творческий портал




Авторы >> podsolnux


Добрый день!
(из цикла «Юмор»)

Было это еще в те далекие времена, когда я училась в школе. Итак, самое начало урока, все еще только рассаживаются да раскладываются, и вот в кабинет заходит мальчик – отпрятненький такой, симпатичненький, в хорошем синем костюме и серых замшевых туфлях с длинными носами. Искоса поглядывая на класс, подходит к учительнице (назовем ее Марь Иванна) и с минуту что-то тихонько шепчет ей на ухо. Марь Иванна, поправив свой любимый красный жакет, который она носила все годы, пока мы у нее учились, выходит на середину класса и с улыбкой сообщает нам: «Ребята, познакомьтесь, этот мальчик теперь будет учиться в вашем классе!» и, обращаясь к молодому человеку, спрашивает: «Как твоя фамилия?». Тот, потупив глазки, отвечает: «Добрый день». Учительница в непонятках: «Ну, мы, вроде, уже здоровались. Я спрашиваю, как твоя фамилия?». Мальчик, покраснев, в смущеньи шаркая ножкой, повторил: «Добрый день». Учителка покачнулась и присела на стул. Переведя дух, она в растерянности уставилась на нового ученика, пытаясь понять, что происходит, — то ли бедняжка страдает слабоумием, то ли просто глух, то ли…в общем, можно только догадываться какие предположения стоила Марь Иванна, глядя на нерешительно переступающего с ноги на ногу молодого человека. В третий раз забросил старик в море невод…т.е. в третий раз повторила несчастная учительница русского языка и литературы свой вопрос, однако новичок, на потеху всему классу, решил видимо поиграть в партизана и ни за что не открывать свою фамилию, и так и не отступил от первоначальной версии ответа. Несчастная Марь Иванна в слезах выбежала из кабинета и вернулась через пять минут, скрываясь за серым пиджаком завуча – строгой и непримиримой женщины, которую боялись все ученики подшефной ей школы с 1-го по 11-й класс включительно. Если кто и мог что-то сделать в подобном нестандартном положении, в каком оказалась руссиня, то это была сохраняющая ледяное спокойствие и железную выдержку в любой ситуации, педагог старой закалки, физичка Вера Васильевна Рьяная. Увидев, кого привела с собой Марь Ивана, класс замер, шум мгновенно стих, недоговоренные фразы и недоконченные слова повисли в воздухе, тяжелое напряжение разлилось в воздухе, чугунными молоточками выстукивая противную трель по барабанным перепонкам учеников. Пройдя к темному учительскому столу и усевшись в мягкое учительское кресло, Вера Васильевна пристально осмотрела понурого юношу, внимательно изучающего изгибы своих пыльных туфель, — чему-то усмехнулась, поправила массивные очки в роговой оправе и перевела взгляд на еще вздрагивающую от недавнего плача, робко стоящую в дверях Марь Ивану. «Этот?» — стальные нотки грубого голоса зауча пронзили тишину. «Э-э-этот» — заикаясь, прошептала руссиня. «Тааак, молодой человек!!!», — грозно произнесла физичка, — «и как же это называется? А?! Почему вы не хотите назвать учителю свою фамилию? Отвечайте!». Юноша, конечно, был новичком в нашей школе, но отнюдь не новичком в школе вообще. И хотя среднее учебное заведение, в котором он обучался ранее, не имело никаких точек соприкосновения с нашим, но школьная жизнь со всеми своими законами, правилами и типажами преподавателей, была все той же, и мальчик прекрасно понял, что за рыба-кит удостоила его своим вниманием, и что ему может грозить при лобовом столкновении с этой напастью, а потому весь внутренне сжался, принял совершенно нереальную для стояния позу – загибающегося к низу рогалика, и, по-прежнему, продолжал тщательное рассмотрение внешней поверхности туфель, вероятно искренне пытаясь увидеть ползающих на них болезнетворных микробов. Мозг его в ту минуту явно был не в состоянии здраво рассуждать и уж тем более отдавать какие-то приказы собственному телу и отдельным его органам, — но рот мальчика автоматически произнес все ту же мантру: «Добрый день». Завуч, предварительно посвященная во все детали инцидента, понимающе взглянула на белую, как мрамор Марь Иванну, и нахмурив густые, практически брежневские брови, начала толстыми пальцами выстукивать на гладкой полированной поверхности стола какие-то среднеазиатские мотивы. Класс, затаив дыхание, следил, как меняется выражение лица физички, пытаясь понять, какое страшное наказание ожидает нахального юнца. Взор Веры Васильевны бесцельно скользил по застывшим ученикам, периодически останавливаясь на низко опущенной кудрявой голове новичка. После 2-х минут сосредоточенного раздумья, показавшемся всем присутствующим — вечностью, физичка решительно поднялась с кресла и энергично зашагала к двери. На немой вопрос, застывший в глазах Марь Иванны, она лишь бросила короткое: «Сейчас вернусь» и громко стуча каблуками, вышла из кабинета. Ее не было минут 6 или 8, — за это время не было произнесено ни слова, все происходило словно в немом кино, — ученики перемигивались, показывали друг другу странные жесты, обменивались многозначительными взглядами, строили рожи, выделывали занимательные телодвижения, и все это в полной тишине!, — наконец, дверь растворилась и в классе появилась завуч в сопровождения школьного секретаря Людмилы Прокопьевны Гнатюк, в руках у которой была тоненькая темно-зеленая папка. Почему-то эта папка сразу привлекла к себе всеобщее внимание и до конца сего нелепого представления, все взгляды были прикованы к ней. Даже виновник шоу оторвался от увлекательного занятия разглядывания туфель и устремил на нее свой потухший взор. Всем было ясно, что судьба худощавого, несговорчивого ученика, теперь полностью зависит от небольшой папки в руках школьного секретаря. И вот, выждав поистине театральную паузу, Людмила Прокопьевна медленно открыла судьбоносную папку, немного полистала и остановившись где-то на середине, начала читать: «14 декабря ХХХХ года в школу № Х9Х7 города Москвы в 9 «В» класс зачислен Василий Петрович Добрыйдень». Минуту в кабинете стояла звенящая тишина, затем класс дружно выдохнул и разразился оглушительным хохотом. Бедная Марь Ивана, прислонившись к стенке, почти рыдала от смеха. Отвернувшись к доске и закрывши лицо руками, всхлипывала в приступе смехоистерики секретарша Людмила. И только вечно невозмутимая Вера Васильевна с гранитным спокойствием наблюдала за всем происходящим. Так закончилась это смутная история…А! Стойте! Она еще не закончилась, — через несколько месяцев после этого случая, в школу поступил еще один молодой человек и фамилия у него была, вы не поверите, — ДОБРЫЙВЕЧЕР! Это, правда, никого уже не удивило, но школьные учителя, ученики и, вообще, все посвященные в эту историю, от души посмеялись, рассматривая на доске объявлений приказ о зачислении нового ученика. _

Так все и было. Ну, может и не совсем так…но кто там будет разбираться за давностью лет!



© podsolnux, 2006

Опубликовано 26.07.2006. Просмотров: 434.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества