творческий портал




Авторы >> Крылатый


Крылатый. Наемник поневоле или невероятные приключения Ангела.

Часть1.

Наемник поневоле.

Туман медленно проникал в глубь леса, повинуясь безмолвному приказу глухой темноты летней ночи. Он знал, что двигаться так же быстро уже опасно – можно наткнуться на корягу или свисающие лапы густых многолетних елей, но тревога и страх опоздать не давали ему ни на секунду сбавить темп. Через 10минут лес кончился, и он ощутил прохладную влагу ночного луга, вдыхая её с жадностью, словно это были последние его вздохи. После дремучего леса с почти непроходимым болотом, 50 метров бега через луг, со своей прохладой и росой, казались ему долгожданным душем, смывающим всю грязь и усталость последних трех дней.

«Ну, вот и Замок!», подумал он, увидав тусклые огни сторожевых башен. Через несколько минут, холодная, покрытая мхом, каменная стена Замка — остановила его без малого трех дневной марафон. Он, тяжело дыша опустился на траву, облокотившись спиной на стену, словно на откидное кресло. Сняв с пояса небольшую фляжку из медвежьей кожи, он сделал два маленьких глотка.

— Совсем мало осталось!... Говорил же я этому старому друиду, что не хватит лексира! Мне ещё возвращаться…. Ух… никто не хочет думать о будущем, никто!

«Лексир силы» давал силу трех дней отдыха (сна и безделья) и усиленного питания; сделав несколько глотков, можно было не спать и ни есть, и при этом выдерживать сильную физическую нагрузку.

-…Ладно, попробую растянуть эту фляжечку ещё на два раза. Однако скоро будет светать… надобно поторопиться.

Силы его полностью восстановились, словно он эти три дня провалялся на шкурах у своего любимого камина, услаждая себя вином и яствами.

— Так! Пора сделаться невидимым и невесомым, словно воздух… смешаем эту хрень с этим порошком. Твою мать, а ?!!! Вот старый хер… пожадничал – вместо мешочка из змеиной кожи насыпал порошок в какую-то дешевую дрянь!! Ну и чего теперь делать? Вся эта хренотень отсырела. Вот ведь старая друидская деревяшка… я тебе устрою вырубку мозгов как вернусь. Делать нефига придется пробывать.

Он смешал жидкость с отсыревшим порошком и не дожидаясь реакции выпил.

— Вроде ничего! Действует! Знакомая легкость появилась и прозрачность!

Он осмотрел себя.

— Блин! Твою мать! Я так и знал, что какая-нибудь херня будет,… так и знал! Ну что за бл….во, а ?

Это выглядело действительно нелепо, поскольку видимыми остались одни сапоги, просто «пустые» сапоги!

-Во, попал! Каждый раз что-нибудь да не так! Вот сука старая – вернусь прибью. Буратино недоделанный, старое полено, деревяшка хренова! Блин!

Продолжая ругаться на старого друида у которого ему всегда нужно было «отовариваться» перед очередным заданием, он развел руки в стороны и начал плавно подниматься вверх вдоль стены. Со стороны это было забавно, если б кто видел, то удивился бы, так как по стене вверх парили два грязных кожаных сапога с чудным узором и загнутыми носами.

Какое-то время стражник на стене с удивлением смотрел на невесть откуда взявшуюся пару грязных сапог и уж конечно он никак не мог взять в толк, почему и как один сапог ударил его прямо в лицо с бешеной силой. Наш невидимый герой видел, как изо рта охранника вылетели брызги крови с двумя подгнившими зубами.

-Всё как всегда: стена, охранник, выбитые зубы…, даже как-то неинтересно. Был бы я зубной феей уже дюжину мешков набрал бы, за всё время работы. В следующий раз надо что-нибудь новенькое придумать.… Так, дальше «по сценарию» сейчас вот из этой маленькой дверцы выйдет начальник охраны, так как от этих стражников всегда столько шума…

Встав сбоку и приготовившись ударить глупого охранника, он с удивлением обнаружил, что за дверью нет никаких шумов и вероятнее всего к нему никто выходить не собирался.

— Не понял! Они чё там совсем припухли?— начал от лёгкого удивления чуть слышно бубнить Ангел, — тут их опричника замочили, а им хоть бы хрен! Ладно, срать на них сто куч, я не гордый – сам пойду. Раз, два, пять – я иду вам челюсти ломать….!

Он открыл дверцу и вошел в комнату. Посередине стоял стол с догорающими свечами, а на лавках в не естественных позах, лежали два стражника без признаков жизни.

— Сдаётся мне, что они немножко мертвые, — шепотом заговорил Крылатый, — я, конечно, умный парень, но здесь и дураку понятно, что их чуть-чуть убили… эна, у одного голова почти отрезана, а другой кишки с яйцами по-полу разбросал…

Ангел не без интереса оглядывал жмуриков.

— А кто это их так? – продолжал слегка удивляться, наш, немного расстроенный герой, — я-то, только пришел…может друг друга, а? Эй, парни! Кто вас так? Как бы там ни было – это мне «на крыло»…так…ну и куда дальше?...сейчас посмотрим…

Он достал щепотку какой-то дряни похожей на песок и кинул вверх над пламенем свечи. Воздух заискрился и появилась объемная схема этого участка Замка, со всеми комнатами и теми кто в них, со всеми лестницами и тайными ходами.

— Ага! Вот и он – тайный ход, — ухмыльнулся Крылатый, — всё как всегда, всё как везде.

— Видимо все Замки этого мира строились по одному плану…никакой фантазии, — начал глумиться Ангел, — вот лохи…ну и ладно – мне проще будет…,быстренько покончу с этим делом и тогда Им уже не отвертеться – они просто обязаны будут вернуть меня домой, а если опять что-нибудь учудят, то я им этот философский камень в задницу запихаю!

Приложив некоторые усилия он отодвинул тяжелый стол и словно в противовес, взади него в стене отворился средней величины камень, обнажая серую, винтовую лестницу ведущую куда-то вниз. Как только Ангел прошмыгнул в проход – грузный камень резво вернулся на прежнее место.

— Во шайтан! И как мне теперь назад выходить прикажете? Раньше вроде такого не было…да хрен с ним, как-нибудь выйду…

Пройдя два пролета в полумраке, он с удивлением заметил, что чуть ниже горят факелы укреплённые на стене.

— Что это? – напрягся Крылатый, — никак здесь уже кто-то побывал вперед меня или это «чудеса» местной магии? Надо бы походу вообще проверить наличие здесь магии или колдовства…

Осторожно спускаясь дальше, он достал тонкую полоску бумажки и помахал ей в воздухе. Должно было появиться цветом наличие здесь или поблизости любого колдовства или магии. Это что-то вроде лакмусовой бумажки – меняет цвет.

— Блин! Голова дубовая! Я ж всё равно цвета не увижу на ней, пока невидимость действует. Будем надеяться, что всё в порядке…лишь бы не черная!

Чёрный окрас проявлялся при присутствии кого-то из другого мира. Такие «гости» могли доставить не мало хлопот, хотя это было большой редкостью т.к. этот мир был в самой глубокой заднице и в него попросту никто не хотел соваться, ну а если кто-то и приходил, то гадил тут беспредельно. Лестница вела вниз и сомнений не было в том, что комната в которую она упёрлась, находится в подземелье Замка. На пути нашего «невидимки» встретился ещё один труп охранника с проломленной башкой и все размышления об этом уступали только одному предположению – кто-то прошел вперёд нашего героя.

— Неужели они за камнем послали ещё одного «сосланного в наказание», как я…и мне ничего не сказали? – рассуждал Крылатый рассматривая раздробленную половину головы, — сдаётся мне, что эти хитрые суки хотят, что бы мы столкнулись лбами…ну в смысле, крыльями… и тот, кто останется в живых принесет им философский камень и будет возвращен домой….логично…значит – должен остаться только один и пусть это буду я!

Он остановился у самой двери, прислушиваясь к тому, что происходит в комнате. За дверью действительно была какая-то возьня. Старый, хриплый голос периодически вскрикивал: — У меня его нет!..., я не знаю!

Крылатому стало понятно, что пора вмешаться, когда возгласы старого алхимика стали редкими и тихими.

— Во козёл! Он его убьет нахрен и тогда пипец – не видать мне камня. Да старик давно бы его уже отдал….кому охота сдохнуть с переломанными костями из-за какого-то булыжника! – рассуждал возмущенно Крылатый, — и потом, нафига все эти издержки?...есть же порошок правды, сыпанул в харю – сам всё расскажет….так!...пожалуй действительно пора вмешаться…

С криком из любимой легенды «Я Ангел Милт из клана Мак*Милтов…., должен остаться только один!» он выбил не хилую дубовую дверь и ввалился во внутрь обнажив свой меч. Правда, двое, находившихся внутри увидели лишь пару грязных сапог передвигающихся, как будто бы, сами собой. Картина, которая открылась нашему герою была довольно прозаичной: в углу небольшой комнаты с низким потолком, заваленной книгами, пробирками и всякой такой хренотенью, сидел старик. На его желтоватом лице был нарисован страх, руки подрагивали и было явно видно, что старик обосрался, натурально сходив под себя по-большому и весьма жидкому. Да…., неподготовленному человеку было от чего надристать – у горла старика находился сверкающий кончик меча и любому было бы понятно, что меч остр, как бритва. Обладателем столь грозного оружия был некто в длинном, черном плаще с капюшоном. Он стоял спиной и «ангел-невидимка» смог оценить потенциального противника и взвесить все преимущества.

— Э! Чучело! Он мне нужен! Ты чё беспредел устраиваешь?

Черный Плащ не шевельнулся, только капюшон слегка вздрогнул, будто голову повернул…, да и за ответом дело не стало.

— А ты, что, любишь Это с трупаками? Тогда займись тем, что на лестнице… иначе сам пополнишь их ряды!

— Я не понял! Ты чё фуфло гонишь – старик мне живой нужен! А если ты ищешь кайфа, то завалить старика, дело не хитрое… ты вот со мной попробуй схлестнуться…., я не такой лох, как тот жмурик у двери!...

Не успел он закончить, как Незнакомец резко повернулся и махнул клинком. В тот же миг молния слетела с острия меча и взорвалась попав прямо в сапоги. Клочья кожи и куски грязи разлетелись по всей комнате. Через секунду за спиной Черного Плаща, прямо в ухо, раздался шепот Крылатого.

— Ты, я гляжу, меня совсем за лошару держишь! Лучше ходить босяком, чем зажмуриться. Дернешься и я тебе в миг глотку перережу – если понял, кивни.

Незнакомец кивнул.

— А теперь медленно положи меч на пол и без фокусов…, я сам фокусник!

— Хреновый ты фокусник! – Незнакомец кивнул на остатки сапог, — а вот теперь оцени мою фишку над стариком.

«Ангел-невидимка» посмотрел посмотрел на алхимика и был действительно удивлен…, такого он ещё в этом мире не видел, хотя о чем-то похожем где-то слыхал. Старик сидел на прежнем месте замерев как статуя, но был жив, а вокруг него сверкали маленькие электрические разряды, будто бы молнии. Он был просто окутан ими и наверняка снова обосрался.

— Через минуту от старика не останется ничего, а он ведь тебе нужен?

— Да нахрен он мне сдался… кусок говна! – Крылатый блефовал, алхимик ему действительно нужен был живым иначе философский камень канет в лета, — ты мне и сам расскажешь всё, что знаешь…а то сикир башка, мне это как два пальца об асфальт, веришь – нет?

— Сначала Гваделупу у старого киргиза хряпни!

— Не понял! – начал сердиться Крылатый и слегка надавил на горло мечом.

— Ничего я тебе говорить не стану! А смерти я не боюсь… быть может даже ищу её!

Слова Незнакомца звучали убедительно.

«Псих какой-то…мда…в такой ситуации не шутят, — подумал «ангел-невидимка», — и старик нужен…хм..»

— Ладно! Я вижу ты типа в авторитете – не зассал, значит законы магов знаешь!

— Правильно видишь.

— Есть реальное предложение. Сейчас мы эту бадягу прекращаем и спокойно побазарим, без взаимного мочилова. Ну как, порукам?

— Редко можно встретить достойного собеседника. Я не против.

— Учти! Слово мага нерушимо! Иначе тебе смерть, а мне твоя сила и знания!— сделал акцент Крылатый. В ответ «Черный Плащ» кивнул головой.

Они уселись друг напротив друга за небольшой стол и Незнакомец скинул с себя капюшон.

— Эх нифига себе расклад!! – удивленно вырвалось у Крылатого.

Перед ним сидел, а точнее сидела, девушка и столь прекрасного лика он не видал за всю свою 20-ти летнюю жизнь ни в одном из миров. Девушка смущенно улыбнулась, а ее отягощенных какой-то глубокой печалью глазах, промелькнул огонек.

— Так ты, что? Баба…, ну всмысле… не парень?

— Так уж получилось… ты расстроился?

— Да, вообщем-то нет…., просто я не…

— Тогда может и ты покажешься?

Невидимка не ответил, только чем-то зашуршал и через миг начал проявляться.

«Так! Надо держать себя в руках, — думал он,— нужно оставаться профи. Это конечно ерунда, что у меня не было девушки два года, нужно сосредоточиться на главном, нужен камень! Мне нужен камень! И, видимо, ей нужен камень, но она его у меня не получит, даже если будет предлагать секс! Возвращение домой дороже случайных связей»

— Ну вот теперь мы на равных! – она взглянула на него и опять улыбнулась. Было видно, что он ей тоже понравился.

— Не совсем! Я-то босой!

— Ну это поправимо…

Она поводила указательным пальцем в сторону разбросанных остатков сапог и щелкнула. Обрывки кожи тут же закружились, завертелись и срослись в прежнюю пару.

«Круто! Одним щелчком! Никогда такого не видел…,-восхищался про себя Ангел, — да и сапоги мои любимые, как новые и даже в пору!»

— Да… это фигня! Я и сам так умею – ещё в детстве научился, просто проверял тебя.

— Ага…,— усмехнулась она, — может теперь назовешь себя?

— Знаешь, крошка, мне даже как-то не скромно себя представлять, — начал, с важным видом, Крылатый, откинувшись назад и задрав ногу на ногу, — с моей репутацией и авторитетом, это как-то не по-понятиям. В этом мире меня знают ВСЕ, одно моё имя сеет страх и уважение… для меня нигде нет «закрытых дверей».

— Я заметила…— тихо с усмешкой сказала Незнакомка, покосившись на выбитую дверь, но Крылатый сделал вид, что не слышал этого.

— Ну…я вижу ты не из этих мест и видимо ни слышала обо мне, хотя странно так как я достаточно популярен и в других мирах…

— Затянул волынку. Неужели нельзя просто сказать имя? – снова прошептала она, сделав вид, что поправляет собранные сзади длинные волосы.

— Не стану томить тебя ожиданием. Запомни имя моё! Ибо ты не раз ещё его услышишь и не только в этом мире! Имя моё – ангел первой категории МИЛТ!

Крылатый ожидал на свою тираду ответных эмоций, но их не было, может, конечно они и были, только он никогда об этом не узнает.

— Милт значит Милт, а меня зови Хинда.

Наш герой немного разозлился, видя такую реакцию…вернее никакую.

— Окей, Хинда, харэ бакланить… давай ближе к телу, ну в смысле к делу… Я так понял – тебе нужен философский камень, который всё-таки сделала эта старая задница в углу.

— Ты на редкость догадлив… гений М и л т! — не скрывая ехидства ответила она.

— Вынужден расстроить тебя «красавица» — этот булыжник моя тема, в натуре!

— Ну и чего? Была твоя тема, станет моя! – не отступала Хинда, слегка повышая голос.

— Ты чё такая трудная? Не впитываешь никак? А? Я тебе конкретно говорю – ты камень, реально не получишь! – Милт еле сдерживался, чтобы не перейти на ор.

— А кто мне помешает? Ты что ли? Ха! Да по тебе зона тоскует, урка! В бегах что ли? Золотишка захотел нахаляву? Не получится! Назад, зону пойдешь топтать или как там у вас зеков говорят…

Милт чувствовал, что начинает краснеть от злости, но нарушить слово мага было западло, хотя если очень хочется, то трошку можно…, к тому же наказание за нарушение ему не светило, поскольку он отбывал наказание, но видимо девушка об этом исключении ничего не знала. Он резко и очень быстро махнул кистью, словно карточный шулер, и вот в его пальцах оказался шприц с какой-то мутной гадостью внутри.

— Я ща брызну тебе в глаза кислотой, красавица, и ты камня в натуре не увидишь! Ферштейн?

Он опять блефовал. Кислоты там, конечно же не было. Этот шприц, с чем-то вроде спирта, Крылатый всегда брал с собой. В дороге всякие «друзья» встречаются и он ловко и незаметно мог вколоть зелье в фрукт или прыснуть в чашку – так – ради прикола, чисто поржать над ставшим в стельку пьяным собеседником. А сейчас ему очень хотелось, что б там была кислота, но…

— Ууу! Какой великий и ужасный! Просто сам Гудвин! Сейчас прям пол себя схожу от страха! Только меня и слепую кто-нибудь полюбит, а вот ты уже вряд ли кого-нибудь сможешь удовлетворить своим обрубком…!

Милт почувствовал, как что-то острое и холодное уперлось ему между ног.

«Всё! Пипец! Сгонял, блин, за камушком. Ни камня, не члена! – думал он, — что ж мне теперь придется с Витасом бабьим голосом всю жизнь по кабакам петь…за кружку пива и тухлятину в миске? Но и отступать не по-пацански как-то!»

Ситуация действительно была патовая. Никто не хотел отступать, да и чем бы это всё кончилось – неизвестно, если бы не её Величество Случай. В углу, забытый всеми, зашевелился обосранный алхимик.

— Никто из вас камня не увидит и не получит! – прокряхтел он.

Наши соперники в миг переключились на старика, забыв о конфликте, будто его и вовсе не было. Должно быть никто из них действительно не хотел причинять друг другу маленькие неприятности.

«…А она говорила, что он сдохнит от этих молний, — подумал про себя Митл, — значит тоже блефовала. Во стерва! А я дурак – повелся… ладушки… запомним это!»

— Опа! Старый пердун оклемался! – начал Крылатый, — ну сейчас ты мне всё расскажешь, что да как! Небоись, бить не стану…кости ломать – это не наш метод. Отбивные делать – удел дилетантов! – он многозначительно посмотрел на Хинду, она смущенно отвела взгляд. Милт снял с пояса красный мешочек (обвешался, блин, как смертник…и как он их только не путает…вот, что значит профи) и достал щепотку серой пыли.

— Сейчас всё будет хорошо! Немного прибалдеешь и только! Давно поди не кайфовал? – Крылатый весело подмигнул старику.

— Что это у тебя? – насторожился алхимик.

— То, что доктор прописал! Не ссы засранец! Всё лучше, чем с отрубленной башкой сидеть!

— О, нет, нет! – взмолился старик, — Я догадался….это «пыль истины»!

— Вообще-то… «порошок правды», но мне в принципе до балды, как эта хрень называется – лишь бы действовала!

— Не надо! Прошу! Я чувствую, что это друитский замес! Я от него потом неделю поносить буду, а в мои годы – это большая проблема! Я всё и без него скажу… мне врать нет смысла! – старик с надеждой смотрел на Ангела.

— Гм…— задумался Милт, а может только сделал вид, что задумался, но уж больно ему хотелось показаться благородным перед девушкой, которой он уже итак нравился, — будь по-твоему, а то в натуре с параши не слезешь…и без того всё тут засрал – не продохнуть! Но смотри! Хоть слово соврёшь – будет жопа! Отдам тебя ей на забаву.

Крылатый кивнул в сторону Хинды и зловеще ухмыльнулся.

— Благодарю тебя, Великий Милт! – обрадовался старик.

Ну конечно…наш герой в душе ликовал, ведь он хотел выглядеть в глазах очаровавшей его девушки благородным и великодушным… и ему это удалось! Крылатый повернулся к Хинде и протянул ей под нос щепотку пыли.

— А ты не хочешь попробовать?-и не дожидаясь ответа положил пыль обратно в мешочек, — а вообще… тебе незачем! А то подсядешь на это дело, потом не соскочишь!

Девушка от неожиданности и такой наглости не произнесла ни звука, только удивленно и возмущенно смотрела на него своими большими и прекрасными глазами.

— То, чего вы ищите, у меня нет, — начал алхимик, — но….

— Что «но»! Ты чё гонишь, бомжара старая! – вспылил Милт.

— Не перебивай его пожалуйста, «великий Милт», — спокойно попросила Хинда и слегка коснулась плеча Крылатого, — пусть расскажет всё по-порядку.

Крылатый был доволен более чем. Типа «держите меня все, а то я его порву». Я уж не знаю, подыграла ему она или нет, но эффект был колоссальным.

— Я действительно сделал философский камень, но как только прошли его первые испытания и камень набрал полную силу, оказалось, что превращать всё в золото – его пообоченное действие. Основная способность камня – открывать портал между мирами и тот кто его держит при себе становится неуязвим! – старик выдохнул.

 — Ну и чего? Где камень-то? – торопил его Милт.

— Ну вот. Так получилось, что я случайно открыл портал в мир Бесчерт… и тут же из него выскочила тварь двух метрового роста с красными глазищами и ужас как безобразная….

— Как твоя обосранная задница, — перебил его Крылатый, — я понял…это демон!

— Да нет, Великий Милт! Не демон! – продолжал старик, — демоны герб на груди не носят!

— Ну ладно, ладно…, что дальше-то? – подгоняла его девушка, чтоб разговор не ушел от темы.

— А дальше всё просто…. От неожиданности я выронил камень, он его подхватил и исчез… не успел я опомниться, как вы ворвались ко мне и в общем я….

— И в общем ты первый раз обосрался! – снова перебил его Милт и разочарованно махнул рукой, — одним словом… ты камень про*бал!

Хинда посмотрела на Крылатого с укором и ему стало неловко.

— Не всё так безнадежно, — воспрянул духом алхимик, — если он вам очень нужен, то я могу отправить вас туда, но вернуться вы сможете только при помощи камня.

— Да фуфляндия всё это! Меня то ты никуда отправить не сможешь – я из «сосланных в наказание»!

Обосранный обиженно покачал головой.

— О нет! Вы ошибаетесь, Великий Милт, я знаю кто вы и что!

— Да?! – Крылатый подозрительно прищурился, — ну и что ты обо мне знаешь?

«Ну надо же, — подумал Милт, — а я реально популярен…представляю, что думает она! Хм, хм, сейчас наверняка расскажет пару моих подвигов. Это мне «на крыло», если уж камень просрали, то может, как бонус, её удастся «накрыть крыльями». Девки любят, когда им «свистят» с три короба….и готовы на всё – лишь бы это был герой!»

— Я знаю, что имя твоё Милт и ты Ангел третьей категории из высших миров ангелов, имел в подчинении три легиона ангелов…был разжалован чином и сослан в этот мир в наказание за свои хулиганства, хотя о твоих подвигах и проделках сейчас там легенды слагают… и все юные ангелы хотят походить на тебя. Здесь твои крылья невидимы и ты не можешь летать, как в своем мире, а твоя задача – спец задания «местного» Совета, пока они не сочтут нужным «за заслуги» вернуть тебя домой. Но есть плохая новость, о которой ты не знал, впрочем наверняка догадывался – Совет никогда не вернет тебя назад….

— Почему?!!!

— Потому, что таких «сосланных» у них ещё не было. Ты очень хорош и заслуженно пользуешься большим авторитетом. Все маги и колдуны этого мира, знаю про тебя, многие уважают, а многие ненавидят…., но их заклинания на тебя всё равно не могут действовать из-за крыльев. Друид, который готовит тебе все эти фишки – лучший в своем деле, но и его снадобья в твоих руках приобретают пообочтенный эффект…. И ещё…ты действительно не можешь покинуть этот мир, но я могу открыть для тебя портал в мир Бесчерт так как ещё остался философский порошок (основа камня) – быть может это твой единственный шанс сбежать отсюда и обрести свободу! Ты уж не сердись…., но здесь от тебя за два с небольшим года, все ТАК УСТАЛИ, просто жуть…

— А как насчет нее?

Старик с глубоким почтением посмотрел на Хинду и опустил глаза, видимо стыдясь, что он обосранный и от него вонища на всю комнату, да такая, что глаза режет.

— Вы позволите Ваше Величество? – обратился он к ней не поднимая глаз.

— Не более чем… — спокойно ответила девушка. И вообще по ней не скажешь, что она стоит рядом с дрисней, и что дышать совершенно нечем, словно этот засранец не только обосрался, но продолжает подпёрдывать.

— Её я могу отправить, как и вас Великий Милт – только в одну сторону…, потому что это всего лишь порошок, а не камень.

Надо отдать должное Крылатому, его выдержке, услышав про себя правду и что шансов «заработать» честно на свободу у него нет, что его всего лишь используют в своих целях и вешают сладкую лапшу о возращении домой на которую он ведется, как последний лох. Но беда ещё и в том, что наш герой не помнит ничего из своего мира…— таковы условия наказания – память блокирована, но только самые сильные события и очень смутно могут проявляться в памяти при хрен знает каких условиях. Безусловно, Крылатый знал о блокировки памяти, всё-таки не «первый год замужем», поэтому его интересовало всё, что касалось его прошлого.

— Да задолбал ты уже – великий, великий… будь проще и к тебе люди потянутся, хотя…пока ты срешься, то вряд ли. Короче, Склифосовский, хватит грузить, итак башка ватная от твоей вони – отправляй меня!

Милт сделал паузу и взглянул на Хинду – она как будто чего-то ждала…и он знал, чего.

— Хинда! Ты, пожалуйста, не парься по поводу меня…я не знаю какое ты там Высочество, мне как-то это фиолетово, я простой Ангел, я – Крылатый и скажу просто – по-пацански…— ты со мной? – Милт неожиданно для себя протянул к ней свою руку. Он смотрел ей в глаза и даже не слышал, как она сказала «да», только почувствовал, как что-то стало набухать в его штанах, когда она положила свою ладонь в его. Как будто бы она согласилась выйти за него замуж, а не отправится в опасное путешествие, в мир демонов, чертей и всякого другого дерьма. Определённо, Крылатый запал на неё и даже старый, вонючий алхимик заметил это и был весьма удивлен, поскольку ещё совсем недавно на его глазах они были готовы расчленить друг друга. Да и девушка, пришедшая из высших миров в этот отстой, испытывала к этому безбашенному наглецу и хаму весьма не похожие на дружеские чувства.

Через пол часа Милт и Хинда стояли в каком-то кругу обрисованным дурацкими знаками и всякой такой мутью. Зловонный старик суетился вокруг них со своими пробирками, размазывая обосранной накидкой говно по полу и от этого Крылатому становилось не по-себе. Ангел готов был блевонуть в любой миг и только присутствие девушки удерживало его.

— Блин! Как же это сраньё невыносимо, а! меня сейчас точно стошнит! – Крылатый держался из последних сил. Вонючка не обращал внимания на его реплики, словно дерьмо нюхал только Милт, а все остальные – свежесть альпийских лугов… он продолжал что-то переливать, смешивать и бегать вокруг них, выпуская громкий и продолжительный пердёж, от которого резало в глазах.

— Ты сука старая! – не выдержал Ангел, — ты чё? Хочешь, чтоб мы задохнулись в натуре, а? скоро там?

— О да, Великий Милт! – невозмутимо ответил алхимик, — вот уже и всё!

Обосраный протянул им две пробирки с жидкостью слабо желтого цвета.

— Выпейте это!

— Зачем? – поинтересовалась Хинда, она по-прежнему держалась «на высоте».

— Этот лексир необходим для прохождения по каналу, плюс вы там сможете чувствовать направление к камню.

— А как он хоть выглядит-то? – спохватился Милт.

— Как обычный булыжник…с кулак величиной…пейте же! У вас мало времени!

— Ну конечно! То бегал тут, срал везде – то мало времени…— заворчал Крылатый и сделал глоток, но тут же выплюнул прямо на алхимика, — ты чё, засранец, насрал туда что ли? Я твою сраную блевотину пить не стану!

Девушка остовалась невозмутимой и Милт выдел, как она выпила содержимое пробирки и ни один мускул на её милом лице не дернулся – вот, что значит выдержка! От такого зрелища Крылатому стало ещё хуже и его всё-таки стошнило. Блевотина омыла желтое лицо старика, но он по-моему даже получил удовольствие…

«Извращенец какой-то» — подумал Милт.

Крылатому ничего не оставалось делать, как выпить эту хрень. Мгновенно открылся портал и яркий свет озарил всю комнату….

*******

Лес, в котором они оказались, ничем не отличался от обычного: такой же полумрак, мохнатые ветви елей, влажный мох под ногами…. В общем – жуть…, разве, что воняло какой-то тухлятиной.

— Я, что-то чувствую! – тихим голосом сказала Хинда и насторожившись огляделась по сторонам.

«Конечно чувствуешь! – с ухмылкой думал Милт, — ведь я глажу твою попенцию! И кажется, мой одинокий воин вновь воспрянул духом!»

— Я тоже, что-то чувствую! – поддержал её Крылатый, — и это чувство с каждой секундой становится всё больше…

— Хватит кривляться! И лапать меня перестань….я тебе серьёзно говорю! Иначе в лешего превращу!

— Да ладно тебе…в лешего превращу, — передразнил её Милт, — я думал у нас что-то вроде романтического путешествия!

Но она не слушала его, а резко развернулась. В её руках мелькнул меч и остановился на против какого-то, внезапно появившегося мужика. Мужик, а точнее парень, был явно не в себе: бледно-серый, полупрозрачный с большими темными кругами под глазами и обрывком верёвки, которая элегантно расположилась у него на шее в виде петли. И дураку было понятно, что это местный жмурик.

— Прошу Вас, Ваше Высочество! Не надо! – взмолился парень, уставившись на меч, — я не сделаю Вам ничего плохого!

— Конечно не сделаешь! – усмехнулся Крылатый, — если ты ещё не вьехал, то у меня для тебя плохая новость…— ты зажмурился!

— Я готов служить Вам и помогать! – не обращая внимания на Крылатого, продолжал парень с петлёй на шее.

— Кто ты и что тебе нужно? – не отводя меча спросила Хинда.

— Меня зовут Эрих. Мы все так ждали Вашего прибытия, но не все, мягко говоря, Вам рады. Я знаю, что Вы ищите какой-то камень и готов отвести Вас к нему, поскольку хорошо осведомлен о его местонахождении….но за очень маленькую услугу.

— Э, э, э! Осади паря! Она чё тебе… похожа на девку для оказания услуг? – возмутился Крылатый, а сам подумал, что не отказался бы от ЭТИХ услуг, — а я, чё тебе, типа сутенер?

— Но если Вы откажитесь…,— продолжал Эрих, игнорируя Ангела, словно его нет, — то я всё равно почту за честь сопровождать Вас!

— Так чего ты хочешь, взамен на свою помощь? – девушка отвела меч в сторону.

— Только одного, Ваше Высочество….только одного,— призрак задрожал голосом и было заметно, как заблестели его глаза от накатившихся слез и он с трепетом, будто бы боясь спугнуть что-то, произнес, — …С-С-СВОБОДЫ!

— Отказом я не отвечу, но и согласия пока не дам!

— Мне этого уже достаточно, — заулыбался своей мертветской улыбкой Эрих и начал кланяться, — я готов вывести Вас из этого гиблого леса и отвести к камню, извольте следовать за мной, Ваше Высочество.

— Так! Я не понял! – завозмушался Крылатый, — ты, чмошник полудохлый! Ты чё, меня не слышишь что ли? Или тебе твои глинные мозги вправить?

У парня с петлей на шее задёргались круги под глазами, но он чуть заметно ухмыльнулся и демонстративно отвернулся, приготовясь идти.

— Да он, сука, издевается! – воскликнул Крылатый и потянулся за мечем.

— Успокойся, Милт… не надо. – девушка взяла его за руку и ласково посмотрела в глаза.

— А то что? В лешиго превратишь? – продолжал стебаться Ангел.

— Нет, конечно, — усмехнулась Хинда, — ты нам такой нужен…. Просто, пойми, здесь другой мир и тебя ещё никто не знает.

— Значит, это мудило, сейчас меня узнает!

Девушка удержала руку Крылатого…., да он не очень-то и сопротивлялся. Вообщем, «держите меня все» — дубль два. Хотя надо отдать должное – Хинда прекрасно понимала горячий и вспыльчивый нрав своего спутника и, что, возможно, только она может оказать хоть какое-то влияние на Крылатого.

—  Ладно, хрен с тобой! Сусанин долбанный! Выводи…, а побазарим потом. – крикнул ему в спину Милт, но Эрих, пусть и вздрогнул от неожиданности, а виду не подал.

Они шли по едва заметной трапе меж вековых елей, мохнатых кочек и куч лосиного дерьма. Призрак вел уверенно, словно каждая коряга была ему здесь знакома – Крылатый же, идя последним, скучал. От скуки, Милт сорвал, что-то вроде маленького яблочка и вколол в него 1,5 кубика лексира. Двух укусов хватило, чтоб от этого фрукта не осталось и косточек. Планка у Ангела, конечно не упала, но захмелел он хорошо….

Тропинка вышла на достаточно широкую грунтовую дорогу и Милт поравнялся с Призраком.

— Ну, что душара! Значит ты меня не уважаешь? – пьяненьким голосом с явным ехидством начал Крылатый и хотел похлопать Эриха по спине, но рука проскочила сквозь него и зацепилась за петлю. Видимо это был единственный осязаемый предмет. Призрак захрипел и закашлял, но ничего не сказал. Крылатый ни капелюшки не расстроился на игнор поскольку искренне заинтересовался веревочкой и таким эффектом.

— Как тебя там…Эрох, Эрок?...Ну вообщем, Эрос! Посмотри-ка, Эрос, — пьяный Милт ели сдерживался от смеха, но старался говорить серьезно, — у тебя отличный галстук, только разболтался немного…. Ничего, если подтяну?

И Крылатый затянул петлю. Призрак скорчился, пытаясь полупрозрачными, тощими руками ослабить веревку. Выглядело действительно смешно. Эрих открыл рот, словно задыхался, его бледные слюни текли по подбородку, а круги под глазами энергично задергались. Хинда чуть слышно захихикала и Ангел просто взорвался от смеха!

— Ха – ха – ха! – ржал Крылатый, давно ему не было так прикольно,  — ты что, дохлый? Попер…поперхнулся? Слюньками подавился что ли? Ха – ха – ха!...

Призрак начал потихоньку приходить в себя, но по-прежнему, никак не отвечал. Крылатому это было уже параллельно, главное, что его на «хи-хи» пробило. Да и ржал он так заразительно, что девушка чуть было не захохотала в полный голос. Ангел же не унимался…

— Слышь, дохота! У тебя галстук не от Дольче-Габано, а? Нет?...ха – ха – ха…хи – хи – хи..

Эрих почти оправился. Его круги стали дергаться медленнее, но слюни всё ещё текли изо рта.

— Ладно Эрос, харэ меня смешить! Сейчас серьёзно, без дураков… ты чё вздернулся-то, а?...Подожди…ничего не говори – я попробую угадать! – Милт сделал глупое, задумчивое лицо, давясь от смеха, — жизнь повернулась к тебе жопой, подтерла тобой говно и смыла в толчок…вот так!

Крылатый три раза дернул за веревку, словно смывал унитаз. Призрак снова потянул свои ручонки к шее и начал задыхаться пуще прежнего… упал на колени и его мокрота хлестала, как из прохудившейся трубы. Я не ошибусь, если скажу, что все твари в окрестности проснулись от гогота Милта. Ангел повалился на землю и начал стучать кулаком, сквозь хохот повторяя одно и тоже:

— Я не могу…ха – ха – ха…это цирк какой-то…ха – ха – ха, щас обассусь!!!

Видя всё это, Хинда сама дала волю эмоциям и от души рассмеялась.

— Хва…тит! – прохрипел брызгая слюной Эрих.

— Чего? – задыхаясь от смеха переспросил Крылатый, — я не слышу.

И подтянул Призрака за веревку к себе – тот высунул язык, как загнанная собака, выпучил глаза и забрызгал слюной.

— Я ща обассусь, ща обассусь! – уссывался Ангел.

Хинда от смеха присела на корточки и смутилась, когда случайно писнула.

— Прошу Вас, Великий Милт! До..достаточно. – взмолился призрак.

Через полчаса пути они вышли из леса. Теперь все точки над «и» были расставлены и суицидник отдавал одинаковое почтение обоим. Начало светать и в показавшейся деревни запели петухи.

— У-у-у…мне пора. – грустно заметил Эрих, — но с заходом солнца, я буду с вами…., а вам нужно идти в деревню, только не останавливайтесь в трактире…

— А что? Нас там за бомжей примут, что ли? – перебил его Милт, — я им тогда дом по бревнышку разложу.

— Да нет! Там нормально… и кормежка и ночлег….только вам не надо туда! И, пожалуйста, не спрашивайте меня почему.

— Да ты жути не гони! Разберемся! Надо будет – построим всех с табуретками на подоконнике! – Крылатый был слегка возмущен, — мы! Авторитетные гости…и будем ещё по углам в какой-то хате ныкаться? Щас! Делать нефига!

Призрак ничего не ответил, так как испарился, словно бздёх на сквозняке.

— Ну…— Милт обратился к своей спутнице, — где кости бросим? В старом прогнившем углу в избушке, у какой-нибудь старухи… и будем жрать лук с квасом или в люксе с шикарной кроватью и закажем завтрак в номер?

Хинда, стояла, задумчиво глядя куда-то в деревню и казалось совсем не слушала, что говорил Крылатый. Он понял, что она в полной прострации и чем-то грузится не по-детски.

— Короче! Ты как хочешь, а я уже жрать хочу, спасу нет… и жрать хочу, и… вообщем, я пошел в трактир!

— Подожди… я с тобой… — с неизменной задумчивостью, отозвалась она – должен же кто-то прикрыть твою симпатичную задницу, если что!

— О! Что я слышу! – Крылатый расплылся в улыбке, — Давай крошка! Давно жду этого! Надеюсь своими ладошками?

Милт игриво прищурился.

— Хам!

— Да! Ну и что! Зато с крыльями!

Дорога, змейкой уводила их через поле в хрен знает какую деревню, где уже видимо проснулись все… включая пьяниц и бомжей. В общем-то, деревня походила больше на поселок. Даже была главная улица вымощенная камнем, но она была засрана от начала до конца, так как каждый житель считал своим долгом насрать на ней….а дворники забили хрен на это, ссылаясь на то, что фекалии за всеми они убирать не подписывались, хотя сами срали не хуже остальных.

Всю дорогу Милт, как мог кокетничал с Хиндой, пытаясь добиться близости на которую рассчитывал в трактире, но она не поддавалась его двусмысленным фразам…. В прочим и категоричной в отказе не была и это заводило Крылатого ещё больше. Им приходилось пару раз останавливаться, так как «одинокий воин» просыпался и мешал нормально идти. За такими разговорами о высокой материи, они вышли на главную улицу – в конце которой расположился трех этажный трактир. Солнце уже светило во всю и наши путники смогли оценить весь срач этой вымощенной улицы, как ни странно, но людей на ней почти не было. Крылатый цокал своими серебряными подковками на каблуках и брезгливо разглядывал лежащее вокруг дерьмо, которое «таяло» в лучах солнца и невыносимо воняло.

— Ну надо же! Всю улицу обосрали! – удивлялся, морщась, Крылатый, — что за люди, а? Обосранцы какие-то!

Цоканье подковок спугнуло какого-то дебила, который уже насрал на улице и хотел было жопу вытереть, но оглянувшись, впопыхах натянул штаны и был явно расстроен этим.

— Ты чё делаешь…мудило! Совсем страх потерял! – крикнул ему Милт, но засранец поспешил скрыться в ближайшем переулке, что-то бормоча себе под нос.

— Во сука конченная! – буркнул Ангел.

Худо-бедно, они дошли до «местного отеля». Зайдя в трактир Крылатый первым делом вытер сапог о спину наркомана, который мирно спал на полу под солом свернувшись калачиком. Говно в которое наступил Крылатый было совсем свежее и на самом пороге и это ещё больше испортило ему настроение. За стойкой никого не было, лишь в дальнем углу за столиком сидели какие-то парни, толи мужики, толи это были местные бандиты, толи пьянь – Милт не разглядел… да ему в принципе было пофигу.

— Э! Синяки! Смотрящий кто? – крикнул им Ангел с явно выраженном недовольством в голосе. Ему никто не ответил.

— Вы чё там! Языки в жопу засунули? Старший, спрашиваю, кто?

Из-за стола поднялся мужик с видимыми проблемами позвоночника и направился за стойку.

— У нас Смотрящих и Старших нет…. – тихим и совсем не радостным голосом ответил он, почувствовав своим трактирским чутьем возможные проблемы.

— Слышь, Сутулый, а ты кто? – спросил Милт и Хиндой подошел к стойке.

— Я? – как-то растерянно отозвался Сутулый, видимо его так раньше никто не обзывал.

— Ты чё, в зеркало себя не видел? Других кваземод здесь пока нет!

Сутулый знал, что Кваземода – это чмошный, уродливый горбун и обиделся ещё больше, но возражать не осмелился.

— Я – управляющий. Что господа желают?

— Господа желают нормальную комнату и нормальную жрачку! Окей?

— Сначала стакан воды! – вставила слово Хинда.

Кваземода молча, но недовольно налил в две деревянные чаши воды и подал гостям.

— Слышь, Сутулый, вообще-то новое поколение выбирает пепси! – глядя на воду, сделал ему замечание Ангел.

Управляющий уставился на Крылатого, словно тот ему страшную тайну открыл и не знал что ответить.

— Ладно, чучело горбатое….не грузись! – Милт подул на воду и сделал глоток, потом хлопнул по-дружески Сутулого по плечу, — короче, Квазя, как насчет комнаты?

Управляющий протянул ключ.

— Второй этаж, направо, номер три….комната большая, светлая, белье чистое! – словно скороговоркой оттарабанил он.

— И пожрать нам что-нибудь по приличней. Через часок! Окей?

— Окей… — промямлил Сутулый, но совершенно не понимая этого слова.

….Они проспали весь день и даже не притронулись к паршивенькой, но сносной еде, которую им принесли без замедления. Проснулись наши путешественники одновременно, когда солнце заходило за горизонт. Милт с приятным удивлением обнаружил прижавшуюся к нему Хинду и не удержался от вопроса.

— Оу! Кажется между нами, что-то было, а?

— Может быть… — игристо отозвалась она и потянувшись встала.

— Странно…, но почему я этого не помню?!

Потом он проверил своего «друга» и с разочарованием понял, что его подкололи.

— Жаль! А могло бы быть даже очень не плохо… — грустно подъитожил Крылатый.

— Ладно тебе… перестань, — заулыбалась девушка, — давай-ка лучше поедим.

Хинда щелкнула пальцем над подносом с едой и его тут же объяли маленькие электрические разряды.

— Что ты делаешь? – заинтересовался Ангел.

— Да так…ничего!...ну вот – готово! Теперь разогрелось и можно есть.

— А! Типа, как в микроволновке, что ли? – догадался он.

— Нуда… типа как…

Крылатый налил чашу вина и протянул ее Хинде, но она не успела её взять, так как чаша вылетела из руки Милта и с силой ударилась о стену, словно её кто-то выбил.

— Не хрена себе!...— только и смог сказать Ангел.

Тут же появился Эрих и был чрезвычайно взволнован.

— Нет! Ни пейте и не ешьте… здесь всё отравлено, — запыхавшимся голосом, ели слышно произнес он, — я едва успел…так и думал, что вы всё таки пойдете сюда…так и думал.

— Молодец, Дохлых! Не ожидал! – уважительно похвалил его Крылатый, — я всё оценил!

— Прошу, Вас…тише! – не успокаивался Призрак.

— Почему тише? – шепотом спросила девушка.

— Понимаете…меня здесь видите и слышите только вы, потому что вы из другого мира, но вас подслушивают за дверью….

Крылатый был хоть и отпетым хулиганом, но всё понял правильно. Он захрипел, как будто бы отравился и на цыпочках подошел к двери. Ещё одна выбитая с петель дверь пополнила его коллекцию, под ней оказался какой-то хмырь с разбитой в кашу харей.

— Во суки, чё делают! Во твари! Ну всё, Сутулый…вешайся! – возмущался Ангел, — Хинда, возьми этот порошок и посыпь им жрачку… это антияд, а я сейчас вернусь…, мне тут надо кое-что сделать.

Милт дал ей маленький мешочек и ушел вниз разминая кулаки. Хинда посыпала еду порошком и собрала всё в мешок.

— Ваше Высочество, нам бы поторопиться…здесь не безопасно оставаться! – залепетал Призрак.

— Знаю…Сейчас Милт пар выпустит и уходим. Кстати, Эрих, нам лошади нужны…., подумай, где взять можно.

— Да, да, да…— задумался Дохлый, — да, я понимаю….А! Знаю, где! Тут не далеко….

Внизу царил шум и гам. Наркоманы, местные проститутки и просто шалавы, бандиты и всякая пьянь – все были здесь, все столики и темные углы были заняты… в общем бардак ужасный. За стойкой стоял Сутулый и весело отпускал самогон и наркоту. Он был так увлечен, что не заметил, как Крылатый оказался рядом… Легкое удивление и испуг тут же сменились услужливой улыбкой. Милт засмеялся в предвкушении трёпки – Сутулый не понимая в чем дело, подхалимски тоже засмеялся.

— Это не твой Золотой валяется? Не ты, случайно, уронил? – не переставая улыбаться, спросил Крылатый и указал Сутулому под ноги.

— Я! – остро ответил тот и опустил голову, — Моё! Где?

Разводка простая и старя, но сработала отменно и Сутулый это понял слишком поздно. Не успел он поднять свою жирную харю, как мощный удар в зубы лишил его равновесия и четырех гнилых зубов. Сутулый перелетел через стойку и грохнулся об стол, где сидели наркоши.

— Во нас торкнуло! Может и мы сейчас взлетим? – сказал кто-то из них.

Один прыжок и Ангел оказался возле управляющего – тот харкал кровью и пытался подняться….Крылатый помог ему. Хороший удар с правой ноги и Сутулый вылетел в дверь на улицу, приложившись в свежую кучу говна. Милт осмотрел зал…, все тут же сделали вид, что ничего не происходит и занялись прежним весельем.

Три удара в живот заставили Сутулого отрыгнуть дерьмом, в которое он уткнулся и почему-то теперь ему совсем не хотелось подниматься.

— Я говорил тебе, сука, дерьмо будешь жрать! – рявкнул на него Милт, — чтоб к моему возвращению вся улица была чистая, иначе тебе пиз**ц!

Крылатый хотел ещё что-то сказать, но в этот миг из окна его комнаты, разбив окно, вылетел стул.

— Хинда!!! – тревожно вырвалось у него. Пуля летит медленнее, чем наш Крылатый, он не понял и сам, как оказался на подоконнике разбитого окна. Кроме Эриха и Хинды в комнате были ещё два громилы.

«Демоны!» — подумал Ангел и не ошибся. Одного, Хинда сбила с ног и пыталась ударить своим клинком – второй, занес над ее спиной длинный, кривой кинжал, а Призрак пытался удержать его руку, но силы оставляли его. Едва Дохлый ослабил свой захват, как отрубленная рука с кинжалом упала на пол, второй молниеносный удар…и голова с оскаленной пастью отлетела в угол. Крылатый был быстр и точен. Ещё один выпад и он пронзил сердце другого демона – Хинда тут же отсекла ему голову.

— А вы, я гляжу, развлекаетесь тут без меня?! – совсем без отдышки спросил Милт, — Откуда они взялись-то?

— Оттуда! – сказал растерянно Призрак, указывая на потолок, где красовалась дыра, — Никогда не видел, чтоб так быстро мечем работали!

— Ты много чего не видел!

— Где тебя носит? – возмущенно спросила Хинда,— Меня чуть не убили, пока ты там развлекался….если бы не Эрих….

Глаза её наполнились слезами, а у Крылатого защемило сердце и в этот момент ему показалось, что он её уже видел где-то раньше, может в своих снах, и так же у него щемило сердце от ее «намокших» глаз, и от осознания того, что мог её потерять. Ангел смотрел на неё не моргая своими голубовато – серыми глазами, словно прибывая в двух мирах одновременно и губы его прошептали:

— Я никогда тебя не оставлю….! Я всегда буду рядом, обещаю….!

Девушка смотрела на него, но уже как-то по-особенному и как будто, что-то хотела ответить, но не могла…..

Она что-то хотела, но не могла сказать…он же не понимал, что с ними происходит….вообщем полная непонятка у обоих.

(продолжение следует)....



© Крылатый, 2010

Опубликовано 11.08.2010. Просмотров: 438.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества