творческий портал




Авторы >> Антон Спельский


Пляж

— Девушки, можно рядом с вами расположиться?

Все трое окинули меня ледяным взглядом.

— Что, пляжа мало? – ответила черненькая, та что слева.

— Знаете, вы настолько привлекательные, что я просто не смогу удержаться – все равно буду смотреть на вас. И мне будет не по себе. Я просто подумал, ведь ничего не случится, если я честно спрошу у вас, можно ли расположиться рядом.

Все трое озадаченно молчали. Видно, как на их лицах сменилась целая гамма чувств. Наконец светловолосая, с короткой стрижкой, бросила себе под нос:

— Как хочешь, – и равнодушно отвернулась.

Я немного постоял, выбирая, где бы расстелить свое покрывало. Откуда мне будет удобнее смотреть на них, чтобы не очень смущать? Удивительно, как на меня действует вид обнаженного женского тела. Просто не могу не смотреть. Уже вроде и не мальчик, и женат столько лет, а как только увижу на пляже девушку или женщину топлес – все, смотрю и смотрю. А тут — сразу трое, и совсем без ничего. Ну как тут удержаться? До сих пор не могу понять, нормально это или у меня отклонение какое-то. Хотя вон два мужика тоже за камнями прячутся, так что не один я такой. Ну тот что справа — подросток еще, с ним все ясно. А тому что слева – уже явно за сорок, и ничего, тоже проявляет интерес.

Я старался держаться невозмутимо, но меня ощутимо трясло. То ли из-за того, что я вижу, то ли из-за своего дикого поступка. Я ведь до сих пор не мог опомниться от собственной наглости. А что может случиться? Я ведь здесь сам, меня никто не знает. Эти девушки в первый раз видят и, скорее всего, в последний. А так в любом случае лучше, чем подглядывать исподтишка, как те двое.

Я снял шорты и футболку и сел на покрывало немного в стороне.

— Эй, так не пойдет! – вдруг сказала та, что с волосами, заколотыми на затылке. – Давай и сам тогда раздевайся. Почувствуешь, как это, когда тебя так беззастенчиво разглядывают.

— Пожалуйста. Если кому-то нравится на меня смотреть – мне не жалко. Почему бы и не доставить человеку такое удовольствие. А кому не нравится – пусть не смотрит.

Я медлил, прислушиваясь к себе. Больше всего опасался сейчас своей реакции. Точнее эрекции. Впрочем, в данном случае это одно и то же. Но кажется меня так перетрясло, что в ближайшее время мне это не грозило. Я встал, и как можно небрежнее снял плавки, стараясь не показать дрожь в руках.

Снова сел. Девчонки молчали, и мне все еще неловко было вот просто так на них пялиться.

— А можно с вами поговорить? Я все равно на вас буду смотреть – ничего с собой поделать не могу. А молча разглядывать вас – и мне неудобно, да и вас я, кажется, все-таки смущаю.

— И о чем же мы будем говорить? – спросила черненькая, все еще стараясь сохранить ледяные нотки в голосе, но в последний момент губы ее чуть дрогнули, выдавая легкую улыбку. Мне как-то сразу полегчало.

— Не знаю... Да мало ли о чем. Об отдыхе, например. Вы на этом пляже часто бываете?

Пляж классный. Почему он всегда такой пустынный – ума не приложу. Даже не верится, что всего в двадцати минутах езды отсюда – переполненный курортный город. От трассы сюда – минут сорок пешком. Неужели людям лень прогуляться? Ну да, нужно еще пройти через холм, но не такой он уже и высокий, чтобы нормальный человек не преодолел его без труда.

— Каждый день. А тебя, вроде, мы здесь еще не видели.

— Да, я с друзьями отдыхал – они все больше в городе любят тусоваться. Вчера уехали. Ну а я еще на два дня остался. Сам.

Разговор пошел. Я разглядывал их уже вполне легально – нужно ведь смотреть на собеседников. До чего же они красивы! Стройные фигурки, молодые свежие лица. Особенно у черненькой. Сколько им? Лет по восемнадцать, не больше. А я ведь отдельную квартиру снимаю и у меня почти сутки есть — нужно этим воспользоваться. Только вот как? Их ведь трое. В квартире кровать хоть и большая, но не четырехспальная же. Да и что мне делать с тремя? По очереди их будить, что-ли? Ну так мне целая ночь понадобится, я ведь не супермен какой-то. Сталлоне со Шварценеггером, блин! А может с тремя сразу? Даже не представляю, как это...

Так, что-то я размечтался. Я ведь женатый человек, нефиг тут планы строить. Посидим на пляже и мирно разойдемся.

М-да, сам себе уже лицемерить стал. А зачем ты, женатый человек, пачку презервативов в квартире держишь? И еще один с собой носишь – вон в кармане лежит? На всякий случай? Так вот он и есть, этот случай, пользуйся.

Но как, их же трое? Мои мысли явно зациклились. Ладно, время еще есть, потом подумаю. А пока буду просто наслаждаться моментом.

— А сколько тебе лет? – вдруг как-то невпопад спросила черненькая.

— Тридцать шесть.

На лицах всех трех отразилось изумление. Я не выдержал, расплылся в довольной кошачьей улыбке. Приятно, ничего не скажешь.

Наконец светленькая нарушила молчание:

— А что, в тридцать шесть тоже подглядывать тянет? – она сказала это беззлобно, всем видом стараясь показать, что это шутка.

— Ну вон мужик, который за тем камнем прячется, явно старше меня. И ничего.

Все трое весело заулыбались.

— Пойдем купаться, жарко, — предложила светленькая.

Они встали, я остался сидеть.

— А ты не идешь? Пошли, поплаваем.

— Пошли. Только я, наверное, плавки одену.

— Еще чего! – вдруг возмутилась черненькая, — так иди.

— Ну ладно.

Мы двинулись к морю. Метрах в двадцати от берега из воды выглядывал камень, к нему мы и поплыли.

— Мы тут мужиков дразним, — вдруг сказала длинноволосая, — вылезаем на камень, садимся так, чтобы ничего толком не было видно, смотрим себе на море. А потом вдруг раскрываемся и прямо к ним поворачиваемся. Они так прикольно взгляд отводить начинают!

Я немного попрыгал с камня, потом мы на нем просто посидели и двинулись к берегу.

Разговор продолжался легко и свободно. Там, где есть три женщины, мужчине не обязательно напрягать воображение, чтобы поддерживать разговор. Достаточно просто улыбаться и кивать в нужных местах. Ну а на меня еще и вдохновение накатило. Со мной это бывает, хоть и крайне редко. Я стал шутками сыпать, они смеялись, стало совсем весело.

Солнце уже спряталось за холмом. Я опять вернулся к размышлению, как бы продолжить вечер. Ясно, что троих я к себе не поведу. Но как их разделить? Вот бы с черненькой уйти... Может сначала пригласить их всех куда-то, а потом уже думать, как быть? Но куда? Дискотеки и шумные клубы я не люблю, в кино – как-то банально очень, да и опять же не пообщаешься там. В кафе? Я прикинул свои истрепавшиеся финансы — нет, троих не потяну. Вот одну бы повел.

Может к ним можно как-то напроситься? Я бросил пробный камень:

— А где вы живете?

— В поселке комнату снимаем. – ответила светленькая.

— Втроем одну комнату? А где же спите?

— Там диван раскладной и кровать, как раз три места.

— Сами в квартире?

— Да нет, хозяйка с сыном в другой комнате живут.

М-да... Я снова посмотрел на черненькую. А может опять наглостью воспользоваться? «А кто сегодня хочет со мной любовью заняться? Все? Ну тогда тяните жребий». Нет, лучше не так: «Ну тогда я тебя выбираю» — это я черненькой, — «вы ведь не будете ревновать к подруге?». Я аж головой затряс, прогоняя наваждение.

Разговор давно стих, вдохновение куда-то улетучилось. Я чувствовал себя как выжатый лимон. Планы явно не складывались. Подул свежий ветер, стало вдруг холодно. Девушки сидели, немного съежившись, явно ожидая завершения дня.

— Ну ладно, пойду я. Приятно было пообщаться.

Я быстро оделся, сунул покрывало в сумку и зашагал к тропинке. Решил не оглядываться. А ведь мы даже не познакомились. Ну имена светленькой и длинноволосой я выловил из разговора, а вот черненькую они, кажется, ни разу по имени и не назвали. А жаль. Хотя... Что толку? Все равно я ее больше никогда не увижу. Я не выдержал и обернулся. Черненькая стояла и смотрела мне вслед. На ней по-прежнему ничего не было. Ее подруги неторопливо одевались.

Тропа свернула за скалу и девушки скрылись из виду.

*****

— Девушки, можно рядом с вами расположиться?

Что за наглость! Мало того, что издали глазеют, так этот вообще прямо к нам пришел. Ему что, пляжа мало? Интересно, какую отмазку он придумает?

— Что, пляжа мало? – я постаралась выразить все свое возмущение.

— Знаете, вы настолько привлекательные, что я просто не смогу удержаться – все равно буду смотреть на вас. И мне будет не по себе. Я просто подумал, ведь ничего не случится, если я честно спрошу у вас, можно ли расположиться рядом.

Ничего себе заявочка! Специально пришел поглазеть на нас, что впрочем и так ясно, так еще и прямо в глаза об этом говорит. Мог бы придумать что-нибудь поинтересней. Хотя, по крайней мере честно. Интересно, мы что, можем ему запретить? А почему бы и нет, пляж пустой, пусть выбирает любое место, где нас нет.

— Как хочешь, – неожиданно сказала Светка. Ну и ладно, мне-то что? Мы ведь, когда решили на пляже раздеваться, понимали, что на нас мужики глазеть будут. Просто не нужно обращать на них внимание. И на этого не будем, пусть глазеет.

Он расположился рядом. Я посмотрела на него повнимательней – в общем, вполне симпатичный парень, с приятной улыбкой. Может мне бы и понравился, если бы не наглость.

— Эй, так не пойдет! – вдруг крикнула Ирка, — Давай и сам тогда раздевайся. Почувствуешь, как это, когда тебя так беззастенчиво разглядывают.

Правильно, молодец! Так ему и надо, пусть почувствует себя на нашем месте.

— Пожалуйста. Если кому-то нравится на меня смотреть – мне не жалко. Почему бы и не доставить человеку такое удовольствие. А кому не нравится – пусть не смотрит.

Он встал и снял плавки. Кожа под плавками казалась ослепительно белой на фоне ровного густого загара. Теплая волна вдруг поднялась у меня по телу снизу живота до груди. Я прерывисто вздохнула. Что это со мной? Что я, мужиков голых никогда не видела, что-ли? Видела, конечно. Вон двоих в прошлом году. Надеялась найти большую и светлую любовь, а оказалось, им от меня только секс и нужен был. Ну я с тех пор стала осторожней, не бросаюсь на кого попало. Да, так вот что-то не припоминаю я такой реакции у себя. А этот чем от тех отличается? Да ничем. Хотя, все-таки отличается. Те пацаны еще были, и фигуры у них какие-то... пацанячьи, вот. А у этого... Я попыталась понять, чем он все-таки отличается от моих бывших. Стройный, но не худой; нельзя сказать, что накачанный, но мышцы все-таки выделяются. Короче, всего у него было в меру, не больше и не меньше. И это делало его фигуру... Я попыталась подобрать нужное слово. Завершенной, что ли? В общем именно такой, как надо. Для женщины. Срезать бы еще пару килограммов жирку – вообще Аполлон бы вышел.

Еще одна волна прокатилась в животе. Я поняла, что бесцеремонно его разглядываю и, смутившись, опустила глаза.

— А можно с вами поговорить? – сказал он, — Я все равно на вас буду смотреть – ничего с собой поделать не могу. А молча разглядывать вас – и мне неудобно, да и вас я, кажется, все-таки смущаю.

— И о чем же мы будем говорить? – сказала я, стараясь выразить все свое презрение, но вдруг поняла, что, разговаривая с ним, я смогу спокойно его разглядывать и в последний момент смягчила тон. Даже попыталась улыбнуться немного, как бы извиняясь за резкость.

— Не знаю... Да мало ли о чем. Об отдыхе, например. Вы на этом пляже часто бываете?

Девчонки как-то сразу включились в разговор, а я все продолжала на него смотреть. Постепенно раздражение прошло. Было у него какое-то обезоруживающее обаяние, приятная открытая улыбка, иногда чуть виноватая. Я вдруг заметила, что когда он улыбается, становятся видны морщинки вокруг глаз и возле рта. Да он не так молод, как показалось сначала! Лет тридцать, не меньше.

— А сколько тебе лет? – мой язык, как всегда, бежал впереди мыслей.

— Тридцать шесть.

Тридцать шесть!!! В два раза больше, чем мне! Я думала, столько не живут. Это же почти сорок! Я как-то не так представляла сорокалетних, ну или почти сорокалетних. Например, некоторым преподам у нас в институте по столько примерно. Жилевскому вот, или Погребняку. Но у них живот, лысина, волосы седые. Да и не только это. У них лица – лица пожилых мужиков, по ним видно, что им под сорок. А у этого... И как мне теперь обращаться к нему — на «вы»? Обойдется!

Он вдруг легонько потянулся, на плечах и груди проявились мелко подрагивающие мышцы. Очередная теплая волна прошлась по моему телу. Ну ничего себе! Кажется у меня проснулось нешуточное желание. Но я ведь обещала себе, что не лягу больше в постель, пока не проверю чувства как следует. А какие тут могут быть чувства, когда он меня первый раз видит? Да и мне он в качестве будущего мужа явно не подходит – он же вдвое старше.

А может ну ее, эту большую и светлую. Успею еще, куча времени впереди – вся жизнь. Почему бы пока просто не провести хорошо время? Узнать, хотя бы, что такое настоящий секс? С таким вот мужчиной, а не с теми торопыгами, что у меня были. В тридцать шесть, да еще с такой внешностью он, наверное, о женщинах знает все.

У меня даже дрожь в руках появилась. Теперь я думала, как бы это дело провернуть. А ведь не зря он к нам подсел, наверняка какие-то планы строит. Вечером, наверное, куда-то пригласит. Ну а я с девчонками уже разберусь, кому с ним идти, а кому нет. Они ведь меня поймут. А вдруг и они захотят? Меня вдруг кольнула ревность. Да ну, ревновать к собственным подругам! Думаю, разберемся как-нибудь. Да и не может быть, чтобы всем сразу захотелось.

В общем, я уже всерьез представляла, как пойду с ним вечером. Только вот куда? Куда он может пригласить? На дискотеку – не хочу, это как-то чересчур стандартно. Может в кафе? Или лучше сразу к нему домой.

— Пойдем купаться, жарко, — сказала Светка. Я представила, как он встает, как идет к морю – волна в животе была тут как тут.

Я замешкалась, как бы случайно, чтобы идти сзади него, но он почему-то остался сидеть.

— А ты не идешь? – Светка пришла мне на выручку, — Пошли, поплаваем.

— Пошли. Только я, наверное, плавки одену.

— Еще чего! Так иди. – я даже не успела ничего подумать, слова сами сорвались с языка. Кажется, я покраснела.

— Ну ладно.

Я шла чуть сзади и сбоку, глядя на его упругую походку, и волны в моем животе устроили просто какой-то прибой.

Мы поплыли к нашему камню. Он несколько раз прыгнул с него рыбкой. Вполне грациозно, хотя это было не самое главное. Самое главное было то, как он залезал на этот камень. Мышцы на его спине и плечах перекатывались, а когда он выпрямлялся во весь рост, его белая задница просто сводила меня с ума.

В общем, с этого момента я уже хотела, чтобы день побыстрее закончился и ждала, когда же он, наконец, заговорит о продолжении. А вдруг не заговорит? Ну тогда придумаю что-нибудь, сама намекну как-то. Да ну, как это не заговорит? С его-то опытом.

Вскоре зашло солнце и стало прохладно. Время шло и я стала понемногу паниковать. Когда же он подойдет, наконец, к главному?

— Ну ладно, пойду я. Приятно было пообщаться, – он встал и начал собираться.

Черт! Черт! Черт! Неужели он вот так просто возьмет и уйдет? Нужно что-то придумать! Я даже вскочила на ноги, но ничего в голову не лезло. Он уходил все дальше и дальше, а я лихорадочно соображала, как и куда его можно пригласить. Не к нам же в комнату, в самом деле. В поселке ничего интересного я вообще не видела, а ехать с ним в город – значит просто навязываться. Он почти дошел до скалы, за которой тропинка скрывалась. Мне захотелось догнать его. Но что он обо мне подумает? А девчонки? Мне вдруг стало так жалко себя...

Перед самой скалой он на секунду обернулся и исчез за поворотом. Я села прямо на гальку и обхватила голову руками.

*****

— Девушки, можно рядом с вами расположиться?

Какого черта! Чего этот пацан сюда приперся? Девки сейчас либо оденутся, либо совсем уйдут.

— Что, пляжа мало?

Во-во! Вали отсюда, мальчик, не мешай смотреть. Он еще о чем-то с ними разговаривает! О чем, интересно? Далеко, плохо слышно.

Та-ак, уходить, кажется, не собирается, уселся вон. И девки все к нему повернулись, мне одни спины видны.

— Эй, так не пойдет! Давай и сам тогда раздевайся. Почувствуешь, как это, когда тебя так беззастенчиво разглядывают.

Ну хоть не ушли и не оделись. И то хорошо.

Ты смотри, разделся! Неплохо устроился пацан. Мне, что-ли, так же попробовать в следующий раз?

...



© Антон Спельский, 2009

Опубликовано 18.11.2009. Просмотров: 446.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества