творческий портал




Авторы >> podsolnux


Как я утопил бомбу в море.
(из цикла «Любовные рассказики.»)

«Что будешь делать ты, когда застучит

в твоей груди часовая бомба?» (с) Сплин

Он был счастлив. Да-да, именно так…он был счастлив. Он уже совсем забыл, про то, что он знает это состояние…состояние счастья…но тут появилась Она…

Уже несколько лет он был один, — он привык быть в одиночестве, и пускай роптал иногда на судьбу, но шепотом, чуть слышно…тихо-тихо, чтобы не услышали они, — те, кто его окружал. Для них он всегда был веселым и жизнерадостным, при них он скрывал свое одиночество и не выдавал всего отчаяния своего положения. Хотя разве для них он это делал? Нет, он делал это для себя…для того, чтобы жить…жить нормально! Ну, не то, чтобы совсем нормально, но хоть немного лучше! А еще для того, чтобы не сойти с ума и окончательно не завязнуть в депрессии, из которой он уже очень долгое время не выходил…

Он болен таким недугом, как перманентная депрессия, но с его природным оптимизмом, ему удавалось, хоть и не без больших усилий, скрывать свое заболевание. Нет, он не считал его постыдным, — депрессия уже давно и прочно вошла в моду среди молодежи, но ведь у него это было не показушное, у него все было настоящее! А настоящая депрессия, да еще и постоянно присутствующая в жизни, — это тяжело, это страшно и грустно, — грустно до слез, до самых горьких, соленых слез…Для оптимистов же…для настоящих оптимистов – это, вообще, трагедия…нет, не трагедия – катастрофа! Это бомба замедленного действия!

И он жил…он жил с этой бомбой в крови, он чувствовал с этой бомбой в груди, он действовал с этой бомбой в голове! Всегда, – каждый день и каждую ночь, каждую минуту и каждую секунду, – он был под угрозой, под ударом, под страшным давлением! Оно, это страшное тикающее устройство внутри, могло разорваться в любое время и его стратегической задачей было не допустить этого…И он не допускал, он старался изо всех сил, обливался потом, его вены лопались от напряжения, а кровь шла носом…и он не допустил....не допустил этого …

Он выжил, он вынул бомбу…бомбу из своей головы, из своего сердца, из своей души…он сделал это, когда понял, что еще живой, он сделал это, когда узнал ее…Нет, он не верил в романтические бредни талантливых стихоплетов, не смотрел дурацкие сопливые сериалы, не рисовал в тетрадях имен в сердечках и не умилялся воркующим у подъезда милым парочкам…Он был реалист, он понимал мир со всеми его законами, действительность никогда не представала перед ним в розовом свете. Где-то он даже был циничным и прагматичным по отношению к окружающему и окружающим. Но он верил в настоящее, в подлинное, в истинное…Он верил в настоящую любовь, в подлинное чувство, в истинную мечту!

И Она появилась, Она пришла из небытия, из дебрей жизни и тумана мира, Она явилась, как ангел с белыми крылами…Да, в тот день ее платье было белым – она сидела в парке на скамейке и кормила голубей. Они жадно клевали крошки и отгоняли наглых воробьев, а бегающие рядом дети все время стремились поймать какого-нибудь зазевавшегося или подошедшего слишком близко голубя. Солнце светило во всю мощь, по небу плыли бело-серые взбитые облака, птички чирикали свои мелодичные песни в ветвях деревьев, а ее глаза светились спокойной радостью и умилением детьми и голубями.

Он и сам не понял, почему подошел тогда, почему сел на ту скамейку…Он даже и не разглядел, как следует, незнакомку в белом, просто что-то подсказало ему, что вот здесь и вот сейчас…и он повиновался этому голосу – подошел, сел и заговорил:

Он: Это белое платье вам очень идет!

Она: Это платье моей мамы. Когда-то она вышла в этом платье погулять по городу и встретила моего папу.

Он: У вас красивая мама!

Она: Откуда вы знаете?

Он: Вы очень на нее похожи…

Она: Да, я, действительно, на нее похожа…Ее зовут Виктория, а меня Татьяна. А вас, вероятно, зовут Виктор?

Он: Нет, меня зовут Игорь.

Она: Виктор вам больше идет!

Он: Хорошо, я буду для вас Виктором!

Она: А вам точно нравится это имя? Я не хочу принуждать вас на первой же нашей встрече!

Он: Я еще не знаю, нравится оно мне или нет. Меня еще никто так не называл.

Она: Никто? Ну, что ж – теперь я буду вас так называть! Виктор, вы видели море?

Он: Нет, не видел.

Она: Говорят, оно теплое и мягкое…

Он: Про море много что говорят, но про него ничего нельзя сказать точно, его надо увидеть самому.

Она: Я очень хочу увидеть море! Мне, кажется, человек не может жить, если он не видел моря. Наверное, когда смотришь на море, понимаешь что-то очень важное, — то, без чего нельзя жить!

Он: Возможно те, кто видел море, знают больше о красоте мира…

Она: Да! Они определенно знают больше! И поэтому я чувствую себя неуверенно…Я всегда чувствую себя неуверенно, когда чего-то не знаю.

Он: А давайте, я покажу вам море?

Она: Вы хотите показать мне море? Где? На картинке?

Он: Нет, я хочу показать вам настоящее море! Я предлагаю вам поехать со мной на море!

Она: Поехать на море? Я давно об этом мечтала! Но почему я должна ехать с вами?

Он: Возможно потому, что я тоже его никогда не видел и я тоже чувствую себя неуверенно...

Море было голубое и зеленое одновременно. Дрожащие блики от воды, играли на ее загорелом лице. Она смотрела куда-то вдаль, — туда, где море сливалось с лазоревым небом, где догорал малиновый закат.

Он кидал камешки по воде и считал, сколько раз они подскакивают. Он думал о море, о небе, о Ней. А еще он слушал…слушал шум прибоя, крики чаек, шелестящий говор деревьев. И больше ничего…больше ничего не тикало внутри, лишь только спокойно и радостно билось его живое и теплое сердце…



© podsolnux, 2006

Опубликовано 26.07.2006. Просмотров: 518.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества