческие фигуры идущие по воде. Я быстро зажмурила глаза, но, открыв их, увидела, что Михаил машет рукой двум молодым мужчинам. Они шли по волнам! Бережно ступая на водную гладь, они, казалось, невесомо легки. Ангелы, подумала я. «Это братья Ангел Гавриил и Ангел Даниил» — оборачиваясь ко мне, сказал мой попутчик. Это были двое молодых и задорных парня. В их глазах плясали искорки веселья и радости.

«Мария, Вы ведь очень любите море, не так ли?— спросил темноволосый юноша, бережно набрав в ладони воду.

«Можете не отвечать, мы знаем Вашу мечту»— весело ответил Даниил, прищурив, свои зеленые как море глаза. Он протянул ко мне руку… Я осторожно делала шаги, переступая с ноги на ногу, будто снова учась ходить. Я шла по воде! Она мягко поддавалась моим стопам, не оставляя ни следа на поверхности. Сбывалась несбыточная мечта.

«Мечты на то и есть, чтобы им сбываться, а то тогда были бы они вообще!?»— рассмеявшись, сказал Даниил.

«К этому можно привыкнуть, ходить то по воде»— поддержав брата, добавил Гавриил.

У берега Даниил взял мою ладонь в свои руки, сомкнув мне пальцы, он поднес ее к своим губам и слегка подул. «А теперь открой — сказал он. У меня на ладони лежала перламутровая ракушка. — Пусть она всегда напоминает тебе этот день, день, в который сбылась твоя мечта»

Распрощавшись с веселыми братьями, мы последовали дальше. Дорога извивалась серпантинной лентой, ведя вверх от подножья высокой горы. «Там живут души, души всех кто попал сюда»— указав на ее вершину, произнес Ангел Михаил. Я не знаю сколько времени мы поднимались вверх, но я не чувствовала усталости, нет, напротив, мне хотелось бежать навстречу неизведанности, ждавшей меня впереди. Всю дорогу Михаил рассказывал о ждущем меня городе, городе Вечного покоя и умиротворения. О том, что души, живущих в нем людей, улыбаются друг другу при встрече, о том, что там нет лжи, нет предательства и зависти, нужды и корысти. Я с восторгом слушала речи о дивном и сказочном городе, упиваясь его мелодичным ангельским голосом. В какой то момент мне показалось, что я знаю Михаила очень давно и …

«Вот мы и на месте»— сказал Ангел, не дав мне завершить мысль до конца.

Вместо ворот, ведущих в город, красовалась высокая резная арка с цветущими на ней маленькими дикими розочками. Они беспорядочно обвивали ее тугие прутья, там и здесь выбрасывая отдельные веточки, усыпанные множеством бутонов, словно выбившиеся локоны шикарной модельной прически.

«Вам нравится мой розовый куст? — спросил седоволосый пожилой мужчина.— Каждый раз, перед прибытием сюда очередной души, эти цветы распускают свои бутоны, и они еще никогда не ошибались».

Пройдя через арку, нам открылся дивный вид поистине волшебного города. Его мощеные улочки с маленькими разноцветными домами, изогнутый деревянный мост через речку с голубой водой, аккуратные ухоженные клумбы с пестрыми и душистыми цветами и множество резвящихся в небесном просторе птиц, все было, словно нарисовано на картине.…Да, именно, такую картину подарила мне мама в мой день рождения… «Здесь сбываются желания, все чего тебе так хотелось, о чем ты так часто просила Господа» — произнес Ангел. В моей памяти всплыли долгие и бессонные ночи, когда, зарывшись лицом в подушку, чтобы даже темнота не могла увидеть моих слез, я просила Бога хотя бы еще раз увидеть маму…

Неожиданно протрещал велосипедный звонок, и мимо нас со свистом пронесся рыжеволосый мальчуган, с перекинутой через плечо сумкой. На ней большими буквами было написано «Почта». Он приветственно махнул мне рукой и скрылся за поворотом.

— Почта?! – с усмешкой спросила я – Неужели и в раю есть почтовые отделения?

— Здесь есть многое. Здесь продолжается жизнь. Они сами этого хотят и выбирают себе дело по душе, — ответил Михаил и с улыбкой добавил – Кто, о чем мечтал.

— А тот мальчик на велосипеде, откуда он меня знает?

— Ты тоже можешь многих узнать, если захочешь.

Только я подумала про себя «хочу», как на площадь, на которой мы оказались, пройдя через реку, стали приходить люди. Они здоровались с нами, и каждый говорил о том, какой прекрасный этот город. Среди них я глазами искала родные черты маминого лица, но ее не было. «А где же моя …» «Ты должна увидеть наш музей — перебив меня, с восхищением сказал Михаил, — он недалеко отсюда». Люди стали расходиться, уступая нам дорогу. Они все заговорили о музее. Обрывками фраз я слышала, что это удивительное место, что там находятся такие вещи, которых никто прежде, при жизни еще не видел. Я пыталась представить себе необыкновенных форм колонны и старые китайские вазы, пожелтевшие рукописи великих писателей, найденные археологами, останки древних цивилизаций и множество подобных вещей, с которыми у меня ассоциировались музеи. Михаил лишь загадочно улыбнулся моим мыслям в ответ и направился по аллее, выстроенной людьми. Я молча побрела за ним, как вдруг, сзади меня кто— то одернул. Повернувшись, я увидела маленькую девочку двух, трех лет с большими янтарными глазами. Янтарные. …Так всегда называл мои глаза мой жених… «Как тебя зовут?» — спросила я у малышки. Девчушка ангельски улыбнулась и быстро убежала, скрывшись в толпе людей.

Мы петляли ухоженными, мощеными улочками, проходя мимо сказочно красивых, и в одно и тоже время, таких разных домиков. «Вот мы и пришли. За этим домом располагается главная музейная площадь»— произнес Ангел , указывая на невысокий дом с ярко фиолетовой крышей. Площадь предстала перед нами во всем своем великолепии. Высокие резные колонны, статуи диковинных животных, клумбы с пестрыми и душистыми цветами, но больше всего меня поразил фонтан, располагавшийся в самом центре. Это поистине было чудное творение! Посередине фонтана, в воде, располагалась фигура, сидящего на большом камне, малыша, по краям – находились бронзовые резные трубы, из которых мощным напором била вода, ее изумрудные струи устремлялись вверх, затем разбивались на множество ниспадающих лепестков, в середине, над самой головкой малыша, но его фигура оставалась абсолютно сухой. … Позади ребенка, стоял бронзовый ангел, его крылья были распахнуты, а ладони рук были сделаны в таком положении, что на малыша не могла попасть ни одна капля воды. Именно в тот момент я почувствовала себя маленькой беспечной девочкой, без страхов и переживаний, без проблем и вынужденных решений, без всего того, чем обременяет нас взрослая жизнь.

«Дальше, дальше будет еще интересней»— радостно воскликнул Михаил, и, взяв меня под руку, повел к парадному входу музея. Здесь не было дверей! Ни дверей, ни ворот, лишь по бокам входа две высокие белые колонны, на которых были изображены каменные ангелы с распростертыми руками, словно приглашающие войти внутрь. Мне не терпелось, наконец, увидеть то многочисленное и дивное, о чем так заворожено говорили многие люди на площади у моста.

Войдя, мы оказались в огромном зале, только он сам уже мог быть диковинным, имея такой прекрасный вид. Высокий потолок венчал купол с изображением ночного звездного неба и большого золотисто-желтого месяца, стены были украшены замысловатыми фресками, блики разноцветных солнечных зайчиков, отражаемых цветными стеклышками полуовальных окон, прыгали по звездному потолку, предавая ему вид настоящего ночного небосвода. Я стояла и с изумлением разглядывала расписные стены музея.

«…оно будет найдено, когда СПИД приобретет характер эпидемии, и покажется что надежды нет…»— услышала я обрывки фразы, где— то совсем близко. Заглянув за высокую высеченную из дерева статую, я увидела небольшую группу людей, внимательно слушающих худенькую светловолосую женщину, в руках у которой был круглый пузырек с молочно-кофейной жидкостью.

«Эта женщина — одна из многочисленных экскурсоводов в музее — пояснил мне Ангел, увидев мои полные вопросов глаза — музее, как ты уже поняла, будущих великих открытий и изобретений. Ты еще много интересного должна увидеть!»— взяв меня под руку, добавил Михаил.

Он повел меня к следующему экспонату. Здесь на стальной стойке за стеклом, стоял еще один такой же круглый пузырек, а в углу – табличка с надписью « Лекарство от рака. Изобретено…» Я не успела до конца прочесть, как к нам подошел высокий кареглазый юноша в очках. «Да, это действительно так. Оно будет изобретено уже совсем скоро»— с приятным акцентом произнес он. Молодой гид рассказал нам о юном студенте медицинского факультета, который откроет это лекарство, назвав даже дату и место его рождения. «Если вы не возражаете, я проведу для вас экскурсию по нашему замечательному музею»— поправляя очки, с надеждой воскликнул юноша. В ответ я кивнула головой и, посмотрев на Михаила, добавила, что мы будем только рады этому. Как будто из неоткуда людей становилось все больше и больше. Они объединялись в группы и увлеченно задавали различные вопросы подходившим к ним экскурсоводам. Интерес захватил меня с головой. Здесь было буквально все, и будущие мировые достижения в спорте, и экстремальные летающие машины, и словари языков животных и растений, и многочисленные феноменальные архитектурные сооружения. Мы переходили из зала в зал, от одного экспоната к другому, узнавая все более и более интересные подробности о будущей жизни на земле. «Так вот она закономерность жизни!— думала я, — все приходит со временем, в богом назначенный срок …» «Смотри, смотри скорее! — окликнул меня Михаил, вернув из философских размышлений — это машина времени !». Я обернулась в надежде увидеть, что то, вроде большого космического шатра с кучей мне непонятный рычагов и трубок, но насколько сильным было мое удивление, когда вместо всего этого, невысокий седовласый старичок показывал указкой на шесть тоненьких металлических колонок, прикрепленных по кругу на полу к стальной пластине, называя это машиной, перемещающей в пространстве и во времени. Он рассказал о большой группе ученных со всего света, о долгих годах работы над этим, перевернувшем представления об истории, проекте. В следующем зале мы узнали о новых растениях, которые выведут ученные как иной источник добычи электроэнергии, драгоценном металле, который найдут на дне глубоких ущелий океана, и который будет отличаться от всех ныне известных миру, об универсальном датчике, сообщающем миру о надвигающейся природной катастрофе и многое, многое другое.

«Это была увлекательная экскурсия, большое Вам спасибо»— произнесла я, у выхода из последнего зала нашему гиду. «Для меня не менее, поверьте. Ведь каждый раз как я прихожу сюда, здесь появляются все более и более новые экспонаты, а также меняется обстановка» — поддержал меня Ангел Михаил с явной ноткой блаженства в голосе. Экскурсовод попрощался с нами и скрылся в небольшом коридоре , ведущим к залу музея.

Мы направлялись к выходу, наполненные массой приятных впечатлений и эмоций, как вдруг…

«… да, молодой человек, эта клиника станет по истине великим открытием будущего. Она прославится бесценным опытом своих талантливых хирургов. Здесь будет спасено не мало обрывавшихся жизней, проведено огромное количество уникальных операций. Основателем ее станет человек, сам в свое время пере…»

«Боже! Этот голос, до боли знакомый голос, нет, не просто знакомый, родной, который я узнала бы из тысячи незнакомых мне голосов… мама… «Мама!»— вырвалось у меня откуда-то из груди, и это слово прозвучало больше как душераздирающий крик. Я боялась обернуться, хотя в душе уже никто не мог переубедить меня, что этот голос был чьим то еще, но потерять внезапно вспыхнувшую искру надежды было куда более страшнее. Казалось, кровь отхлынула от ног, но, собрав последние капли сил, я заставила себя обернуться. Я не сразу ощутила горячие струи слез на своих щеках и стоны, захлебывающего меня плача, доносившиеся как будто откуда— то со стороны. Это была она – моя мама. Такая же молодая и красивая как в те далекие дни. Она бросилась ко мне и крепко прижала меня к своей груди. А я, я глупая и беспомощная, в такую счастливую минуту лишь уткнулась мокрым от слез носом ей в шею, и казалось моим рыданиям не было конца. Очнулась я уже на улице, Михаил бережно похлопывал меня по спине, я посмотрела ему в глаза и поняла, что он знал о нашей встрече с самого начала, поэтому так искусно уходил от разговора о маме, но в тот момент, ни злобы, ни обиды, ничего, кроме чувства искренней благодарности, я не могла к нему испытывать.

«Я оставлю вас наедине, вам есть, о чем поговорить» — подмигнув, сказал Ангел.

Мама, ее волнистые каштановые волосы также послушно ниспадали на плечи, ее улыбка искрилась радостью, ее запах наполнял меня умиротворением и полной защищенностью как когда— то давно. Я смотрела на нее не в силах произнести ни слова, не до конца осознав, что она рядом, рядом со мной. Еще в музее я робко схватилась за подол маминого пиджака и не выпускала его до сих пор, как когда— то в детстве, когда просила ее прилечь со мной перед сном, и на мамин вопрос, зачем я это делаю, я всегда отвечала: «Чтобы ты не ушла от меня в сон».

Незаметно для меня мы оказались на морском побережье, с высокими раскидистыми пальмами и летающими в небесном просторе черно-белыми чайками.

-Здесь я и живу, — тихо прошептала мама.

-Тут очень красиво,— еле слышно пробормотала я.

— Да, здесь каждый живет, так как ему этого хочется.

— Мне столько нужно тебе рассказать, столько нужно…— снова зарыдала я. Мама нежно обнимала меня, вытирая ладонями катившиеся по моим щекам слезы.

Я лежала на теплом песке, положив голову на руки маме. Она бережно лохматила мою челку, то и дело наклоняясь, чтобы поцеловать мой лоб.

-А почему ты решила стать гидом?

— Мне нравится бывать в музее. К тому же там есть вещи,



© Макарова Мария, 2006

Опубликовано 06.09.2006. Просмотров: 833.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества