творческий портал




Авторы >> Джейн


Конопля

Далеко, далеко в глубинке, ранним летним утром просыпалось маленькое село, когда-то это село было огромным колхозом, дома стояли зажиточные, красивые. Люди жили, село расцветало, молодежь справляли свадьбы, рожали детей и все было хорошо. Теперь от этого колхоза осталось десять домов, те деды и бабушки, которые начинали строить. Многие уехали, покинув родимые края в поисках лучшей жизни, многие умерли, так и не поняв, к чему они шли? И как быстро их счастье закончилось…

Макаровне с утра было, как-то не по себе, толи, давление, толи сердце, все как-то настораживало. Расхаживая свой организм по избе, она заглядывала в окна, словно сейчас увидит чего-то такое, что ждет всю свою жизнь, вот день пришел, еще ночь прошла, и опять все снова, хоть бы кто новенький в деревне появился, порадовал нас, стариков — думала Макаровна. А кому мы нужны, у меня вот внук один, а уж почитай лет 15 не едет паршивец, все ему некогда, да и наверное уже думает, что нас нет, иногда вот деньги переведет и все. Зорким взглядом в свои 80лет она осматривала свои владения, и вдруг взгляд ее зацепил дыру в заборе в конце огорода. Макаровна аж вспыхнула: « Странно, вчера смотрела, ничё не видела, а седня дыра. Наверно опять Петька — сосед сломал, и чё он там всё ищет? Не давно же ругала его, когда увидела, как он кого-то искал в траве в конце огорода, а трава-то вымахала аж в рост человека, и чего он там прячет, надо сходить посмотреть и выкосить ее к чертовой матери».

Настроение было испорчено, наскоро попив чай, захватив серп в сарае, Макаровна пошла в дальний угол огорода. Захватывая одну за другой прядь травы, она ловко орудовала серпом. Куча была довольно большая, как вдруг раздался крик соседа Петьки: Ой, Макаровна, ой Mакаровна ты чего делаешь? Ты, зачем же эту траву косишь? Она же еще не дозрела!» Повернувшись на крик в дыре забора она увидела конопатое лицо соседа Петьки. Макаровна пришла в ярость: « Ах, ты ж, паразит! Мало в заборе доску сломал, так ты еще и мне указываешь, где траву косить на моём огороде! Петя, ты же парень хороший, вот скажи, зачем ты все время ходишь в этот угол огорода и дыру в заборе ломаешь, что ты в этой траве прячешь?» Петька быстро нырнул в дыру забора и подскочив к Макаровне закричал: « Тётя Поля, не губи, секи меня, но не траву, ой, четы наделала, ты же всю уже выкосила, надежду мою, изрубила! Эх, не видать мне теперь дружбы!» Он сел на землю и замер. Макаровна остолбенела, всякое видела, но чтобы из-за травы парень так кричал.…Подойдя к Петьке, Макаровна

тронула его за плечо: «Петь, ты погодь орать то на всю деревню, какая дружба и причем здесь трава на моем огороде?»— 

Да, лечебная, Макаровна, вот хотел вырастить, высушить, да в город отвезти, продать, а на деньги купить пилу «Дружба», сама знаешь мое положение.

Макаровна и впрямь живя по соседству, знала, как бедствует сосед, растит один трёх сестер. Родителей уж лет 5 как похоронил. Купили в городе водку в ларьке, приехали, выпили после бани с устатку и ушли в мир иной, оказалось не водка то была, а спирт-отрава. Петя тогда с армии пришёл, девчонок хотели забрать, не отдал, сказал: « Сам растить буду!» Парень хороший, не пьет, ни курит, дом в чистоте. Девчонок в соседнее село на учёбу возит на стареньком отцовском мотоцикле, а вот последнее время бензина нет, так на велике их по очереди за два раза увезет, односельчане жалеют его, помогают, чем могут. Участковый Михаил Юрьевич, иногда объехав свои села, забирает девчонок со школы, у него в районе квартира. А вот не хочет уезжать из села. Всю жизнь они со своей Натальей здесь прожили.

Макаровна еще ни чего, не понимая, спросила Петьку: « А чего, же ты у себя на огороде не растишь?»

-Так у вас же тетя Поля, забор высокий, участковый не увидит, никто! А у меня же все на виду, да и потом ты ж Макаровна уже старенькая, тебе ничего не будет, а мне тюрьма!

-Погодь, погодь, я погляжу!-

И Макаровна, взяв в руки лист травы, ахнула и со всего маху рухнула на землю.

Петька подскочил, быстро, быстро чего-то начал лепетать, Макаровна махнула рукой, мол, молчи! Наступила пауза они оба сидели на земле и молчали.

Петька не выдержал: « Прости, тетя Поля, прости! Вот на колени встаю, видишь! Знаю, тварь, я последняя, чуть вас не подставил, знаю подло поступил!»

Макровна сидела не двигаясь, Петька ползал вокруг нее на коленях, рыдая, приговаривал: « Вы с дедом Серафимом мне помогали, заботились,

девчонок помогали растить, а я? Был бы жив дед Фима, точно бы прибил меня, так мне и надо, вот дурак! Я чё натворил, я только с час понял тетя Поля, прости! Я не хотел вас обидеть, тетя Поля или прости или заруби на месте, только не сдавай меня в милицию, девчонок пожалей! Заберут же в детдом, а меня в тюрьму на 15лет!»

-Да, чего ты мне душу, то рвешь?— Закричала Макаровна

-Ой, не могу, сердце болит, помоги мне до дому дойти!

-Тетя Поля, я мигом за валидолом, не двигайся, и валерьянки накапаю!

Петька убежал, Макаровна сидела как каменная, смотрела вдаль и вдруг в конце огорода она ясно увидала своего Серафима, он шел к ней, улыбался и махал рукой, что-то показал в угол огорода и исчез. Петька подскочил, сунул в руку валидол: « Теть Поль, давай ка вот еще валерианочки, а как отпустит я побегу за медсестрой, она еще не уехала, я видел, была у соседей.»

-Ну, как тёть Поля, лучше?

-Лучше, Петя, отпустило, ты вот чего, с час меня до дому доведи, возьми косу и скоси всю траву, в бочку вон стоит в углу сложи, облей керосином, там в сараюшке возьмешь, знаешь где, и сожги до тла эту гадость, а всё что останется в яму под туалет, убери все прочь, понял!

-Понял, тетя Поля, все понял, всё сравняю, всё очищу! Спасибо, что не сдаёте! Вот ведь чёрт попутал, хотел денег по легкому добыть, мне вот участок под вырубку леса отвели, а там же пилу надо, да и вас тут в деревне хотел дровами обеспечить, вы же все мне помогаете, как же мне вам не помочь?

Макаровна, вдруг словно очнулась от сна, стала навзрыд реветь: « Ой, Петя, сынок, как же вам молодым тяжко жить по теперешним временам? Мы то старики год, два потом поумираем и все пропало наше село, ой как жалко! Никто к нам не придет, всех переселят в другую деревню и всё! Вот Серафимушка мой строил, колхоз подымал, руководил, а чё осталось, и я тут на этом свете задержалась, ой, Петя, Петя, ты бы пришел ко мне покумекали бы чего-нибудь насчет пилы, а ты чё удумал, ой, ой, ты уж молчи, ни кому ни-ни, даже сестрам не смей! Понял! Ну, идем помаленьку, а ты тут приберись!

Придя домой, Макаровна легла на кровать скрестила руки на груди и смотря на потолок задумалась. Жизнь прожила хорошо, жила с Серафимом душа в душу, родили двух сыновей, только вот ушли они рано: старший погиб в Афганистане, младшего убили бандиты в Москве, Макаровна еще как-то держалась, но когда схоронила мужа, охватило ее отчаяние, стоя перед иконами, она просила Боженьку тоже забрать ее туда к родным, но он молчал, видимо не закончила я какие — то дела здесь думала она. Рассуждая, она задремала, и снова к ней пришел ее любимый Фима, говорил ей о деньгах, внуке, о сейфе в шкафу, о завещании. Вздрогнув от стука в дверь она проснулась, на пороге стоял Петька весь в саже, радостный: « Теть Поль, я все сделал, все сжег, убрал, пойду баню затоплю, да девчонок к вам пришлю, может чего надо помочь по хозяйству, да и так посидят возле вас, а то как-бы сердечко не прихватило, вот если чего надо девчонкам говорите! — Ладно, Петя, иди, мне уже лучше, сейчас обед пойду варить! Макаровну не отпускал сон про сейф и деньги, она стала вспоминать, где может быть этот сейф, Серафим хранил там ружье, патроны. В дальней комнате стоял большой шкаф, после смерти Фимы она редко заходила в эту комнату, не хотелось лишний раз вспоминать тяжелый уход мужа. Шкаф скрипел своими рассохшимися дверцами, Макаровна осмотрев увидела сейф, но ключа от сейфа не было, сев на кровать, она начала вспоминать где же мог прятать Фима ключ, пошарив под матрасом она нащупала кулёчек, там оказался ключ и конверт с письмом. Оставив письмо, она заглянула в сейф, то, что она там увидела, повергло ее в шок! В сейфе, где ее Фима держал ружье, лежали пачки денег, Макаровне поплохело, дойдя до стола, она приняла успокоительные капли и прилегла на кровать.

Первое, что пришло ей на ум: обида на Серафима: « Вот, же, паразит, мы жили кое-как бедствовали, а он такие деньжищи держал у себя! Нет, не буду говорить о покойном плохо, он был честным не воровал, скорее всего, продал ружье, да так накопил, хотя пенсию не давали.»

Успокоившись, Макаровна достала лупу и начала читать письмо, письмо писал ее Серафим, своим красивым подчерком, большими буквами: «Здравствуй, моя дорогая, Полюшка! Когда ты будешь читать это письмо, меня, конечно же, уже не будет на этом свете. Ты не переживай за меня, я буду оберегать тебя всегда, ты в сейфе найдешь большую сумму денег, не думай, что они ворованные, это я продал ружье, собирал на похороны себе да и тебе, а последнее время чего-то наш внук напомнил о себе

переводами, ну я не говорил тебе, получал, да и откладывал, времена же были тяжелые, а я думаю вот умру, а ты, как и копил. Ты уж прости, что экономил на всем, тебе ничего не покупал, на такие деньги можно было шиковать, но я боялся за нашу безопасность, ружья не было, а бандитов много, думал, узнают, убьют. Ты сама распорядись этими деньгами. Прости меня, моя Полюшка! Всегда твой Фима.

Вдоволь наревевшись, Макаровна задумалась, и вправду, а чего она будет делать с такими деньгами? Целую неделю она ходила словно замороженная, ни с кем не говорила, к соседям не ходила, ссылаясь на давление. Соседи начали волноваться, ходили вокруг да около, фельдшера пригласили, она, осмотрев Макаровну ничего нового, не сообщила, Петька тоже беспоился, девчонок то и дело гонял во двор спросить у тёти Поли как она? Но у Макаровны был один ответ: « Все хорошо, скоро поправлюсь!» И вот он наступил этот день, Макаровна постучала в окно, когда Петька в очередной раз нарезал круги по ограде, дожидаясь задания от тети Поли.

-Тетя, Поля, как здоровье?-

-Нормально, Петь, ты вот чего, затопи баньку, будем мыться, я тут сейчас буду думать, как и чем вечером гостей угощать, а закатим — ка мы пир Петя сегодня вечером! Ты девчонок мне отправь, пусть помогут котлетки сделать, салаты, а к 6часам, зови всех кто еще живой в нашем селе. Да, Петя, ты к участковому то сходи, пусть жена его Наталья Ивановна свою печать сельскую возьмёт, документ надо составить! Ну и всех стареньких наших захвати, вон в углу сарая бензин в канистре, ты Урал-то дедов заправь, да и быстренько их свези.

К вечеру стол в горничной Макаровны ломился от разнообразия еды. Петя старательно усаживал всех гостей, соседи недоумевали, чего задумала Макаровна, день рождения не скоро, праздников пока нет.… Наконец во главе стола села Макаровна: « Ну, дорогие, мои, соседи, односельчане, собрала я вас не просто так, давайте ка вначале выпьем по — маленькой.

Вот настал и мой час, когда надо поставить все точки. Подвести черту, я тут долго думала, вспоминала, жизнь-то мы с вами здесь прожили хорошую, было всякое, вы знаете как я жила со своим мужем Фимой, каких детей мы вырастили, и все было хорошо, если бы не эта треклятая перестройка и 90ые

года, как мы выживали, как и кто сломался, потеряв смысл жизни, и вот теперь остались мы тут одни старики, да вот молодь из девчонок, да одного молодца. Вот ведь как жизнь повернула, ведь мы даже и думать не могли, что так нас тряханёт жизнь. Ну и ничего, нас старых закаленных не сломать! Я думаю, молодежь будет продолжать здесь жить! Вот я и просить вас хочу, вдруг не седня, завтра помру, всякое бывает, вы уж Петю с девчонками не бросайте, помогайте им, кто, чем может! Я очень надеюсь на вашу поддержку, вот и позвала вас! Все, что у меня есть: дом, гаражи, машина, мотоцикл, все я оставляю Пете и девочкам! Я прошу вас Наталья Ивановна написать этот документ и заверить печатью. Я положу это письмо за икону, может, приедет когда-нибудь мой внук, ты уж Петя ему письмо и икону отдай! Ну, вот такие у меня пожелания, Петю с девочками я можно сказать взяла себе под крыло, пока живая. Сельчане пошумели, мол, еще рано тебе уходить, но потом все как-то само собой утряслось, вечером Петя развез их по домам, и снова в селе наступила тишина. Макаровна попросила участкового помочь Петру с покупкой пилы. Петя в первый же день не утерпел, уехал на свою делянку обкатывать пилу, приехал довольный, уставший, первым делом заглянул к Макаровне, говорил о пиле, махал радостно руками, благодарил, Макаровна тоже радовалась. Незаметно подошла осень, Макаровна с каждым днем чувствовала тяжесть, боль. Накануне позвав старшую из сестер Машу к себе ночевать, она рассказала, как надо вести себя, если ее не станет, Маша была не из пугливых, она слушала, а сама плакала, осознавая, что уже подошло время терять близкого человека.

В один из дней Макаровны не стало, в этот день лил сильный дождь, природа плакала….Провожать прибыли даже с района, кто и не знал близко Макаровну.

Администрация даже расщедрилась на духовой оркестр.

Жизнь продолжалась, девчонки с Петей ходили по дворам помогали старикам, копали картошку, заготавливал продукты Петр, у него теперь был москвич, деньги Макаровны он распределил, отложил на памятник, на бензин, на одежду сестрам.

На 9ый день сельчане готовили поминальный стол в доме Макаровны, как вдруг над селом пронеслись два вертолета, покружив над деревней, они сели за огородом Макаровны. Из них вышли мужчины и направились в дом. Участковый поспешил навстречу. Народ, высыпавший на крыльцо зашел в дом. Вскоре пришел Петр и обьяснил, что это прилетел с Москвы внук Макаровны, пройдя мимо дома они с цветами и венками проследовали в сторону кладбища, старики прильнули к окнам. Некоторые плакали, вот, мол, Макаровна и дождалась внука! Маша, успокоила всех рассадила за стол, вскоре и пришли они. Петя, пригласил всех за стол, по обычаю помянуть, внук Макаровны попросил ребят прибывших с ним принести все для поминок, народ зашептался, но вскоре притих, Петр достал ему письмо, мужчина сменился в лице, извинился и вышел на улицу, затем вернулся и сказал: Уважаемые сельчане, друзья моей бабушки! Я внук Полины Макаровны, Сергей, благодарю вас, что вы помогали моей бабушке в трудные времена, заботились о ней, помогли в организации похорон, спасибо вам! Да, что я говорю, издревле было так на Руси, в деревнях никогда не бросали людей в беде! Это

мы в городах, зажравшиеся, обезумевшие от денег не можем уже понять, что такое долг и совесть. Я так виноват перед своими родными, дедом и бабушкой! Я только сейчас глядя на вас, и ваши глаза, не осуждающие меня, как много в этой жизни я потерял, но у меня, есть шанс, попросить прощение у вас! И может мне тогда зачтется мой грех Тут моя бабушка пишет, чтобы я позаботился об ее подопечных внуках Пете и его сестрах, чтобы я и вам помог по мере возможности, я очень надеюсь, и постараюсь исполнить все ее просьбы. Еще раз благодарю всех и низкий вам поклон!»

Пока Сергей разговаривал с Петром и сельчанами, его друзья все носили и носили ящики с едой, вином, фруктами. Внук оказался простым он попросил каждого взять из этих ящиков все, что им хочется, соседи скромно, чтобы не обижать взяли по несколько фруктов и по палке колбасы, Петр сказал сестрам сделать каждому по пакету и разнести. Вскоре вертолеты зажужжали, и Петр с сестрами пошли провожать Сергея. « Ну, пока, брат, бабушка написала, что ты ей внук, значит мне брат! У меня ведь никого нет,

вы теперь одни с девочками, давайте здесь держитесь, я чего-нибудь там в Москве придумаю, планы бабули надо выполнять!»

В вертолете он достал письмо бабушки и внимательно стал перечитывать: «Здравствуй, мой дорогой, внучек! Если ты читаешь это письмо, значит меня уже нет, так и не дождалась я тебя! Да ты не вини себя, и не расстраивайся! Я же все понимаю, у тебя работа, заботы, все-таки ты уже большой чиновник, карьеру сделал. Я всегда гордилась тобой и горжусь! Жизнь она такая короткая, только ты успей в этой жизни след оставить, небось не женат еще, вот я тебе и невесту присмотрела, дочка нашего участкового работает врачом, красивая, не замужем и тебе подстать! Вот вернулась в район из города и живет, мужиков нормальных нет, а ей замуж надо, вот я и тебе советую присватать ее. Позаботься о Пете, я их под опеку взяла, они для меня внуки, а тебе значит брат с сестрами. Они очень хорошие, Петя мечтает хозяйство развести, ферму, ему подучиться грамоте по всем этим бумагам, девочек надо тоже обучить, но чтобы они в село вернулись! У Пети есть тоже невеста на примете, после годовщины моей справит свадьбу

переедет в мой дом и пусть рожают детей и живут, все свое хозяйство я отдала Пете и девочкам, надеюсь, ты не в обиде! Ну, а еще если ты надумаешь вернуться домой в село, построишь дом на пригорке где четыре две березки и две пихты, мы там место еще с дедом облюбовали. Думали сыновья там будут жить, вода там есть, построишь двухэтажный дом и будешь жить, дорогу до района отремонтируй, с Петей вы вместе все сделаете, и у вас все получится! Прощай мой любимый, Сереженька! Крепко тебя целую и обнимаю твоя бабуля.»

Прошло три года… Наступил такой же рассвет, запели петухи, замычали коровы, село просыпалось, только теперь уже загудели машины, трактора. Внук Макаровны вернулся, объединившись с Петром, они пригласили в село своих сослуживцев, друзей, и начали поднимать бывший колхоз, построили новую ферму, маслозавод, молодым ребятам предложили строить свои дома, заложили фундамент под школу и детсад, Сергей как бабушка советовала ухаживал за Еленой – дочкой участкового. На осень наметили свадьбу, у Петра тоже все хорошо, он женился и у него

уже родился сын. По утрам проезжая на ферму по дороге мимо кладбища, он сигналил и махал рукой, однажды Сергей спросил его: « Ты, чего покой их будешь, пусть лежат себе. Петя улыбаясь говорил: « Так ведь тетя Поля каждое утро мне машет рукой и улыбается. Видят они все и радуются за нас! А ты знаешь, с чего началась у нас такая забота друг о друге с твоей бабушкой? Я ведь глупость натворил, а бабуля твоя меня спасла, она ведь когда деда похоронила, ни с кем не общалась, так и сидела взаперти, а как со мной тогда случилось, она прямо как мать о нас заботиться стала, все деньги отдала, дом все имущество переписала. – А чего ты натворил? Так я у нее в дальнем углу огорода коноплю посадил, решил потом продать и пилу купить. А она ее скосила, но участковому не сказала, все сказала сжечь и ни кому не говорить!

Вот такие брат дела. Ну ладно будем тебе дом достраивать на пригорке, свадьбу осенью сыграем. Жизнь продолжается!»



© Джейн, 2016

Опубликовано 26.12.2016. Просмотров: 249.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества