творческий портал




Авторы >> Антон Спельский


Геометрия Жизни

Он планировал это соблазнение давно. Теперь у него было чуть меньше месяца, чтобы осуществить свой план. Нужен был повод, чтобы привести ее домой, и повод нашелся. Она как-то обмолвилась о бильярде и он пригласил ее поиграть.

Она шла ему навстречу такая... Воздушная. Светящаяся. Он не мог подобрать слова. Он вспомнил фильм, который совсем недавно пересмотрел. С любимой с детства актрисой. Фильм об одиночестве. О том, как люди не замечают своего счастья. Но там все кончилось хорошо.

После игры они пошли к нему домой. Он приготовил ужин — он знал, что она любит. Потом он ей пел. Она слушала его молча, он нервничал и все не решался сказать главное. Иногда он спрашивал:

— Еще?

Она молча кивала, и он продолжал.

— Останься сегодня со мной, — ему уже стало казаться, что он так и не решится произнести это. Он боялся вдохнуть, ожидая ответ.

— Нет.

Это было неожиданно. Конечно же он ожидал, что она может отказать. Обидится на него и уйдет. Но она просто сидела рядом и слегка улыбалась. Он плохо помнил, что было потом. Кажется, он переспросил ее — она повторила свой ответ.

— Спеть еще?

— Да.

Пальцы дрожали, пытаясь укротить непослушные струны. Дыхание перехватывало, голос срывался, но он все-таки допел песню. Музыка успокаивала, и он смог предложить проводить ее домой.

Напряжение спало, они непринужденно болтали. Обсуждали книги. Ему очень нравилось говорить с ней об искусстве. Кино, музыка, книги — вкусы их были близки, насколько могут быть близкими вкусы двух разных людей.

Было уже поздно, метро закрылось, и ему пришлось ехать домой на такси. Спросив у таксиста цену, он назвал свою и, глупо улыбаясь, вполуха слушал рассказ о высоких ценах на бензин, о расстоянии, о ночном времени. В голове роились посторонние мысли, они мешали сосредоточиться на торге.

— Поехали.

Он не сразу понял, что не проронив ни слова, умудрился уговорить несговорчивого с виду водителя.

____________________________________________

Он повторил попытку через неделю. На этот раз он просто пригласил ее домой. Она согласилась. Он съездил за город. Лето дарило щедрый урожай — он приготовил изысканное угощение. Ей снова понравилось. Она сидела, раскрасневшаяся после чая, улыбаясь, слегка опустив глаза. Быстрый лукавый взгляд на него. Он воспринял это, как знак.

— Останься сегодня со мной.

— Нет.

Пауза. Он не знал, что делать дальше.

— Мне пора.

— Я провожу тебя.

В прихожей он попытался обнять ее.

— Нет! Пожалуйста, нет! — она напряглась, вся сжалась, как будто он собирался ее ударить.

— Ох... Прости, я больше не буду, — дурацкая детская формула сама сорвалась с языка.

Она снова не убежала. Села прямо на пол. Он минуту постоял в растерянности и сел рядом.

— Можно задать тебе несколько вопросов? — он понял, что переступил черту, после которой мог быть с ней абсолютно откровенным.

— Да.

— Почему ты одна?

Он сам тяжело переносил одиночество, и ему было очень больно за нее. Может быть даже больней, чем ей самой.

Вопрос застал ее врасплох.

— Пойдет любой ответ, который придет в голову.

— Так получилось.

— Хороший ответ. Ты хочешь быть одна?

— Нет.

— А что ты сделала для того, чтобы не быть одной?

Он пытался раскрыть ей свой взгляд на мир, на отношение между людьми. Ведь это так просто — просто предложить себя человеку, который этого ждет. Одиноких людей очень много — оглянись вокруг. И все они ждут, когда их кто-то заметит, выберет. А одиноки они потому, что сами боятся кого-то выбрать.

Она не соглашалась с ним. А как же любовь? Как можно выбирать людей? Это же не товар!

— Полюбить можно... Ну, не каждого, конечно, но многих. Стоит только попытаться. А не получится — попробуешь еще, людей ведь так много.

— Любовь нельзя вызвать искусственно. Ты веришь в любовь с первого взгляда?

Оказалось, она влюблена. И ей кажется, что и она ему, тому, тоже небезразлична. Но вместе им быть не получается. Треугольники, четырехугольники — грустная геометрия жизни.

— Мне непонятна одна вещь... — она сказала это очень тихо.

— Говори, не бойся.

— Зачем я тебе?

— Ты говорила о любви с первого взгляда... Тогда, четырнадцать лет назад, я влюбился в тебя с первого взгляда. И с тех пор это чувство так никуда и не делось.

Он говорил ей, что давно хотел попробовать соблазнить ее, но все не решался. Он очень боялся потерять ее совсем — приятельские встречи с ней, хоть и редкие, значили очень много в его жизни. А кроме того он прекрасно понимает, что он для нее неперспективный.

— Что значит — неперспективный?

— Я не уйду из семьи.

____________________________________________

Он провожал ее домой. Они снова непринужденно болтали. Он все рассказывал об одиноких людях. О своих друзьях. Она поняла это по-своему.

— Ага, я догадалась! Ты хочешь выдать меня замуж за кого-то из своих друзей, чтобы потом дружить семьями!

Идея показалась ему настолько заманчивой, что он начал перебирать их общих знакомых. Она только улыбалась и морщила нос. Он не мог понять, чем они ей не нравятся. Ведь это хорошие люди. А одиноки только потому, что боятся предложить себя другим.

В метро разговор стих. Там был только шум поезда. И еще мысли.

По дороге к ее дому они болтали ни о чем.

— ... пойдем ко мне.

Эту фразу она произнесла неожиданно, как продолжение других, ничего не значащих слов.

— Хорошо, — он ответил сразу, боясь, что она передумает.

Она усадила его слушать музыку, а сама ушла в душ. Он был потрясен, у него больше не было никакого плана, он просто плыл по течению. Когда она вышла из душа, он растерялся окончательно.

— Так значит да? — глупый вопрос в такой ситуации, но он не мог заставить себя действовать.

Она смутилась не меньше, и попыталась повернуть все вспять. Тогда он прикоснулся к ней.

— Можно задать тебе несколько вопросов?

— Да.

— Тебе приятны мои прикосновения?

— Да.

— Значит все-таки да.

— А где же остальные вопросы? — лукавая улыбка делала ее лицо таким... заманчивым, что ли?

— Достаточно и одного. На него был очень хороший ответ.

Она была прекрасна.

____________________________________________

В сексе он был немного робок и неуклюж — сказался его небольшой опыт. У него не было много женщин в жизни. И то, к чему он привык, здесь не подходило. А он все никак не мог перестроиться. Но ей понравилось. Понравилась его нежность, его стремление в первую очередь отдавать, а уж потом получать самому. А может быть понравилась и та неуклюжая наивность.

____________________________________________

У них было всего девять ночей — он потом посчитал. Девять вечеров и ночей, и всего пять дней. Иногда после работы он уезжал домой — отсыпаться. После он очень жалел об этих потерянных ночах, но тогда они были ему действительно необходимы.

В первый день они просто наслаждались обществом друг друга. Много говорили, рассказывали о себе. Он старался быть с ней абсолютно искренним — он верил, что ничто не сближает людей так, как откровенность. И она поддалась. Она рассказала ему о себе все. Рассказала о первой любви, о той юношеской эйфории. Рассказала обо всех своих прошлых встречах, приятных и не очень. Он был удивлен. Он все эти годы считал ее просто одинокой, представлял по большей части сидящей дома, и даже не предполагал, насколько насыщенной и полной событий порой была ее жизнь. Но все ее встречи имели одну общую черту — рано или поздно они заканчивались. И с ним ее ожидало то же самое. Ему было больно от этого, он беспокоился о ней и пытался настроить ее на легкое расставание. И был очень удивлен, когда оказалось, что она точно так же беспокоится о нем.

— Со мной все будет хорошо! У меня и так все хорошо... — недоумевал он.

На следующий день они играли.

— Мы с тобой завтра поиграем, — сказал он ночью засыпая.

— Во что? — не поняла она.

— Не во что, а на чем.

Вместе они подобрали мелодию, которая так и не далась ему когда-то в детстве. Он был в восторге.

По вечерам они гуляли. Выбирали пустынные улицы, которые она совсем не знала, хотя прожила здесь много лет. Он держал ее за руку. Они говорили. По привычке об искусстве, или раскрывали друг перед другом свою жизнь. Ему было неважно, о чем она говорила. Главное, что она это говорила ему. Ему было интересно все. Ему была интересна она.

Тихая улочка вливается в шумный проспект. Небольшой ночной рынок возле какого-то парка. Много шумной молодежи. Некоторым просто весело, некоторые уже навеселе.

— Мне страшно.

— Хорошо, пойдем домой.

Он купил ей орешки. И снова тихие пустынные улочки.

____________________________________________

Среди недели он снова ездил за город. И снова пригласил ее к себе. В тот день она выглядела самой счастливой за все время их встреч. В пятницу был праздник, выходной, и она предложила ему съездить в горы. Он ошалел от такой смелости. И хоть он и считал себя авантюристом, но такого смелого предложения все-таки испугался, и предложил поездку поближе. Она с радостью согласилась. Вечером они отправились к ней. Было решено завтра покупать билеты и провизию.

На работе о работе думалось тяжело — он предвкушал завтрашнюю поездку.

Телефон. СМС. «Я заболела.»

— Ало! Как ты?

— Похоже у меня жар.

— Значит остаемся дома. Я вечером приеду.

Он приехал поздно. У нее, похоже, действительно был жар. Но не было ни лекарств, ни градусника.

— Я сбегаю в аптеку.

— Поздно уже. Все аптеки закрыты.

— Значит буду искать дежурную.

— Здесь нет дежурной аптеки.

Дежурная аптека нашлась в одном квартале от ее дома.

____________________________________________

К утру жар спал.

Погода окончательно испортилась. Днем лил дождь, ночью светила луна. Они сидели дома и смотрели фильмы. За три дня они посмотрели много фильмов. Он показал ей один из своих любимых — ранняя, всеми забытая роль известного ныне актера, кумира молодежи. На его взгляд — лучшая роль. Ей понравилось.

Она показала ему одну из немногих драматических картин его любимого комедийного режиссера. Он раньше не воспринимал этот фильм всерьез, и потому никогда не смотрел. В финале ему стало стыдно за всех мужчин, и за себя в том числе. Она попыталась его утешить.

Были еще несколько шедевров. Девушка, попавшая в аварию по пути на свое первое свидание. Парень, ослепивший себя, чтобы не видеть изуродованное лицо своей любимой. Мужчина, ищущий романтики вне семьи. Он плакал в конце. Он вообще легко умел плакать. От книг, от кино. Даже от музыки. И гораздо реже — от жизни. Он стеснялся своих слез, поэтому отвернулся от нее и молчал. Пока не высохли слезы и не отпустил спазм в горле.

Еще одна история чем-то неуловимо напомнила ему их самих. Молодая женщина и пожилой мужчина случайно встретились в чужой стране. У обоих есть семья. Оба сейчас чувствуют себя одинокими. Они увидели друг в друге близкого человека, но так и не решились переступить черту.

Она не любила демонстрировать свои эмоции. Это сбивало его с толку, и он тоже вел себя осторожно, порой не решаясь лишний раз прикоснуться к ней. Позже он жалел и об этом тоже.

По вечерам они снова гуляли. Те же пустынные улицы. Или институт. Мрачные корпуса с темными окнами, и ни души вокруг. Только воспоминания. Их общие воспоминания, такие немногочисленные.

____________________________________________

Его время вышло. Он уезжал. Позже у них будет еще одна ночь, но в ней уже не будет той искренности. У него будет еще время — две или три недели. Он захочет продолжения, но ей он будет уже не нужен. Она будет идти дальше, не оглядываясь на былые встречи, чередующиеся расставаниями. Он просто останется позади, одним из них. Она будет строить свою жизнь уже сама, своими руками. И очень скоро в ее жизни будет та, главная встреча, после которой уже не будет расставаний. Он снова будет счастлив просто иногда видеть ее, говорить об искусстве. Или о жизни. Или ни о чем. И вдвойне счастлив будет видеть ее счастливой. Но это будет позже.

А сейчас он уезжал. Уезжал навстречу жене, которая искренне любила его. Которую он любил за ее любовь, за ее нежность, за искрящиеся глаза. Навстречу детям. Любовь к детям он не мог описать словами. Это что-то, присущее самой природе человека, являющееся его сущностью. Он уезжал дарить им свою любовь, и получать счастье взамен. Настоящее, человеческое счастье. И среди этого счастья, которого так мало в мире, которым так щедро осыпала его жизнь, у него есть своя, принадлежащая только ему, тоска. Тоска по девушке, которую он полюбил в юности, с которой был близок несколько дней много лет спустя. Эта тоска не была чем-то новым. Она родилась уже давно. Он к ней привык и воспринимал ее, как часть своего счастья. И драгоценной жемчужиной будет хранить он в своем сердце воспоминания. Пустынные холодные июньские улицы — ее рука в его руке. Прижавшись друг к другу они смотрят телевизор. Музыка. Луна, светящая в окно. Прикосновение тел. Прикосновение душ.



© Антон Спельский, 2009

Опубликовано 28.09.2009. Просмотров: 364.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества