творческий портал




Авторы >> Сантехлит


Страшное слово (окончание)
(из цикла «Рассказ»)

 — Твоя басенькая не по тебе сохнет, не для тебя цветёт.

 — Как это?

 — Таких баб знаешь, как держать надо? – Демьян сжал кулак перед носом Дергалёва. – А ты — хлюпик, сопли со слезой мешаешь да жалишься, ждёшь, когда она на стороне натешится, да к тебе вернётся.

 — Это я хлюпик? На стороне тешится? – Игнат пошарил вокруг себя взглядом, подхватился из-за стола и ринулся в спальню, на ходу выдёргивая ремень из брюк. — Запорю паскуду!

Кровать была пуста. Мужики растерянно топтались на месте, оглядывая сумрачные углы и друг друга.

 — Я знаю, где искать, — нашёлся Демьян. – Айда к Шаминым.

Испуганная Татьяна распахнула калитку непрошенным гостям, отступила к крыльцу:

 — Засветло уехал. Вон смотрите – ни лошади, ни телеги – нет Фёдора.

Демьян покликал приятелей. В двухместный ходок взгромоздились шестеро мужиков и погнали по Волчанской дороге самого резвого ТОЗовского скакуна.

Беглецов настигли в ночном лесу. Скакун резко заржал и встал на дыбы, ткнувшись в Фёдорову телегу. Матрёна вскрикнула и в чащу. Агапова мужики стащили с телеги, свалили в грязь и принялись пинать, матерясь, толкаясь и мешая друг другу. Когда замешательство прошло, Фёдор сумел подняться, привалился спиной к берёзе и некоторое время терпел град ударов, прикрывая руками голову. А потом изловчился и стукнул одного, стукнул другого, и пошла кутерьма. Сильный и злой, он бил нападавших наотмашь, и те кубарем летели прочь, не сразу вставали и уже без прежнего энтузиазма подступали вновь.

 — Ножом его надо, ножом, — рычал Демьян. – У кого нож?

 — Обронил я его, — гнусил Дергалёв.

Фёдор зацепился за эту мысль.

 — Всё, мужики, сейчас я буду вас резать, — сказал он не громко, но твёрдо.

Соломатовцы дружно попятились. Кто-то прыгнул в ходок, попытался развернуть скакуна на узкой дороге. На Фёдора нашёл кураж:

 — И лошадь зарублю и тарантас сломаю.

Скакун будто от слов его заржал дико, дёрнулся, затрещали оглобли. Ходок ударился о пенёк колесом, оно подломилось, ходок перевернулся. Скакун, оборвав постромки, умчался в ночь. Следом соломатовские мужики дружно зачавкали чуть прихваченной ночным морозцем дорожной грязью. Когда стихли их топот и голоса, Фёдор разжал онемевшие кулаки, попытался успокоиться. Болели битые рёбра, пылала щека под глазом, больших увечий он не ощутил.

 — Матрёна, — позвал он тихо.

И из темноты совсем рядом:

 — Я здесь, коханый…

А. Агарков. 8-922-709-15-82

п. Увельский 2006г.




От автора: Из цикла "Крестьянские были


© Сантехлит, 2006

Опубликовано 19.12.2006. Просмотров: 719.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества