творческий портал




Авторы >> Аля Лета


Забвение. История одной смерти.

Пролог.

Я всего лишь жду. Каждый навестит меня, каждый, кому хватит смелости признать это. Я последняя нить с прошлым и единственное возможное будущее.

Я помню многое. Почти все, что когда-либо долетало до моих ушей, все, что когда-либо было произнесено и сокрыто. Это тяжкая ноша, и, поверьте, очень часто я ненавижу свою судьбу….

Каково это, знать чужое горе? Чувствовать чужую боль?

Но у меня нет совести. Нет чувств. Нет шанса выбраться из этой лужи и когда-либо взглянуть на свет.

Мои гости всегда слишком напуганы, чтобы слушать то, что я могу им рассказать.

А я всегда слишком поспешна, чтобы вникать в потоки их затуманенных сознаний.

Единственный совет, который никогда не слушают : прислушайтесь.

1. Последняя песня.

Я спою для тебя прощание, вечности к юности,

Я спою для тебя отдельный любовный сонет.

Пусть никто не узнает, как небо от радуги хмурится

И что в мире счастливее ночи — никого нет.

Я спою для тебя подкову, удачу дарую тебе.

Я спою для тебя освобожденье от рабства….

Сколько беглых терялось в этой проклятой воде?

Сколько вольных взошло на престол нашего царства?

Я спою для тебя последнюю песню, про жизнь...

Как закончится флейта и стихнет мелодия света,

Отхлебни от бокала вина и остановись...

Пусть последний твой миг отчеканится в памяти

//Лета.

Глава 1.

Я бежала и бежала, пока ночь не окутала меня, не оставив и крупицы света. До сознания не долетало простое и такое очевидное чувство – горе. Как можно осознать потерю жизни? Ты дышишь, сердце бьется, вены несут твою кровь, в голове роятся мысли, но все пролетает мимо тебя, мимо твоей маленькой дверцы, откуда глядит напуганная девочка, нервно слушающая шаги безумия. Я была бы не против, сию же секунду ,сойти с ума, уйти в мир, где нет боли и смерти, где невозможно дышать, потеряв единственную нить с реальностью.

Его нет…. Его больше нет….. он никогда не вернется ко мне, никогда больше….никогда я не смогу насладиться его взглядом…. Одеть только ради него, красивое свадебное платье….и только ему одному прошептать – да….

Его больше нет…..

В сознании билась жилка непонимания. Почему я здесь? Почему Я ЕЩЕ ЕСТЬ…. Когда больше незачем идти…..я бегу… бегу без оглядки, мимо пустых улиц, мертвых глазниц неба. Кажется, оно тоже уже знает великую тайну – его больше нет.

Впервые, только сейчас я люто ненавидела снег…. Он окружал меня, сбивал с ног, не давая и секунды отдышаться, прийти в себя.

Желание быть с ним было сейчас сильнее всего. Одно-единственное счастье, такое недостижимое для живущих….

2. Безлюдные улицы

Безлюдные улицы бледной столицы,

Как своевременно рушатся замки,

И по следам белой волчицы

Мчатся, уже не свои, атаманки.

Не захотелось вернуться на волю,

Просто случилось желанье не сдаться,

Этой зимой, только этой зимою,

Я не хочу никуда возвращаться.

Бледные россыпи бледных снежинок,

От окружения взявшие знамя.

Я не кружилась, давно не кружилась,

В этой неправде алого платья.

Дай мне зарок не пугаться напрасно,

Белые волки смелее обычных,

Я не приду к тебе, пока так опасно,

Быть непохожим на бледные лица...

Ночь. В это время только ленивый не думает о смерти, покое, тишине, мире, войне, счастье, горе, любви….

Это время, когда все тайное, все сокрытое в необъятных мирах твоего подсознания, упрямо лезет наружу, не давая увидеть истинный смысл ночи – уединение….

Зов одиночества слишком силен в нас, чтобы придавать ему особое значение. Мы всегда жаждем общения, как можно больше, дольше, глубже утопая в чужих думах, сомнениях, воспоминаниях.

Когда ты уходишь, остается лишь отзвук твоих разговоров, мыслей, души.

Ночь разрывает тебя на крупицы, на мысли, на ощущения, на боль. Нет возможности справиться с ее напором, с ее силой, с ее всерешающей, обезоруживающей простотой.

Все слишком просто.

Просто я. Просто он. Просто жизнь. Просто смерть. Просто невозможно поверить в опустошающую кривизну зеркала.

3. Ночью

Ночью стучатся в окна мысли и облака,

Воют, как будто волки, чувства и ветра,

Переплывают стаи призрачный горизонт,

Кот, иногда икая, ловит как мышку сон,

Кто-то не спит и плачет, горько казнит любовь,

Или за неудачу пьет вино вновь и вновь.

Ночью бывает страшно, и иногда всерьез

Кажется, будто спавший – тоже что-то привнес,

И говорят с рекою в небе звезды куски.

Может и мы с тобой – лишь голоса в тиши?

Глава 2

Боги забыли о нас.

Перестали считать своими детьми.

Отдали на поруки судьбе.

С этим не смириться.

Я могу спать. Это осознание пришло внезапно, посреди улицы, когда глаза сомкнулись, руки опустились и под щекой оказалось что-то твердое, мокрое и холодное. Все кружилось во мне, вокруг меня, вместе со мной. Калейдоскоп вращался и вращался, вскоре я перестала различать очертания проносившихся объектов. Потом перестала даже пытаться понять, что происходит, отдавшись на все сто этому неспокойствию.

Я брела вдоль леса, чаща смыкалась не пропуская свет. Чувство потерянности леденило сердце, которое больше не билось. Где-то впереди ждал ты, я чувствовала это. Это единственное, что я чувствовала. Это и направление пути – к тебе.

Откуда-то послышалась мелодия. Это ты звал меня.

Я очнулась в больнице, мои руки были перебинтованы, пальцы болели, глаза тоже болели от яркого света. Все вокруг было слишком белым. Белый – цвет траура. Они тоже уже знают – мир скоро перестанет вращаться, погибла единственная ось, удерживающая его в равновесии.

Нестерпимо болело тело, значит я еще жива, как не хотелось в это верить….

4. Стены

В моих снах стали частыми гостями стены,

Они движутся ровно по центру, ко мне.

Оглушают кровавые взрывы сирены,

Утопает зов плачем в белёсой волне….

Опускаются руки с тяжелыми венами,

Там пульсируют звуки, рожденные полночью.

Я сижу посреди, окруженная стенами,

И давлюсь своей пережеванной горечью.

По проходам, что тайными тропами венчаны,

Мы плутаем по жизненным вещим глазам.

Как узнать то единое, верное, вечное,

Что спасет нас и силы даст нашим Богам?

Опускаются руки с тяжелыми венами,

Там пульсируют звуки, рожденные полночью.

Я сижу посреди, окруженная стенами,

И давлюсь своей пережеванной горечью.

Музой льется волна, освященная лилией,

Так звучит отторжение внешних миров.

Переходим за грань, за тончайшую линию,

Позабыв, что нету пути вдоль облаков.

5. Черный свет

В повидавшие все виды вёсен

И распахнутые настежь без плюша

Я смотрю в эти окна ночью

И пытаюсь увидеть души.

А мне видятся осколки стекла,

Что вчера твою кожу пороли,

И те вскрики и те слова,

Что говорили рожи.

П. И мне видится черный свет

Что тебе солнцем вдруг стало.

Что в свои восемнадцать лет

Верить свету ты – перестала.

А я вижу твои глаза

Что зеленым светили, усталым,

Что когда-то, когда жила –

Веселились и танцевали.

А я вижу твоё плечо,

Что едва ли достигло места,

И ты грезишь, где горячо –

Априори не будет тесно.

П.Твои девственные мечты

Этот черный свет не уносит,

Этот нож не режет, не рвет,

Это просто память, без тела…

Черное заполнило меня до краев, я не чувствовала больше потребности быть белой. Сон наваливался на меня удушающе, будто и сам хотел того же, чего и я – чтобы меня не стало.

Окна больничной палаты выходили во двор детского сада.

Боль пронзила меня расплавленным железом. Воспоминания полились рекой, будто пытаясь заполнить образовавшуюся от его смерти пустоту.

Картинки завертелись, запрыгали, заплясали перед глазами : вот наша первая встреча, он подходит ко мне и улыбается, тогда я пропала в его глазах. Вот наш первый поцелуй, я до сих пор помню его вкус – сладко банановый. Вот он делает мне предложение, это выше седьмого неба, мы планируем свадьбу, мое красное платье, его белый костюм, долго спорим, какие цветы должны быть, вот он примирительно целует меня в нос, и я соглашаюсь на лилии….

А вот машина, мы едем с места, выбранного для церемонии на открытом воздухе, шоссе, машины, фары……

Я не знала, что было в действительности, а что моя память приурочила к его смерти…. Все ли было так?

Хорошо. Плохо. Понятия слились для меня в единую полосу, не было никаких признаков различия. Даже полоски между памятью и сном. Все стерлось…

6. Память эхо

Когда сны сливаются в реальность,

И память приукрашивает будни,

Я просила якобы случайно,

Пусть в жизнь будет все, как будет.

Пускай не спрашивают у меня совета,

Как поступить в последнее решенье.

Я отошла, сняла с себя заветы,

И больше не участвую в сраженьях.

Когда откуда-то вдруг приходили фразы,

Так точно отражающие мысли,

Я не стесняясь, выходила сразу

Из всех, таких знакомых, чисел.

Я больше не была ни человеком,

Ни белым волком, даже ни тигрицей,

Я предлагала памяти  —смирится,

И оставаться в моей жизни эхом.

Глава 3.

Я крутился в водовороте красной реки. Она звала меня. Нимфа.

Я не спешил просыпаться, во сне было слишком хорошо, слишком спокойно, слишком тихо.

Но пришлось открывать глаза и возвращаться в мир, который я уже было покинул.

Понимание приходило ко мне смутно. Вокруг были провода, провода, провода и еще парочка проводов. Дыхание отдавалось болью в пальцах ног. Руки жгло. Будто по венам тек яд. Все это было во сне. А хотелось в явь, к той, которая так долго звала меня…

7. Я помню

Я помню, чувствовал боль, но давно позабыл – когда,

Я знаю, был кто-то Свой, но теперь внутри холода,

Я верил в святую страсть и непрекратимую скорбь,

Но, мне дали упасть, и теперь я навечно – твой.

Я чувствовал, что лечу и в небе парил без крыл,

Но умерли стаи чувств, когда путь к тебе позабыл.

Бывало не раз не встать, от едкого крика в ночь,

Как страшно теперь признавать— никто мне не смог помочь.

Я был одинок в кругу своих одичавших друзей.

Они верили, что я лгу, когда я ходил по земле,

Они знали, что я упаду, и позволили мне упасть,

Когда я свой путь пройду, никто не станет вспоминать:

Что я чувствовал боль и ложь, когда открывал глаза,

Что я чувствовал каждую дрожь, каждого подлеца,

Что отныне неясен путь, помыслы и слова,

Что прошлого не вернуть, когда закрываешь глаза,

Что бывает слез не сдержать, когда разожмется рука,

И сил не найти-закричать, когда ты очень нужна,

Что жизнь утомит на дне, или к звезде возведет,

Что будет еще – больней, но и это тоже пройдет.

Боль растворялась во мне, стекаясь со всех сторон. Как будто я огромный магнит, притягивающий ощущения. Безысходность, холод, раскаяние, растерянность, ненависть. Я умер и попал в ад. Он терзал меня, жарил изнутри.

Я чувствовал что-то еще, необъяснимо мое – потребность защитить Её от нее же самой. Мысли спутались паутиной, и невозможно было понять, что есть память, я и окружающее.

8. Им Пат

Слишком мертвый, чтобы любить.

По стопам уходя от реальности,

Вероломностью святость избить,

Выжигая на памяти клятвености.

Прожигая остатками век

Нарисованные святилища,

Принуждая давать обет.

Принуждая, отпетой низостью.

Слишком жаркий, чтобы дышать...

Воздух плавился едкой известью.

Клятвы, жернова и алтарь.

Ночь единожды с ветра вырвется.

По тропам, по отвесным дорогам,

По нехоженым облакам,

По таким же как ты, уБогим,

Проходить, рождая охран…

Прореветь до края и выше,

Что нет сил больше ждать отступных.

Я все слышу….я все слышу…,

Даже уши руками прикрыв.

Глава 4.

Я проснулась на холодном, продуваемом со всех сторон пространстве. Ветер злился и кидал в лицо, как упреки, комья страха. Я стояла на крыше, укутавшись в растянувшуюся ночную рубашку. Она не спасала. Врядли что-то сейчас могло спасти меня. Воспоминания лезли в голову и душу, и не было ни единой возможности остановить поток бессвязности, извергаемой сознанием. Я вспоминала тебя, как будто ты стоял рядом. Чудесный голос, грубый, любимый, любящий. Вспомнила, как смеялась, когда ты щекотал мои лодыжки, как ты закатывал глаза, притворяясь, что моя игра достала тебя, а потом с новой силой кидался на меня, нежно целовал в лоб и приговаривал « как же я люблю тебя, Не». Ты был рядом со мной.

9. На этой очертевшей высоте

Я расхожусь с душой посередине:

Она наверх, а я наверно, вниз.

Я видела во сне свои картины,

Я видела и плакала

Повис

Над городом мой оголтелый голос,

Срывалось с виселиц, и падало, смеясь,

Моё дыхание, из памяти всё стерлось.

Неотвратимо я в любви клялась

Другому.

Я медленно курила до ногтей,

Не отрываясь путала сознанье,

Томилась пустотой несозерцанья

На этой очертевшей высоте.

Я куталась в свои воспоминания,

Как в теплый, тусклый почерневший шарф,

И как бродячий лес во мне стучал

Твой призрак награжденный осязанием.

В зелено-золотистом ноябре

Во мне одно желание забилось:

Лететь, как будто ничего и не случилось.

Душа то вниз, а я, надеюсь, вверх.

Иногда во сне ты отчетливо понимаешь, что спишь и воспринимаешь все со стороны зрителя.

Это был не тот сон. Я лежала на земле, уткнувшись в корни гигантского дерева, которое старалось укрыть меня своей кроной. Из коры доносились постукивания. Ты звал меня?

Весь мой мир сосредоточился на тебе. Кроме тебя и не существует ничего. Только ты и дерево. И я.

Я одна.

10. Разные стороны

Нет, мы упали не с разных планет,

И не с разных путей мы сошли.

Просто мы отказались выйти на свет,

Очутившись в царстве полнейшей тьмы.

Нет, мы не с разного качества дней,

И отнюдь не с одной глубины.

Просто я очутилась немного скорей,

Там, где совсем нет высоты.

Пр

Мы у разных деревьев

нашли по приюту,

И сидели, дожидаясь войны.

Мы вместе/отдельно

переживали свою смуту,

Мы сошлись с противоположных сторон стены.

Нет ,ты не меньше меня любил,

Но и я не любила больше.

Просто среди этой тупой весны

Я ждала тебя чуть дольше.

Мы у разных деревьев нашлись

И дожидались войны.

Мы просто с тобою сошлись

с разных сторон стены.

Нет ,ты не меньше меня любил,

Но и я не любила больше.

Просто среди этой тупой весны

Я ждала тебя дольше.

Я хочу изменить все, вернуть все на свои места. Он должен быть со мной. Живой. Любимый. Он должен быть моим мужем. Я должна успеть стать его женой, иначе вся жизнь моя прошлая— ничтожно. Неважно. Бессмысленно.

11. Гулять.

Гулять по пересеченным сплошным

Опасно и необычайно интересно,

Во всех страхах обвинять Земных,

Разбивающих лбы безверно.

Сотни судеб прожить зазря,

Верить в непререкаемость казни,

Полюбить как сейчас, вчера —

И всю жизнь на миг переправить.

Рассказать, как с золой ушли,

И как возвратились с маем,

Как меня духи ворожили

И потом – не отпускали,

Как мне стали ветра – чужими,

Как я снилась себе – отпетой,

И что самое страшное в жизни –

Умереть не твоей невестой.

Моя любовь – это камень на шее. Ее невозможно не замечать. Нереально сбросить. Я боюсь отпустить тебя. Боюсь не успеть в последний раз сказать, как сильно люблю и как много для меня значишь ты. Наш мир. Он всегда будет жить во мне.

12. Приступ

С каждым днем все сложней не плакать ,

Расставаясь ,отпускать к чужим,

Наша жизнь так сухо зачавкала,

Подавившись из нас одним.

Этот страх, оказаться в болоте

Нас тревожил и жег по краям,

Мы так долго пытались вырваться

Из кольца отупевших ям.

Проходя под наваленным снегом,

Мы искали следы своих,

Сколько бы нас не было —

Мы всегда были одни.

С каждым днем все труднее не плакать

И отпускать тебя к чужим.

Извини, видно эта слякоть

Все же приступ любви.

Как больно было осознавать, что все случилось в твоей жизни не зря. Что все произошло зачем-то. Я встретила тебя и сердце остановилось от осознания – вот она, истинная жизнь.

13. Не могли..

Не могли мы, когда горячо – греться,

Не получалось врать своему небу.

Я отучала рядом с тобой становиться сердце,

Только теперь оно роняет кроваво слезу.

Мы не могли как дети, идти на войну:

Дети играют в войнушки, а не убивают.

Если достанешь звезду, хотя бы одну,

Отпусти ее на свободу – пусть полетает.

Не получалось у нас как всегда.

Мы ненормальные в разные формулы слова:

Я – потому что совсем не така-я

Ты— потому что остался со мно-ю……

Я хочу быть с тобой. Даже если это значит— совсем не быть. Мне важно, чтобы ты был рядом. Чтобы зеркала выровняли мою жизнь, чтобы жизнь перестала давить на меня своей тяжестью. Чтобы мы с тобой снова стали одним целым. Отражением друг друга.

14. Тишина

Пусть тишина раздавит эти стены,

Уж слишком много в нитях пустоты,

Пускай на берег наползает столько пены,

Чтоб захлебнуться можно было. Как и ты.

Пусть берег волнами объят, как белым снегом,

Пусть снова будет это слово «мы»,

Пусть никогда не будет больше белым

То, что когда то было золотым,

Пусть нож не будет остр, как бритва,

Как будто заточили наубой,

Пускай с окном проигранная битва

Не станет никогда моей мольбой.

И крик пронзит мое воображенье.

И разобьет осколками мечты.

Ты станешь – словно в небе отраженье.

Я— отраженьем в озере— как ты.

29.03.2007.

Ты— все что у меня было. Без тебя каждая секунда теряет свою значимость. Это просто бесцельно прошедший шаг на пути к вечности с тобой.

Я знаю, что сможет приблизить меня к тебе и на этот раз. Совершенно точно я смогу быть с тобой без угрызений совести, потому что мы будем в одном мире.

15. Меня обокрали

Меня обокрали на королевство.

Ночью весь свет угодил в полутьму.

Перетасовка – это не честно.

Хотя, смерть— не честнее, я вам скажу.

Утром очнулась, весь свет под замком,

Кажется, ветры таскали их ночью.

Перебирались мы с чайкой, ползком.

Пленное лето….пленная осень.….

Меня обокрали на королевство….

Вернули б хотя бы корону мою.

Принцесса-нищенка….это не честно…

Скала, платье в дребезги….

Смотрите – лечу!

Глава 5.

Я жив. Это не дает мне покоя. Я выжил и снова могу дышать, любить, жалеть, чувствовать. Ждать. Она обязательно придет, должна прийти иначе моя борьба теряет весь смысл.

16. Как странно

Как странно быть отчаянно живым,

И в этом мертвом мире вдыхать смолы.

Как знать, быть может ,миг неповторим,

Мы разобьемся о скалу, как будто волны….

Как странно, ослепительно звеня,

В душе рождаются неуловимо ноты.

И все-таки стараются принять,

Того, кто предпочел быть одиноким.

Как странно озадаченным собой

Со стороны нелепо восхищаться.

Снимите черные повязки, я живой.

Или пытаюсь таковым казаться.

Эпилог.

Я жду тебя, любимый, 23 облако, три раза позвонить…

17. Оперенье

Раскрывай мои крылья

Ты видишь, теперь – чернее,

Белой быть мне видимо не хватило счастья…

Я когда-то была малюткой,

Только смелее.

Отучилась листать твои сны и раскладывать карты.

По обычаям веровать вещим,

И украдкой искать словами

Каждый знак выводить, будто мир весь на кону.

Я укроюсь твоим,

И уйду в этот мир с головами…

Пусть там много воды, но не бойся, я не утону.

Будто все растворилось,

Ты видел, такое случалось.

Переводя свой дух в иное меренье,

Стань на час моим сном,

Я тебе обещаю

Постараюсь к твоему возвращенью осветлить оперенье

Когда-то мы были безмерно счастливы. Глотали счастье, не запивая, поскорее, насладиться следующим мгновением. Но текущее мгновение всегда и есть то следующее, которого ты ждал секунду назад. Мы слишком спешим в завтра, забывая о том, что сегодня еще может принести нам нечто хорошее.

Я не ценила его. Я слишком думала о себе, чтобы понять, насколько тяжело ему было не покидать меня. И как, оказывается, я легко оставила его.

Угрызения совести будут мучить меня всегда. Даже в другом мире я помню, что заставила его страдать. И никто не сможет отнять это у меня. Никто.

***

18. Теперь помолчим

Мокрыми лужами вышит берег луны

Перевернулся на бок мой последний восход

Только подумать – я когда —то не знала, есть ты

Если представить – сжимается сердце у ног…

Рваными ранами расходятся где-то мосты,

Нежно скулит недомученой старой дворнягой.

Я и не представляла, что есть в Мире – ты,

Собакой лаяла и любовь отвергала…

Золотом стелется гладкость озерной тиши,

Где-то вдали отпевает меня птичий хор.

Знаю, что есть ты на свете, теперь помолчим.

Всё что мы скажем друг другу – вздор.

Переливается в выси печальная ночь,

Солнце устало и катится прочь от земли..

Ты теперь знаешь, чем мне можно помочь –

Просто однажды ко мне в тишине подойди.




От автора: Это Первый вариант моего альбома "Забвение" с эпиграфами из моей будущей повести. Почти все стихи, представленные здесь - песни.


© Аля Лета, 2010

Опубликовано 22.07.2010. Просмотров: 389.


назад наверх


   назад наверх

  Тематические ссылки
© 2005-2012 Мир Вашего Творчества